Го­тов­ность но­мер один

Vdvojem - - Проделки Судьбы -

Вконце де­каб­ря в ма­га­зи­нах ан­шлаг. Но­вый год празд­ну­ют и бо­га­тые, и бед­ные, по­это­му с по­лок сме­та­ют­ся про­дук­ты всех це­но­вых ка­те­го­рий, а так­же лю­бые то­ва­ры, спо­соб­ные вы­сту­пить в ро­ли по­дар­ков — от ко­пе­еч­ных бре­ло­ков до брил­ли­ан­то­вых ко­лье. У ме­ня на пре­зент Мак­си­му бы­ло от­ло­же­но во­семь­сот гри­вен, и я по­чти це­лый день по­тра­ти­ла на бе­гот­ню по тор­го­вым цен­трам. В кон­це кон­цов, ку­пи­ла лю­би­мо­му под елоч­ку бу­маж­ник — ко­жа­ный, со­лид­ный. Мы с Мак­сом встре­ча­ем­ся уже два го­да, из них пол­то­ра жи­вем вме­сте. Все это вре­мя я жда­ла, ко­гда же он сде­ла­ет мне пред­ло­же­ние. И все ни­как не мог­ла до­ждать­ся, хо­тя эк­за­мен на пси­хо­ло­ги­че­скую сов­ме­сти­мость и про­вер­ку бы­том мы оба вы­дер­жа­ли, как мне ка­жет­ся, на от­лич­но. — Боль­шин­ство муж­чин по при­ро­де инерт­ны, — вздох­ну­ла по­друж­ка Ма­ри­на, ко­гда я по­жа­ло­ва­лась на за­стой в на­ших с Мак­сом от­но­ше­ни­ях. — Учти, ес­ли не возь­мешь ини­ци­а­ти­ву в свои ру­ки, мо­жешь так и со­ста­рить­ся в ста­ту­се со­жи­тель­ни­цы. Ак­тив­нее нуж­но быть, ак­тив­нее! Ма­рин­ка, хоть и моя ро­вес­ни­ца, но в по­доб­ных де­лах ку­да опыт­нее: она уже пя­тый год за­му­жем и ждет вто­ро­го ре­бен­ка. По­это­му не при­слу­шать­ся к ее со­ве­ту бы­ло бы без­рас­суд­но. Но как пра­виль­но про­явить ак­тив­ность, я не по­ни­ма­ла. Мне тре­бо­ва­лось кон­крет­ное ру­ко­вод­ство к дей­ствию! — По­ни­ма­ешь, Ма­риш, я уже Мак­су на­ме­ка­ла, что непло­хо бы нам... — Как имен­но на­ме­ка­ла? — нетер­пе­ли­во пе­ре­би­ла при­я­тель­ни­ца. — Под­су­ну­ла ему сва­деб­ный ка­та­лог и по­ка­за­ла, ка­кое пла­тье нра­вит­ся... — Му­жи­ки та­ких тон­ких на­ме­ков не по­ни­ма­ют. Что­бы до них до­шло, нуж­на ло­бо­вая ата­ка! — То есть ты пред­ла­га­ешь мне при­гла­сить Мак­са в ре­сто­ран и по­про­сить его стать мо­им му­жем?! — Это уже пе­ре­бор, — по­ка­ча­ла го­ло-

вой Ма­риш­ка. — Мы по­сту­пим тонь­ше, но так, что­бы твой не­на­гляд­ный все же по­нял. По­до­жди... — она сбе­га­ла к шка­фу и при­нес­ла ли­сток с не­по­нят­ным чер­но-бе­лым изоб­ра­же­ни­ем. — Что это? — спро­си­ла я. — Мое пер­вое УЗИ ны­неш­ней бе­ре­мен­но­сти. Сей­час малышу, — Ма­рин­ка по­гла­ди­ла се­бя по чуть вы­пи­ра­ю­ще­му жи­во­ти­ку, — уже че­тыр­на­дцать недель, а здесь, — ткну­ла паль­цем в фото, — все­го пять. Ви­дишь в цен­тре за­ко­рюч­ку — это эм­бри­он­чик! Толь­ко чур с воз­вра­том: я все сним­ки УЗИ хра­ню... — Это, ко­неч­но, за­ме­ча­тель­но, — про­бор­мо­та­ла рас­те­рян­но. — Но я-то к это­му ка­ким бо­ком? — Ты что, ту­пая? — рас­сер­ди­лась по­дру­га. — По­ка­жешь фото Мак­су, ска­жешь, мол, вот твой кин­дер. За­од­но и про­ве­ришь лю­би­мо­го на вши­вость: ес­ли лю­бит — сде­ла­ет пред­ло­же­ние немед­лен­но. А ес­ли нет — трус­ли­во сбе­жит. — Я не хо­чу, что­бы сбе­гал. Луч­ше уж пусть все так и бу­дет. Как бы­ло... — Те­бя, Лен­ка, не пой­мешь. То за­муж невтерпеж, то го­то­ва до пен­сии в граж­дан­ском бра­ке про­зя­бать. Ты уж как-ни­будь опре­де­лись! — Я уже опре­де­ли­лась. Спа­си­бо, ко­неч­но, и за со­вет, и за... все осталь­ное, но хо­чет­ся, что­бы у нас с Мак­сом все бы­ло по-чест­но­му. — Хозяин — ба­рин, — по­жа­ла пле­ча­ми Ма­ри­на, по­сле че­го быст­ро су­ну­ла сни­мок эм­бри­о­на мне в сум­ку, — ты это все-та­ки возь­ми — вдруг пе­ре­ду­ма­ешь! ...Чем мень­ше вре­ме­ни оста­ва­лось до Но­во­го го­да, тем силь­нее ме­ня тер­за­ли со­мне­ния. Как же по­сту­пить? По­ка­зать под­лож­ный сни­мок или нет? А ес­ли все­та­ки по­ка­жу, ка­кое раз­ви­тие со­бы­тий ме­ня ждет? Соб­ствен­но, ва­ри­ан­тов все­го два — плохой и хо­ро­ший. Плохой: Макс па­ни­че­ски пу­га­ет­ся «бе­ре­мен­но­сти» и ме­ня бро­са­ет. Но да­же в этой боч­ке дегтя есть кро­шеч­ная ло ло­жеч­ка ме­да — я узнаю на­сто­я­щую це це­ну сво­е­му лю­би­мо­му. Ни­че­го, оби­да пе пе­ре­бо­лит, я ее вы­пла­чу и нач­ну жизнь счс чи­сто­го ли­ста. Мне еще обя­за­тель­но встре­тит­ся сме­лый па­рень — на­де деж­ный и от­вет­ствен­ный. Хо­ро­ший ва ва­ри­ант пред­по­ла­гал, что Мак­сим, как че чест­ный че­ло­век, на­ко­нец-то сде­ла­ет мн мне пред­ло­же­ние, но так­тич­но на­мекне нет, что для от­цов­ства еще не со­зрел. Ко­ню по­нят­но, что не со­зрел, ведь ему все­го-то два­дцать два! Я по­чти на год стар­ше, но то­же не го­рю же­ла­ни­ем немед­лен­но по­гряз­нуть в под­гуз­ни­ках, сце­жи­ва­ни­ях, бес­сон­ных но­чах и про­чих «пре­ле­стях», обыч­но со­про­вож­да­ю­щих по­яв­ле­ние но­во­рож­ден­но­го на свет. Хо­чет­ся еще несколь­ко лет по­жить для се­бя и... для Мак­са. Так что, ес­ли со­бы­тия бу­дут раз­во­ра­чи­вать­ся по вто­ро­му сце­на­рию, ска­жу лю­би­мо­му, что ува­жаю его него­тов­ность к от­цов­ству и сде­лаю аборт. Или у ме­ня чуть поз­же «слу­чит­ся вы­ки­дыш». Пло­хо, ко­неч­но, что сно­ва при­дет­ся врать, но, со­гла­си­тесь, луч­ше лож­ка дегтя в боч­ке ме­да, чем на­обо­рот. ...На­сту­пи­ло 31 де­каб­ря. Мы с Мак­си­ком уже и елоч­ку на­ря­ди­ли, и стол на­кры­ли, и ста­рый год про­во­ди­ли, а я все еще не мог­ла от­ве­тить се­бе на гам­ле­тов­ский во­прос: быть или не быть. Ко­гда до Но­во­го го­да оста­ва­лось все­го пять ми­нут, на­ко­нец ре­ши­лась — украд­кой су­ну­ла сни­мок УЗИ в па­ке­тик с бу­маж­ни­ком. По те­ле­ви­зо­ру ста­ли бить ку­ран­ты, мы за­кри­ча­ли «Ура!», по­це­ло­ва­лись... По­том об­ме­ня­лись по­дар­ка­ми. Я вос­тор­жен­но по­виз­жа­ла при ви­де вос­хи­ти­тель­ных ду­хов, Макс эмо­ци­о­наль­но по­хва­лил порт­моне. Вне­зап­но рас­ка­яв­шись в сво­ем по­ступ­ке, я ста­ла мыс­лен­но гип­но­ти­зи­ро­вать лю­би­мо­го: «Не за­гля­ды­вай боль­ше в па­кет. От­ло­жи в сто­ро­ну и за­будь о нем!» Ни­ку­дыш­ный из ме­ня гип­но­ти­зер... Макс су­нул ру­ку в па­кет и вы­удил от­ту­да зло­по­луч­ный ли­сток. — Что это? — рас­те­рян­но про­бор­мо­тал он. — А-а-а, ка­жет­ся, знаю. Ле­ну­сик, это то, о чем я ду­маю, да? — Да, — про­бор­мо­та­ла, чув­ствуя, как ще­ки за­ли­ва­ет крас­ка сты­да. Макс по­вел се­бя непред­ска­зу­е­мо — за­рыл­ся ли­цом в мои во­ло­сы и вы­дох­нул: — Я так рад, что у нас бу­дет ре­бе­нок! Да­же не пред­став­ля­ешь, как силь­но. — Прав­да? — я со­вер­шен­но не бы­ла го­то­ва к та­ко­му по­во­ро­ту. — Ко­неч­но. Те­перь нам нуж­но как мож­но быст­рее по­же­нить­ся. А то сын или доч­ка вы­рас­тет и нач­нет под­счи­ты­вать, че­рез сколь­ко ме­ся­цев по­сле сва­дьбы ро­дил­ся. — А по­че­му ты мне рань­ше не сде­лал пред­ло­же­ние? — Бо­ял­ся, что от­ка­жешь. Ты же такая кра­си­вая, та­лант­ли­вая, уди­ви­тель­ная! Ая — са­мый обыч­ный па­рень. Ты ведь вый­дешь за ме­ня, да? Уже тре­тий день си­жу и ло­маю го­ло­ву, что де­лать. При­знать­ся Мак­су во лжи и под­ло­ге? Срочно пе­ре­стать пить про­ти­во­за­ча­точ­ные таб­лет­ки? А мо­жет, сра­зу и то, и дру­гое?!

Я бы­ла аб­со­лют­но уве­ре­на в том, что Макс еще не го­тов к от­цов­ству и так же, как и я, хо­чет еще несколь­ко лет по­жить для се­бя. Од­на­ко мой лю­би­мый по­вел се­бя со­вер­шен­но непред­ска­зу­е­мо! Что же те­перь де­лать-то, а?!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.