Спе­цо­пе­ра­ция «Ма­риш­ка»

Сер­гей С был мра­чен: – Де­лай что хо­чешь, но ле­кар­ство на­до при­вез­ти, а се­мью срочно вы­вез­ти! За­бо­ле­ла дочь на­ше­го по­бра­ти­ма... Я знал, что этот бо­ец сей­час в Меч­ни­ко­ва, в Дне­про­пет­ров­ске – по­сле тя­же­ло­го ра­не­ния...

Vdvojem - - Содержание -

Где его се­мья? — В N***. — Но ведь там — се­рая зо­на... — Имен­но. Яза­ду­мал­ся­я­за­ду­мал­ся.Я за­ду­мал­ся. Се­рая зо­на­зо­на——зо­на — это сквер­но. Это зо­на вне на­шей и вне се­пар­ской юрис­дик­ции. Уро­дец, по­рож­ден­ный мин­ским тре­пом. Там мо­жет быть все что угод­но и шлять­ся кто угод­но. По­мол­чав, Сер­гей про­дол­жил: — Для справ­ки: в N*** в этом го­ду до сих пор нет све­та — как в про­шлом ян- ва­ре пе­ре­би­ло ка­бель, так и не по­чи­ни­ли до сих пор. Связи там то­же по­чти нет, хо­ро­шо, ес­ли во­ен­ные по­мо­га­ют. — От­ку­да ин­фор­ма­ция о бо­лез­ни ре­бен­ка? На­сколь­ко ей мож­но до­ве­рять? Сер­гей по­ка­чал го­ло­вой: — Имен­но по­это­му я вы­звал те­бя. Вы­яс­нишь, раз­бе­решь­ся, до­ло­жить бу­дет неко­му. Ре­ше­ние при­ни­ма­ешь сам. Вы­езд — зав­тра утром. Де­воч­ку зо­вут Ма­риш­ка. Ле­кар­ство по­лу­чишь у Юли. Уда­чи, дру­же! Я кив­нул: — Ма­риш­ка? Вот и на­зва­ние для опе­ра­ции... Я знал этот район еще с про­шло­го ле­та. Мест­ность от­кры­тая,от­кры­тая от­кры­тая, про­стре­ли­ва­ет­ся на раз, а ес­ли не про­стре­ли­ва­ет­ся, то се­чет­ся все­ми ви­да­ми на­блю­де­ния. По­са­док по­чти нет, при­крыть­ся нечем. Стро­е­ния вся­кие на­ли­че­ству­ют, но они дав­но по­ки­ну­ты — и нет га­ран­тии, что там не оби­та­ют се­па­ры. Или впе­ре­меж­ку — се­па­ры с мест­ны­ми.

Я вы­шел на воз­дух. Про­зве­нел на по­во­ро­те трам­вай. Скре­жет­ну­ло, вы­би­вая ис­кру, ко­ле­со. Кач­ну­ло вет­ки. Пу­сто и го­ло — ран­няя вес­на. За­брыз­ган­ная по са­мую кры­шу ма­ши­на с остат­ка­ми зим­не­го ка­му­фля­жа бы­ла на ме­сте. Харь­ков жил обыч­ной жиз­нью. За­виб­ри­ро­вал в кар­мане те­ле­фон. На экране вы­све­тил­ся Юль­кин но­мер: — При­вет! Я уже в кур­се. За­ез­жай ко мне, я те­бя жду. Как все­гда, ко­гда за­да­ча ва­лит­ся, что на­зы­ва­ет­ся, с неба, мозг вклю­чил­ся сра­зу. Па­ра звон­ков — и неви­ди­мое ко­ле­со за­пу­сти­лось. Од­но­вре­мен­но нуж­но бы­ло сде­лать мно­же­ство дел. На СТО нуж­но бы­ло за­брать наш хит­рый бус — со скры­тым бро­ни­ро­ва­ни­ем, про­ве­рить, что с ним уже сде­ла­ли, а что — нет. Ес­ли вы­яс­нит­ся, что на­ша ма­ши­на не на хо­ду, зна­чит, при­дет­ся срочно ис­кать ей за­ме­ну. Нуж­но бу­дет свя­зать­ся с раз­вед­чи­ка­ми сек­то­ра, вы­яс­нить у них об­ста­нов­ку. Пе­ре­ми­рие — это хо­ро­шо, но уж очень ус­лов­но. Нуж­но про­зво­нить боль­ни­цу в Се­ве­ро­до­нец­ке или Харь­ко­ве — мо­гут ли они при­нять боль­но­го ре­бен­ка, ес­ли нет — то кто из ме­ди­ков мо­жет вы­ехать с на­ми. Словом, за­пус­кал­ся слож­ней­ший ме­ха­низм с де­сят­ком ком­по­нен­тов и по­прав­кой на вой­ну. Юль­ка бы­ла, как все­гда, хло­пот­ли­ва, смеш­ли­ва и де­ло­ви­та. Ее ры­жие во­ло­сы, со­бран­ные в длин­ный хвост, жи­ли от­дель­ной жиз­нью, и я ни­как не мог от­сле­дить их тра­ек­то­рию. — Слу­шай, а ты точ­но как ли­са. Она в од­ну сто­ро­ну, хвост — в дру­гую. Звон­кий смех был мне от­ве­том: — Да лад­но те­бе. Пей свой ко­фе, по­ка не остыл. От чаш­ки пах­ло оду­ря­ю­ще — по ко­фе, за­пре­щен­но­му по­сле кон­ту­зии, я от­ча­ян­но ску­чал. — Ка­кой еще ко­фе? Ты же мне са­ма за­пре­ти­ла… — Пей, этот без ко­фе­и­на — вкус есть, а вре­да нет. — Да-да. Что там на­счет ре­зи­но­вой жен­щи­ны и ша­гов к ней? Но Юль­ка уже бы­ла се­рьез­на. Ме­ня все­гда по­ра­жа­ла ее спо­соб­ность мгно­вен­но пе­ре­клю­чать­ся. — Зна­чит, так. Час на­зад мне зво­нил Сер­гей. У де­воч­ки пнев­мо­ния, ее нуж­но срочно вы­тас­ки­вать, ну, или про­ко­лоть на ме­сте­ме­сте. ме­сте. Ам­пу­лы у ме­ня,ме­ня ме­ня, сум­ка-хо­ло­диль­ник то­же, но ты же по­ни­ма­ешь… — По­ни­маю. Ско­рость ре­ша­ет все. Как все­гда. Нет? — Имен­но. Она про­тя­ну­ла мне тер­мо­кон­тей­нер и неболь­шую сум­ку с хо­ло­диль­ным брус­ком.б По­че­му-тоП по­ду­мал, что вот она — жизнь че­ло­веч­ка, по­кры­тая кап­ля­ми кон­ден­са­та. Опять за­иг­рал те­ле­фон. В труб­ке ро­ко­тал го­лос Бури: — До­кла­ды­ваю. Бус го­тов. За­прав­ленЗаппр под гор­ло­ви­ну. За то­бой за­ехать или сам до­бе­решь­ся? — Со­би­рай­тесь, ско­ро бу­ду. То, что нас слу­ша­ют, и слу­ша­ют­слу­шаю ре­гу­ляр­но, я знал. По­это­му дав­но ни­ка­ких лиш­них раз­го­во­ров по те­ле­фо­ну­те­ле­фонн не вел. До­ро­га к ба­зе бы­ла недол­гой. Све­то­вой­ССв день еще поз­во­лял вы­дви­нуть­ся на од­ну из на­ших баз под­ско­ка, и от­клао ды­вать вы­езд нет смыс­ла. Дви­га­тель ров­но гу­дел, бус мяг­ко­мя­яг про­гла­ты­вал уха­бы. Да, под­вес­ку под­вес­куу ре­бя­тар сде­ла­ли на со­весть. По­чти ни­где­ниг­гд ни­че­го не скри­пе­ло, мо­тор зву­чал как ка­кк пес­ня. Вот и пер­вые блок-по­сты. Ми­га­ю­щи­еМиг­га фо­на­ри­ки, обыч­ные во­про­сы, та­ки­ет же обыч­ные от­ве­ты. Я опу­стил ок­но, впус­кая в са­лон­сал­ло сы­рую ве­сен­нюю ночь с за­па­ха­ми та­ло­го­тал­ло сне­га, мок­рой зем­ли, мок­рой ко­ры де­ре­вьев.дер Вско­ре влаж­ная сал­фет­ка ту­ма­на­тум­ма за­ле­пи­ла ло­бо­вое стек­ло. Фа­ры вы­хва­ты­ва­вы­ых ли из клу­бов ту­ма­на клоч­ки до­ро­ги.до­дор Ноч­лег был ко­рот­ким. Ко­ман­дир раз­вед­груп­пы мол­ча раз­вер­нул кар­ту. Я кос­нул­ся точ­ки на кар­те: — Здесь нам нуж­но быть, и чем ско­рее, тем луч­ше. За­брать че­ло­ве­ка и вы­вез­ти на ма­те­рик. — Од­но­го? — Нет,Н де­воч­ку вме­сте с ма­мой. йУУ де­воч­ки пнев­мо­ния, и это… дочь на­ше­го то­ва­ри­ща. — Яс­но. То­гда едем так… Утро встре­ти­ли в до­ро­ге, еще че­рез па­ру ча­сов при­бы­ли в се­ло. Бы­ло ти­хо и пу­сто. Хру­стел под но­га­ми тон­кий лед. Ще­ри­лись раз­би­тые стро­пи­ла. Шур­шал по­ли­эти­лен на ме­сте вы­би­тых окон. Ав­то­ма­ты на­ших ре­бят и мест­ных раз­вед­чи­ков сто­рож­ко ню­ха­ли воз­дух. В до­ме бы­ло тем­но, душ­но и хо­лод­но. Де­воч­ка ле­жа­ла под тре­мя оде­я­ла­ми. На ли­це све­ти­лись гла­за. Ма­ма — не­уже­ли это та са­мая Оля, ко­то­рую я знал еще до вой­ны? — нерв­но вгля­ды­ва­лась в ли­ца, на­ко­нец узна­ла ме­ня. — Ты? Не мо­жет быть! А где… — Ти­хо, Оля. Ти­хо. Быст­ро со­би­ра­ем­ся и едем. — Да что тут со­би­рать­ся? Все уже дав­но со­бра­но! Об­рат­ная до­ро­га бы­ла тре­вож­ной. Где-то просну­лись ору­дия. До­ле­тел пу­ле­мет­ный пе­ре­стук. Две ма­ши­ны, не сни­жая ско­ро­сти, ле­те­ли по пу­стым сы­рым по­лям... Пер­вым, ко­го я уви­дел в ко­ри­до­ре боль­ни­цы, был мой пла­чу­щий бо­ец. — Ко­ман­дир… Ты… Ты не зна­ешь, что сде­лал для нас. Я за­шел в па­ла­ту. У кро­ва­ти си­де­ла Оля, дер­жа­ла в ру­ке тер­мо­метр. А Ма­риш­ка… Ма­риш­ка улы­ба­лась.

Мой бо­ец, ни­чуть не стес­ня­ясь сну­ю­щих

во­круг вра­чей и мед­се­стер, пла­кал

в боль­нич­ном ко­ри­до­ре. Уви­дев

ме­ня, ки­нул­ся бла­го­да­рить, чу­дак...

Мож­но по­ду­мать, он не сде­лал бы для

ме­ня то же са­мое!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.