Про­па­дать, так с му­зы­кой

Vdvojem - - Смех И Грех -

Не знаю, по­че­му при­ня­то счи­тать, что мо­ло­дость — это пре­крас­но. Мне так не ка­жет­ся: по­сто­ян­но на­до до­ка­зы­вать, что ты не ре­бе­нок, сп­лош­ные про­бле­мы с уче­бой и ра­бо­той, а осо­бен­но — с де­вуш­ка­ми. По­то­му что я ужас­но стес­ни­тель­ный. Да­же на­чаль­ство счи­та­ет ме­ня безы­ни­ци­а­тив­ным. — Ар­тур, ты непло­хой па­рень, но те­бе нуж­но быть сме­лее. Ты слиш­ком роб­кий, — ска­за­ла как-то На­та­ша. И это по­сле то­го, как я це­лых пол­го­да ре­пе­ти­ро­вал речь, смысл ко­то­рой — при­гла­сить ее на сви­да­ние! Она моя со­сед­ка и де­вуш­ка, в ко­то­рую влюб­лен. Я меч­таю о ней, но от­кры­то уха­жи­вать ро­бею. И вот, по­жа­луй­ста, та­кой об­лом... Прав­да, я про­из­нес со­всем не то, что со­би­рал­ся. Фра­за «да­вай пой­дем в кино на ин­те­рес­ный фильм, а по­том ко­фе вы­пьем где-ни­будь» за­стря­ла у ме­ня в гор­ле му­чи­тель­ным спаз­мом. В ито­ге вы­шло: — Ты не хо­чешь... Э-э-э... Не хо­чешь ли ты ко­гда-ни­будь схо­дить со мной на ко­фе? Она рас­сме­я­лась: — Ко­гда-ни­будь хо­чу. Толь­ко я боль­ше чай люб­лю. И ушла, уже от лиф­та до­ба­вив про ро­бость. Я и сам знаю, но что де­лать? — —ВлВ люб­ви нуж­ны на­пор и ско­рость! — го­во­рит­го­вор мой друг. Ему-тоЕ­му­хо­ро­шо. За­ви­дую тем, у ко­го мно­гом­ног энер­гии и сме­ло­сти. А у ме­ня их нет. В об­щем, в та­ких ме­лан­хо­ли­че­ских раз­ду­мьях­раз­ду я про­вел несколь­ко ме­ся­цев, и не успе­лу огля­нуть­ся, как на­сту­пи­ла зима.зима И То­лик из тре­тье­го подъ­ез­да на­чал мель­катьм с мо­ей На­та­шей то на сно­убор­дах,бор­да то на конь­ках в тор­го­вом цен­тре. То­гда я со­всем увял. Все про­па­ло, жизнь про­жи­та­прож зря! Я уже стал при­ки­ды­вать, в ка­кой­как бы мо­на­стырь по­дать­ся, ко­гда столк­нул­ся­столк с ни­ми у вхо­да в дом. — А, Ар­тур, при­вет! — улыб­ну­лась рас­крас­нев­ша­я­ся­рас­кр На­та­ша. — Что, ску­ча­ешь?ску­ча Да­вай-ка при­хо­ди ко мне на но­во­год­ню­ю­но­вог ве­че­рин­ку. — Ага,Аг — под­твер­дил То­лик. Они са­ди­сты,с да? Хо­тят, что­бы я ви­дел, как они в угол­ке це­лу­ют­ся?! — Спа­си­бо, обя­за­тель­но при­ду, — мрач­но от­ве­тил я. От от­ча­я­ния ре­шил пол­но­стью сме­нить имидж. На­пя­лил ду­рац­кий гал­стук, неле­пые оч­ки. Про­па­дать, так с му­зы­кой! По­ка­жу им всем, ка­кой я роб­кий... На­та­ша бы­ла так хо­ро­ша, что я мгно­вен­но по­нял: ра­ди нее я дол­жен стать дру­гим, рас­ко­ван­ным и сме­лым. Ед­ва на­ли­ли, вско­чил, под­нял бо­кал. — Ура! С Но­вым го­дом! Го­ло­ва кру­жи­лась, я слы­шал се­бя буд­то со сто­ро­ны, но оста­но­вить­ся уже не мог. Пил и пил для храб­ро­сти и ку­ро­ле­сил во­всю. Вы­рвал мик­ро­фон у То­ли­ка, ед­ва с ним не по­драв­шись, и стал сам петь под ка­ра­оке. Вы­та­щил На­та­шу тан­це­вать, все вре­мя ост­рил, вы­ле­зал впе­ред со сво­и­ми то­ста­ми... Утром проснул­ся и не по

нял, кто я и где на­хо­жусь. Толь­коо по­чув­ство­вал, что го­ло­ва тя­же­лая. При­от­кры­лри­от­крыл гла­за. Что-то зна­ко­мое, но квар­ти­ра­ар­ти­ра не моя. Да, ведь мы же вче­ра Но­вый­ый год встре­ча­ли... Го­лов­ная боль уси­ли­ва­лась,алась, вме­сте с тем воз­вра­ща­лись па­мя­тьять и вос­при­я­тие. Ока­зы­ва­ет­ся, я но­че­вал­че­вал у На­та­ши! На­вер­ное, сва­лил­ся и уснул. На­чал вспо­ми­нать се­бя вче­раш­не­го,го, и ме­ня прон­зил жгу­чий стыд. На­до по­ско­ре­е­ско­рее сбе­жать от­сю­да и боль­ше ни­ко­гдаа не по­ка­зы­вать­ся! Умыл­ся ти­хонь­ко, под­крал­ся­крал­ся к две­ри... И тут из со­сед­ней ком­на­ты­на­ты вы­шла сон­ная На­та­ша. — Ар­тур­чик, уже ухо­дишь? дишь? Я чуть не про­ва­лил­ся сквозь пар­кет. А она вдруг по­до­шла и по­це­ло­ва­ла ме­ня! — Ка­кой же ты класс­ный! — про­шеп­та­ла. — Да­вай ото­спим­ся и схо­дим се­го­дня ку­да-ни­будь вдво­ем?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.