ПО­ВЕРЬ МНЕ еще раз

Од­на­ж­ды под­дав­шись ми­нут­ной сла­бо­сти, я стал тем, ко­го об­ма­ну­тые жен­щи­ны вполне за­слу­жен­но на­зы­ва­ют коз­ла­ми... И по­де­лом

Vdvojem - - Право -

Ядол­го му­чил­ся, не знал, как при­знать­ся, что из­ме­нил жене: кон­спи­ра­ция и про­чее при­твор­ство не для ме­ня. На­ко­нец на­брал­ся сме­ло­сти и ска­зал. — Как ты мог! — кри­ча­ла Люда. — Ты же клял­ся! Я слу­шал ее и ду­мал: «Так мне и на­до, иди­о­ту, по­лу­чаю по за­слу­гам». Люд­ми­ла кри­ча­ла и пла­ка­ла, из сво­ей ком­на­ты при­бе­жа­ли де­ти. Сла­вик спро­сил: — Па­па, что с ма­мой? А ма­лень­кая По­ли­на про­сто за­пла­ка­ла, и я под­хва­тил ее на ру­ки. — Не смей при­ка­сать­ся к ре­бен­ку! — про­кри­ча­ла су­пру­га. — Мы се­го­дня же ухо­дим от те­бя! Она схва­ти­ла со сто­ла стеклянную ва­зу и швыр­ну­ла ее на пол. Оскол­ки так и брыз­ну­ли во все сто­ро­ны, а Люда рух­ну­ла в крес­ло и за­ры­да­ла еще силь­нее. Тут уже и сын пе­ре­пу­гал­ся. Я увел де­тей об­рат­но в ком­на­ту, тяж­ко вздох­нул: — Сла­вик, по­си­ди с сест­рой, по­жа­луй­ста. Ма­ма по­том успо­ко­ит­ся... Взял в кухне со­вок и ве­ник, под­мел, что­бы ни­кто не по­ра­нил­ся. По­том сел на та­бу­рет­ку и за­ду­мал­ся о сво­ей жиз­ни. Да, я ви­но­ват. Ужас­но глу­по все по­лу­чи­лось. Как-то са­мо со­бой все вы­шло: остал­ся по­сле кор­по­ра­ти­ва что-то в ящи­ке сто­ла най­ти, к то­му же слег­ка нетрез­вый, а тут Маш­ка, веч­но сек­су­аль­но оза­бо­чен­ная и наг­лая. Осед­ла­ла, слов­но же­реб­ца, со­про­тив­лять­ся бы­ло позд­но. Прав­да, са­мо­му се­бе луч­ше не врать, мог, ко­неч­но, и по­слать ее по­даль­ше, но что-то муж­ское, ду­рац­кое не поз­во­ли­ло. Ни­ко­гда не из­ме­нял су­пру­ге, а тут вот на мгно­ве­ние за­хо­те­лось... Остро­го че­го-то, за­прет­но­го. И это­го мгновения, вы­хо­дит, ока­за­лось до­ста­точ­но, что­бы рух­ну­ла вся на­ла­жен­ная жизнь. Да, до­ро­го бы я сей­час дал за то, что­бы вер­нуть­ся, как в фан­та­сти­че­ском ро­мане, на­зад на ма­шине вре­ме­ни и дать Маш­ке ко­ле­ном под зад, вме­сто то­го что­бы под­дать­ся ее на­тис­ку. Так что те­перь я один из мно­гих му­жи­ков, о ко­то­рых жен­щи­ны го­во­рят: коз­лы. Стал ис­кать же­ну, на­шел в спальне, у шка­фа. Она со­би­ра­ла че­мо­дан. — Лю­доч­ка, ну про­сти, по­жа­луй­ста... Это бы­ло по­мут­не­ние ра­зу­ма, не ухо­ди! — Ка­ко­го еще ра­зу­ма? — зло фырк­ну­ла су­пру­га. — У те­бя ра­зум в шта­нах! Со­брать ве­щи она со­бра­ла, но оста­лась до­ма: позд­но уже бы­ло к ма­ме ехать, ночь на дво­ре. В тот день я впер­вые спал на ку­шет­ке в го­сти­ной. А сле­ду­ю­щие несколь­ко су­ток бы­ли кро­меш­ным адом. Я и так пе­ре­жи­ваю, а тут еще ее ма­ма зво­нит, ру­га­ет­ся в труб­ку. По­том ее стар­ший брат гро­зил­ся мор­ду мне на­бить, я вздох­нул: «Ну да­вай...» Он не при­е­хал, по­бо­ял­ся, на­вер­ное. Люда на це­лый день от­пра­ви­лась к ма­ме, но по­том вер­ну­лась. — Ес­ли бы не ма­лы­ши, осо­бен­но По­ля, я бы там оста­лась, — за­яви­ла она. По­том она увозила ту­да де­тей, рас­счи­ты­вая вер­нуть­ся за че­мо­да­ном. Я ждал, как при­го­во­рен­ный к каз­ни. Но

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.