О чем пла­чут муж­чи­ны

Мо­е­го дру­га бро­си­ла же­на. За де­ло, в об­щем, ес­ли уж го­во­рить от­кро­вен­но. Од­на­ко сми­рить­ся со статусом бро­шен­но­го муж­чи­ны Во­лодь­ка ни­как не со­гла­шал­ся и по­сто­ян­но до­ни­мал ме­ня ны­тьем и жа­ло­ба­ми на жизнь...

Vdvojem - - Запретная Зона -

Есть у ме­ня друг Во­лодь­ка. Ес­ли бы не дру­жи­ли с дет­ства, я его, мо­жет, дав­но бы по­слал с его стран­но­ва­ты­ми за­маш­ка­ми. С дру­гой сто­ро­ны, сам не ан­гел, к то­му же ви­де­лись мы ред­ко, у каж­до­го своя жизнь. По­ка его же­на не бро­си­ла... Вот тут и на­ча­лось. При­я­тель по­ва­дил­ся при­хо­дить жа­ло­вать­ся, ныть и воз­му­щать­ся. — Нет, ты мне ска­жи! — те­ре­бил он свою бо­ро­ду. — Ска­жи, все жен­щи­ны оди­на­ко­вые или нет?! — Ну, не все, — тяж­ко взды­хал я. Из со­сед­ней ком­на­ты немед­лен­но от­кли­ка­лась моя же­на: — Так! По­про­шу не тро­гать жен­щин! — То­моч­ка, ты вне кон­ку­рен­ции, Ан­дрю­хе по­вез­ло. А я-то в чем ви­но­ват? — Как те­бе ска­зать... — че­сал я за­дум­чи­во за­ты­лок. Вов­ка па­рень непло­хой, но лег­ко­мыс­лен­ный. И при всей го­ря­чей люб­ви су­пру­ге из­ме­нял. — Пред­став­ля­ешь, при­хо­жу до­мой, а ее нет! — про­дол­жал недо­уме­вать Во­ва. — Хоть бы сло­во ска­за­ла по-че­ло­ве­че­ски, так нет. За­пис­ку оста­ви­ла, слов­но об­слу­ге ка­кой-то! Я ста­рал­ся пе­ре­ме­нить те­му, по­то­му что этот раз­го­вор все­гда за­во­дил нас в ту­пик. У ме­ня тем­пе­ра­мент не та­кой, же­на то­же дру­гая, так что все это от ме­ня да­ле­ко. Но как же дру­гу не по­со­чув­ство­вать, да­же ес­ли он бал­бес? Та­ма­ра по­том, ко­гда он ушел, ска­за­ла: — Пра­виль­но она его бро­си­ла! — И ты ту­да же? — Нет, ну а что? Нуж­но бы­ло его по­нять и про­стить, а не бро­сать, да? Ну по­ду­ма­ешь, из­ме­нил! При­чем не раз. И упре­кал в ме­ло­чах, и сек­сом с же­ной за­ни­мал­ся че­рез си­лу! — От­ку­да ты зна­ешь? — изу­мил­ся я. — От нее? Не­уже­ли вы нас об­суж­да­е­те? — Ах, ка­кой бед­нень­кий! — не от­ве­чая, сер­ди­то про­дол­жа­ла лю­би­мая. — У него сто при­чин, по­че­му он так по-свин­ски по­сту­пал с жен­щи­ной. Ха­рак­тер, об­сто­я­тель­ства... К то­му же она, ви­ди­те ли, по­ста­ви­ла его в та­кие усло­вия! — тут уже я преду­смот­ри­тель­но про­мол­чал, а су­пру­га кон­ста­ти­ро­ва­ла: — И те­перь еще бу­дет хо­дить и жа­ло­вать­ся. Ны­тик несчаст­ный! — Но-но, по­лег­че. Он друг все-та­ки. По­тво­е­му, я дол­жен от него от­вер­нуть­ся? То­му­ся вздох­ну­ла: зна­ла, что я че­ло­век вер­ный, и це­ни­ла это ка­че­ство, да­же ес­ли оно рас­про­стра­ня­лось на ша­ло­пая Вов­чи­ка. — Я-то ду­ма­ла, му­жи­ки пла­чут, толь­ко ко­гда их лю­би­мая фут­боль­ная ко­ман­да про­иг­ры­ва­ет. А ока­зы­ва­ет­ся... — под­ве­ла итог нена­гляд­ная и ушла в спаль­ню. Неко­то­рое вре­мя Во­лодь­ки не бы­ло слыш­но, по­том он неожи­дан­но прим- чал­ся — вскло­ко­чен­ный и гнев­ный: — Пред­став­ля­ешь, эта стер­ва влюб­ле­на! Уже встре­ча­ет­ся с ка­ким-то коз­лом и да­же вро­де бы за­муж за него со­би­ра­ет­ся. А? Ка­ко­во? — Нор­маль­но, вы же раз­ве­лись. Во­ван за­дох­нул­ся от воз­му­ще­ния: — Но это же­сто­ко по от­но­ше­нию ко мне! Ока­за­лось, при­я­тель ре­гу­ляр­но за­хо­дил в Ин­тер­не­те на стра­ни­цу сво­ей быв­шей и от­сле­жи­вал все ее новости. Я осто­рож­но спро­сил: — А ес­ли те­бе... э-э-э... за­быть о ней и на­ла­дить свою лич­ную жизнь? — По­сле то­го как я столь­ко для нее сде­лал? За­быть?! Я по­нял, что луч­ше по­мол­чать и про­сто по­слу­шать. Мо­жет, ему по­лег­ча­ет, ко­гда вы­го­во­рит­ся... — При­кинь, эта за­ра­за раз­ли­ва­ет­ся со­ло­вьем, как она счаст­ли­ва. А мне боль­но! Не­уже­ли она не мо­жет ме­ня по­ща­дить? То­ма не вы­дер­жа­ла: — Ко­неч­но, она обя­за­на пря­тать от те­бя свое счастье! — иро­нич­но хмык­ну­ла она. — Что­бы не за­деть твои чув­ства. По­сле то­го, как она у те­бя бы­ла на по­след­нем ме­сте по­сле ра­бо­ты, фут­бо­ла и гу­ля­нок. А те­перь ты вдруг спо­хва­тил­ся и хо­чешь, что­бы она те­бя ща­ди­ла?! Да она за­бы­ла о те­бе, и пра­виль­но сде­ла­ла! Вот есть у мо­ей су­пру­ги такая чер­та ха­рак­те­ра — го­во­рить прав­ду в ли­цо. А прав­ду нуж­но вы­да­вать пор­ци­я­ми, что­бы не при­чи­нить че­ло­ве­ку лиш­ние стра­да­ния. Ко­неч­но, Во­лодь­ка тут же умолк с несчаст­ным ви­дом — де­скать, ни­кто ме­ня не лю­бит и не жа­ле­ет... — Фо­то­гра­фии вы­кла­ды­ва­ет, — все­та­ки про­дол­жил он. — В об­ним­ку, на фоне мо­ря. И мор­да счаст­ли­вая такая... — Те­бе то­же на­до с кем-то по­зна­ко­мить­ся, — по­со­ве­то­вал я ему. — Нель­зя так си­деть и тер­зать­ся. Ну, не по­до­шли друг дру­гу, по­ищи дру­гую. Моя су­пру­га по­жа­ла пле­ча­ми и вы­шла. Вов­ка сра­зу же с него­до­ва­ни­ем, од­на­ко впол­го­ло­са от­ве­тил: — По­зна­ко­мить­ся? Ты с ума со­шел! Ме­ня же сра­зу опять в загс по­та­щат. Нет уж, боль­ше ни­ко­гда в жиз­ни! — и он гор­до от­вер­нул­ся. По­том мой при­я­тель по­жа­ло­вал­ся, что пи­шет сво­ей быв­шей лич­ные со­об­ще­ния, а она на них не от­ве­ча­ет. — Что же ты ей стро­чишь? — уди­вил­ся. — И глав­ное — на кой черт? — На­по­ми­наю, как мы бы­ли счаст­ли­вы вме­сте. И еще — что ни­кто не смо­жет лю­бить ее так, как я! Я все ждал, ко­гда же он вы­дох­нет­ся. И до­ждал­ся. Од­на­жды в пар­ке уви­дел Вов­ку с де­вуш­кой. Очень сим­па­тич­ной, меж­ду про­чим. Она под­бра­сы­ва­ла но- ском са­по­га жел­то-оран­же­вые ли­стья и ве­се­ло хо­хо­та­ла. Уви­дев ме­ня, Во­лодь­ка нере­ши­тель­но по­до­шел. — Смот­рю, те­бя мож­но по­здра­вить? — по­ин­те­ре­со­вал­ся я лу­ка­во. Он сму­тил­ся: — Нет, это про­сто так... Од­на­ко на­бе­ги на мою квар­ти­ру и жа­ло­бы пре­кра­тил. Вско­ре на мои пред­ло­же­ния вы­брать­ся по­си­деть в бар или съез­дить за го­род Вов­чик стал от­ве­чать от­маз­ка­ми: не мо­жет, слиш­ком за­нят... Я все по­нял, и от ду­ши у ме­ня, чест­но го­во­ря, от­лег­ло. Че­рез неко­то­рое вре­мя при­я­тель все-та­ки по­явил­ся. — Ка­ри­ноч­ка — пре­лесть! — де­лил­ся Вов­ка сво­ей ра­до­стью. — Уни­каль­ная жен­щи­на! Ум­ная, по­ни­ма­ю­щая, тер­пе­ли­вая... Мы ре­ши­ли по­же­нить­ся! Из вред­но­сти я на­пом­нил, что он со­би­рал­ся боль­ше ни­ко­гда не хо­дить загс. Во­ван недо­умен­но от­ве­тил: — Я? Ты ме­ня с кем-то пу­та­ешь. — А как же твоя быв­шая? Он над­мен­но за­драл нос: — Не по­нял, за­чем ты спра­ши­ва­ешь. Я уже и не пом­ню, как ее зо­вут! Вот и хо­ро­шо, что мой друг на­прочь за­был свои соп­ли и жа­ло­бы. Ведь мы, муж­чи­ны, ни­ко­гда ни о чем не пла­чем!

Та­ма­ра моя над Вов­кой обыч­но по­сме­и­ва­лась, но ино­гда пе­ре­ста­ва­ла ща­дить ша­ло­пая и вы­да­ва­ла ему прав­ду в ли­цо. Это, яс­ное де­ло, мо­е­го при­я­те­ля силь­но рас­стра­и­ва­ло, по­то­му как ему со­вер­шен­но нече­го бы­ло ска­зать в свое оправдание...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.