По­мо­гу те­бе под­нять­ся в небо

Я был влюб­лен – по­до­зре­вал, что вза­им­ность мне не све­тит, од­на­ко не мог ни­че­го с со­бой по­де­лать. Чем толь­ко ни увле­ка­лась моя воз­люб­лен­ная! Во­сточ­ные еди­но­бор­ства, виндсер­финг, па­ра­п­лан. Сплош­ной экс­т­рим, да и толь­ко...

Vdvojem - - Содержание -

Оля — со­вер­шен­но неве­ро­ят­ная де­вуш­ка, ия в нее, яс­ное де­ло, влюб­лен. При­чем дав­но и без­на­деж­но. По­то­му что мы с ней от­ли­ча­ем­ся, как огонь и во­да. Она как ма­лень­кое тор­на­до: увле­ка­ет­ся всем экс­тре­маль­ным — та­ким, что­бы кровь ки­пе­ла от ад­ре­на­ли­на. Ле­том — прыж­ки в во­ду со ска­лы и виндсер­финг, в дру­гие се­зо­ны — во­сточ­ные еди­но­бор­ства и па­ра­п­лан. — По­ле­ты?! — ужа­са­лись ее ро­ди­те­ли. — Но по­че­му вдруг? — Гос­по­ди, ну как вы не по­ни­ма­е­те? Это же небо! Ее ма­ма с па­пой хо­те­ли, что­бы она за­ни­ма­лась чем-ни­будь твор­че­ским — му­зы­кой или спо­кой­ным ту­риз­мом, да­ва­ли ей день­ги на по­езд­ки по ми­ру. Но Ольга все дни про­во­ди­ла в клу­бе па­ра­п­ла­не­ри­стов, ез­ди­ла с ни­ми на тре­ни­ров­ки, а осталь­ные увле­че­ния за­бро­си­ла. Она ре­ши­ла непре­мен­но вы­иг­рать со­рев­но­ва­ния в Ки­тае, тре­ни­ро­ва­лась со спортс­ме­на­ми. Я на­блю­дал, как она встре­ча­ет­ся с пар­ня­ми, рев­но­вал, но тер­пел и про­дол­жал к ней при­хо­дить. Да­же Оли­ны ро­ди­те­ли мне со­чув­ство­ва­ли. А са­ма она ме­ня по­про­сту не вос­при­ни­ма­ла как сво­е­го пар­ня. — Ром­ка, по­мо­жешь? — по­зво­ни­ла она од­на­жды. Нуж­но бы­ло пе­ре­вез­ти из клу­ба в ка­ме­ру хра­не­ния аэро­пор­та ее па­ра­п­лан,

зав­тра вме­сте с ней он по­ле­тит в Ки­тай. Я, ко­неч­но, сра­зу со­гла­сил­ся — хоть по­ви­да­юсь с ней пе­ред раз­лу­кой. При­мчал­ся, и... Ока­зы­ва­ет­ся, в мик­ро­ав­то­бус вме­сте с на­ми влез еще один па­рень, один из спортс­ме­нов. — Он по­мо­жет до­не­сти кон­цер­ти­ну, — объ­яс­ни­ла Оля, — что­бы не по­вре­дить. — Кон­цер­ти­ну? — глу­по пе­ре­спро­сил я. — Че­хол для па­ра­п­ла­на так на­зы­ва­ет­ся, — хмык­нул па­рень. — Не знал, что ли? По пу­ти я угрю­мо га­дал, что тут де­лаю: они и без ме­ня спра­ви­лись бы, по­звав ко­го-то из клу­ба. Оля, ка­жет­ся, ме­ня жа­ле­ет, вот и при­гла­си­ла. По­че­му я не жи­ву сво­ей жиз­нью? «По­то­му что не мо­гу без нее», — от­ве­тил сам се­бе. В этот мо­мент за­виз­жа­ли по­крыш­ки, нас трях­ну­ло, уда­ри­ло. Я чув­ство­вал се­бя как боксер в нок­дауне, но ме­ня прон­зи­ла мысль: «Что с Олей?!» —и я окле­мал­ся. Мик­ро­ав­то­бус ко­со сто­ял, за­жа­тый меж­ду стол­бом и гру­зо­ви­ком, а Оля, как ни в чем не бы­ва­ло, рез­ко от­кры­ла дверь и вы­ско­чи­ла на­ру­жу. Фух, с ней все хо­ро­шо. — Что же ты на­де­лал, ду­би­на! — за­кри­ча­ла она. Я вы­лез и уви­дел, по­че­му она кри­чит: часть па­ра­п­ла­на тор­ча­ла из по­лу­от­кры­той ба­гаж­ной две­ри, и са­мый ко­нец его был ак­ку­рат­но сте­сан — вид­но, стол­бом. Из ды­ры тор­ча­ли раз­лох­ма­чен­ные ни­ти и ткань кры­ла. — Это же ко­нец все­му! — ры­да­ла Оля, в при­пад­ке яро­сти ко­ло­тя но­гой по ко­ле­су. — Мо­жет, дру­гой па­ра­п­лан возь­мешь? — роб­ко спро­сил па­рень. — Ты ду­рак, да? Я при­вык­ла к сво­е­му, на­стро­ен­но­му под ме­ня! На дру­гом не смо­гу. — За­то мы жи­вы! — он по­жал пле­ча­ми. Оля по­зво­ни­ла тре­не­ру, во­ди­тель то­же зво­нил, вы­зы­вая ава­рий­ку. — Мне при­дет­ся остать­ся, — со­об­щи­ла лю­би­мая в про­стран­ство, ска­лясь и раз­ма­зы­вая слезы. — Тре­нер ко­го-ни­будь дру­го­го в Ки­тай по­шлет, — и она раз­ры­да­лась пу­ще преж­не­го. Я вы­та­щил кон­цер­ти­ну из мик­ро­ав­то­бу­са, взва­лил на пле­чо. — По­го­ди, Оль, я по­чи­ню. По­мо­гу те­бе взле­теть. Они по­смот­ре­ли на ме­ня, как на су­ма­сшед­ше­го. У нее да­же слезы вы­сох­ли. А я ото­шел в сто­ро­ну и стал вы­зва­ни­вать гру­зо­вое так­си. Тем вре­ме­нем па­рень ее об­нял, уго­ва­ри­вая, что те­перь уже все рав­но. Я не слу­шал, мне на­до бы­ло спе­шить до­мой. Ко­неч­но, от­ку­да Оле знать, что я по- ти­хонь­ку изу­чал кон­струк­цию кры­ла и ви­ды па­ра­п­ла­нов — что­бы бы­ло о чем с ми­лой раз­го­ва­ри­вать. И ру­ки у ме­ня рас­тут от­ку­да на­до, это я точ­но знаю. При­шлось всю ночь про­во­зить­ся, па­ру раз не вы­дер­жи­вал, ка­за­лось, си­лы ис­сяк­ли, хо­тел бро­сить. Но ви­дел пе­ред со­бой пла­чу­щую Олю и про­дол­жал. Она долж­на не пла­кать, а участ­во­вать в со­рев­но­ва­ни­ях! А я по­мо­гу ей, по­то­му что люб­лю... Ра­но утром я по­зво­нил ей: — Ку­да при­вез­ти па­ра­п­лан, сра­зу в аэро­порт? — Ты что, сде­лал? Не ве­рю... — При­еду — по­ка­жу. До рей­са оста­ва­лось че­ты­ре ча­са, бо­лее чем до­ста­точ­но, но мы все рав­но встре­ти­лись в зда­нии аэро­вок­за­ла. Оля бы­ла од­на. Она рас­чех­ли­ла кры­ло, при­дир­чи­во его рас­смот­ре­ла, чуть ли не об­ню­ха­ла. — Как ты это сде­лал, Ром­ка? Ты вол­шеб­ник? — Нет, про­сто... Я за­мол­чал, сло­ва не хо­те­ли вы­ле­тать из гор­ла. Оля по­смот­ре­ла на мои ис­ца­ра­пан­ные ру­ки, вдруг об­ня­ла ме­ня и по­це­ло­ва­ла. — Ты мой спа­си­тель! Те­перь мы всю­ду бу­дем ез­дить вдво­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.