На­сто­я­щий брил­ли­ант для сест­рен­ки

У ме­ня нет ни­ко­го бли­же Ма­риш­ки – так уж вы­шло. И ко­гда ей боль­но, мне во сто крат боль­нее. Но сест­рич­ка силь­ная, она спра­вит­ся!

Vdvojem - - Содержание -

Для ме­ня един­ствен­ный на све­те близ­кий че­ло­век — моя млад­шая сест­ра. Отец дав­но ушел, а ма­мы лет де­сять уже как нет. Я и вос­пи­ты­ва­ла сест­рен­ку, и кор­ми­ла, и оде­ва­ла — как мог­ла, ко­неч­но, воз­мож­но­сти у нас неболь­шие. Ко­гда Ма­рин­ке ис­пол­ни­лось во­сем­на­дцать, она сра­зу за­яви­ла: — Я хо­чу на ра­бо­ту, что­бы не си­деть у те­бя на шее. — А учить­ся, ко­зя­воч­ка? — От ко­зяв­ки слы­шу, — улыб­ну­лась сест­рич­ка. — Успею еще, вна­ча­ле за­ра­бо­тать на­до. Зна­ешь, сколь­ко все­го я хо­чу се­бе ку­пить! Она устро­и­лась про­дав­цом в книж­ный ма­га­зин. Уста­ва­ла, но ра­бо­та­ла. Вот ка­кая у ме­ня сест­рен­ка за­ме­ча­тель­ная вы­рос­ла! Ко­гда она бы­ла еще нера­зум­ной ма­ляв­кой, мы по­рой ссо­ри­лись, но те­перь луч­шей по­дру­ги у ме­ня нет. На­де­юсь, что у нее то­же. — Насть, я при­ду до­мой не од­на, — ска­за­ла она од­на­жды. Что ж, я дав­но это­го жда­ла. У Ма­риш­ки бы­ли ми­мо­лет­ные увле­че­ния,

ни­че­го се­рьез­но­го, но до­мой ни­ко­го не зва­ла. Зна­чит, влю­би­лась? — Евгений, — ска­зал он, осто­рож­но по­жи­мая мою ру­ку сво­ей мо­гу­чей ла­до­нью. — Мож­но про­сто Же­ня. Вро­де па­рень как па­рень, ко­рот­ко стри­же­ный, креп­кий. В раз­го­во­ре вы­яс­ни­лось: ин­те­рес­ный, го­во­рит ум­ные ве­щи. По­нят­но, чем он так пле­нил сест­рен­ку! Но мне сра­зу не по­нра­вил­ся, да­же не знаю по­че­му. Гла­за у него ры­сьи, охот­ни­чьи — мо­жет, по­это­му? А мо­жет, по­то­му что ра­бо­та­ет на те­ле­ви­де­нии... — Насть, пред­став­ля­ешь, Же­ня ме­ня во­зил к се­бе на ка­нал, там так ин­те­рес­но! — ще­бе­та­ла Ма­риш­ка. — Во­зил? — Ну да, зна­ешь, у него ма­ши­на такая при­коль­ная! — Спор­тив­ная, — веж­ли­во уточ­нил он. Сест­ра моя си­я­ла, Евгений смеш­но рас­ска­зы­вал ис­то­рии про ка­кие-то пе­ре­да­чи, а я ду­ма­ла: лишь бы ей бы­ло хо­ро­шо. Ка­кое я имею пра­во чув­ство­вать непри­язнь к ее пар­ню? В те ред­кие ве­че­ра, ко­гда мы пе­ре­се­ка­лись до­ма, Ма­рин­ка вза­хлеб де­ли­лась со мной впе­чат­ле­ни­я­ми. Же­ня обе­щал при­гла­сить ее на съем­ку пе­ре­да­чи с ка­кой-то ВИП-пер­со­ной. Го­во­рил, что арен­ду­ет квар­ти­ру толь­ко для них дво­их, де­скать, вдво­ем удоб­нее. Во­дил ее на крутые ту­сов­ки. Я-то еще в первую встре­чу по­ня­ла, что мо­ло­дой че­ло­век не на­ше­го кру­га, его ро­ди­те­ли очень со­сто­я­тель­ные лю­ди, а мы две бед­ные мыш­ки, ед­ва на жизнь за­ра­ба­ты­ва­ем. — Те­бе нра­вит­ся? — спро­си­ла сест­ра, вер­тясь пе­ред зер­ка­лом в но­вень­ком об­тя­ги­ва­ю­щем пла­тье. — Ага, сек­су­аль­но. До­ро­гое? — По­чти всю зар­пла­ту от­да­ла. — За­чем? — рас­стро­и­лась я. — Как ты не по­ни­ма­ешь? Я долж­на со­от­вет­ство­вать! — Солн­це мое, нам такая ши­кар­ная жизнь не по сред­ствам. Ты ду­ма­ла об этом? Ма­рин­ка рас­стро­и­лась. — Но мы лю­бим друг дру­га! Ка­кая раз­ни­ца, кто ка­ко­го до­стат­ка? Мы од­но це­лое, по­ни­ма­ешь? По­нят­но, она ослеп­ле­на, как все влюб­лен­ные. Пред­став­ляю, как по­сле на­шей по­сто­ян­ной эко­но­мии при­тя­га­тель­на рос­кош­ная жизнь: ез­дить на до­ро­гу­щей спор­тив­ной ма­шине, обе­дать в ре­сто­ра­нах и на при­е­мах. Сест­рен­ке сей­час ка­жет­ся, что имен­но в этом счастье, и раз­убе­дить ее невоз­мож­но: не пой­мет. Кое-что об их от­но­ше­ни­ях я узна­ва­ла из те­ле­фон­ных раз­го­во­ров Ма­рин­ки и ред­ких те­перь ее от­кро­ве­ний со мной. Же­ня ча­сто опаз­ды­вал или во­все не при­хо­дил на сви­да­ния, обе­щал за­брать ее с ра­бо­ты — и не при­ез­жал. Квар­ти­ру так и не снял. Од­на­жды я не вы­дер­жа­ла: — Ты ви­дишь хоть, ка­кой он нена­деж­ный? Как ты не по­ни­ма­ешь... — Это ты не по­ни­ма­ешь! Она ему все рав­но ве­ри­ла, как зом­би — что лю­би­мый ска­жет, то и де­ла­ла. Од­на­жды Ма­ри­ша про­тя­ну­ла ко мне ру­ку, на ко­то­рой свер­ка­ло коль­цо с брил­ли­ан­том. — Смот­ри, что Же­ня мне по­да­рил! Дей­стви­тель­но, по­тря­са­ю­щей кра­со­ты коль­цо. — Он пред­ло­жил те­бе ру­ку и серд­це? — Не смей­ся! Да, мы по­же­ним­ся. Яс­ное де­ло, де­воч­ка в вос­тор­ге! Я усо­мни­лась: а вдруг я непра­ва и у них все счаст­ли­во сло­жит­ся? Но че­рез два дня я за­ста­ла сест­ру до­ма. Ле­жа­ла на ди­ване и ры­да­ла так, что я пе­ре­пу­га­лась... — Что слу­чи­лось?! Она не мог­ла го­во­рить. Толь­ко позд­но ве­че­ром, сквозь спаз­мы го­ря, при­зна­лась, что за­ста­ла сво­е­го лю­би­мо­го в по­сте­ли с дру­гой де­вуш­кой. Он оправ­ды­вал­ся, уве­рял, что это несе­рьез­но и во­об­ще в их твор­че­ских кру­гах из­ме­ны — нор­маль­ное де­ло, за­то как при­ят­ны по­том из­ви­не­ния в ви­де до­ро­гих по­дар­ков! Но Ма­рин­ка швыр­ну­ла ему коль­цо и убе­жа­ла. Но­чью я ле­жа­ла ря­дом с ней, то­же пла­ка­ла, гла­ди­ла по пле­чу и шеп­та­ла на ухо вся­кую ерун­ду. Я зна­ла: ни­ка­кие ум­ные сло­ва не по­мо­гут. Осо­бен­но «Все про­хо­дит, и это прой­дет». Чушь! Прой­дет оно то­гда, ко­гда уже не бу­дет бо­ли, а сей­час, ко­гда пло­хо, ни­ка­кие сло­ва не по­мо­гут... — Хо­чешь, по­зво­ню те­бе на ра­бо­ту и ска­жу, что ты за­бо­ле­ла? — спро­си­ла утром. Сест­ра кив­ну­ла. Ма­ри­на по­ху­де­ла, бы­ла неве­се­лой, но по­сте­пен­но вос­ста­нав­ли­ва­лась. По­лю­би­ла йо­гу, хо­ди­ла на за­ня­тия. В гла­зах у нее по­яви­лось непри­выч­ное вы­ра­же­ние, я зна­ла — это муд­рость, но мое серд­це сжи­ма­лось от жа­ло­сти. Про­шел по­чти год. Ма­риш­ка при­ве­ла в го­сти Са­шу, с ко­то­рым по­зна­ко­ми­лась на ка­ких-то ее тре­ни­ров­ках. — Мы со­би­ра­ем­ся вме­сте в Кар­па­ты, в по­ход, — ска­за­ла она. — А те­бе это не слиш­ком тя­же­ло? — Вы не вол­нуй­тесь, — се­рьез­но ска­зал Са­ша. — Я бу­ду ря­дом. Со­вер­шен­но обыч­ный пар­ниш­ка, но я сра­зу ему по­ве­ри­ла: он и прав­да бу­дет ря­дом. А не­дав­но уви­де­ла на паль­це у Ма­ри­ны коль­цо. — Са­ша по­да­рил? — Ага, — она улыб­ну­лась так, как улы­ба­лась рань­ше: слов­но ма­лень­кое солн­це. — Цир­ко­ний. А мне ка­жет­ся, что это и есть на­сто­я­щий брил­ли­ант. «По­то­му что по­да­рен с на­сто­я­щей лю­бо­вью», — по­ду­ма­ла я. Но про­мол­ча­ла. Сест­ра и са­ма это зна­ет.

Коль­цо и прав­да бы­ло очень кра­си­вое. Мо­жет, зря я Жене не до­ве­ряю?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.