Из лич­ной жиз­ни Сне­гу­роч­ки

Про­шел по­чти год с тех пор, как мы с Ва­ней вме­сте, и рас­ста­вать­ся не со­би­ра­ем­ся. А неве­ро­ят­ную ис­то­рию на­ше­го зна­ком­ства, ни­чуть н не со­мне­ва­юсь, ко­гда-ни­будь бу­дем рас­ска­зы­вать р еще сво­им де­тям и вну­кам...

Vdvojem - - Содержание -

По со­ве­ту дру­зей я ста­ла участ­ни­цей оче­ред­ной на­ци­о­наль­ной иг­ры — зна­ком­ство по брач­но­му объ­яв­ле­нию. Не мо­гу ска­зать, что за­тея мне по­нра­ви­лась. Я до­ста­точ­но дол­го со­про­тив­ля­лась. Но от­вя­зать­ся от на­зой­ли­вых по­мощ­ни­ков в де­ле борь­бы с воль­ным су­ще­ство­ва­ни­ем бы­ло прак­ти­че­ски невоз­мож­но. И я сда­лась. Пре­тен­ден­тов ока­за­лось не слиш­ком мно­го — все­го трое. Пер­вый со стар­та по­нес по те­ле­фо­ну та­кую ересь… Или по­ло­вой ги­гант, или за­кон­чен­ный иди­от. В лю­бом слу­чае от та­ких луч­ше дер­жать­ся по­даль­ше. Вто­рой по­тен­ци­аль­ный же­них сра­зу про­явил за­бо­ту о мо­ем здо­ро­вье, но я ра­но об­ра­до­ва­лась. Он ока­зал­ся фер­ме­ром. Ему тре­бо­ва­лась креп­кая по­дру­га для гря­ду­щих ве­сенне-осен­них по­ле­вых ра­бот, а так­же для лет­ней стра­ды. И толь­ко тре­тий спро­сил, о чем я меч­таю по ве­че­рам. Вот с ним у ме­ня и за­вя­за­лась те­ле­фон­ная друж­ба. При­чем это бы­ло необре­ме­ни­тель­но для обе­их сто­рон. Мы мог­ли раз­го­ва­ри­вать на лю­бые те­мы, ни­сколь­ко не бо­ясь вза­им­но­го непо­ни­ма­ния. Со вре­ме­нем это ста­ло еже­ве­чер­ним обя­за­тель­ным ри­ту­а­лом. А за­тем он про­пал на це­лую неде­лю. По ве­че­рам опять ста­ло груст­но и оди­но­ко, да­же не­смот­ря на приближающийся Но­вый год. И вдруг па­рень сно­ва по­зво­нил: — Я по­здрав­ляю вас с Но­вым го­дом и Рож­де­ством Хри­сто­вым! И же­лаю, что­бы мы встре­ти­лись как мож­но быст­рее. — Спа­си­бо. Я вас то­же по­здрав­ляю. От­но­си­тель­но встре­чи... — я немно­го по­мол­ча­ла. — Да­вай­те встре­тим­ся пря­мо се­го­дня. В час дня око­ло Двор­ца куль­ту­ры, под ча­са­ми. Зна­е­те, где это? — Ко­неч­но знаю, — об­ра­до­вал­ся он. — А как мы друг дру­га узна­ем? — Ес­ли суж­де­но — зна­чит, узна­ем. До сви­да­ния, — я по­ло­жи­ла труб­ку. Те­ле­фон за­зво­нил вновь. На этот раз я по­на­до­би­лась Зой­ке — мо­ей по­друж­ке, со­пер­ни­це и пре­ем­ни­це. По­яс­няю: по­друж­ка — по­то­му что мы с ней од­но­год­ки, к то­му же с са­мо­го дет­ства жи­вем в од­ном подъ­ез­де, так что не дру­жить в на­шем слу­чае про­сто да­же и непри­лич­но. Со­пер­ни­ца — по­то­му что мы с Зой­кой од­но­вре­мен­но на­ча­ли за­ни­мать­ся в драм­круж­ке при на­шем Двор­це куль­ту­ры. А ко­гда при­шло вре­мя, ока­за­лось, мы обе — до­стой­ные пре­тен­дент­ки на роль Сне­гу­роч­ки в дет­ских но­во­год­них спек­так­лях. По­нят­но, что та­кое со­пер­ни­че­ство друж­бу не укреп­ля­ет. По­это­му я доб­ро­воль­но сня­ла свою кан­ди­да­ту­ру и со­гла­си­лась на роль Ки­ки­мо­ры. Но быть Ки­ки­мо­рой ока­за­лось го­раз­до слож­нее — ме­ня хва­ти­ло толь­ко на два се­зо­на. За­тем жизнь пред­ло­жи­ла но­вую роль — лю­бя­щей и за­бот­ли­вой же­ны. Мир ис­кус­ства при­шлось вре­мен­но оста­вить, че­му Зоя бы­ла неска­зан­но рада. Те­перь ни­кто не по­ся­гал на лавры Сне­гу­роч­ки. Все­го че­ты­рех ме­ся­цев се­мей­ной жиз­ни мне хва­ти­ло, что­бы по­нять, что луч­ше быть Ки­ки­мо­рой, чем за­бот­ли­вой же­ной, тем бо­лее при мо­ем му­же. Ко­гда я по­пы­та­лась объ­яс­нить это ему, су­пруг страш­но оби­дел­ся. И спу­стил­ся на два эта­жа ни­же, к Зой­ке — из­лить ду­шу. По всей ви­ди­мо­сти, обо­им очень по­нра­вил­ся этот про­цесс: из­ли­я­ния про­дол­жа­ют­ся и по­ныне. Без ме­ня, ра­зу­ме­ет­ся. Так Зой­ка ста­ла мо­ей пре­ем­ни­цей в оче­ред­ной глав­ной ро­ли, сно­ва предо­ста­вив мне роль вто­ро­го пла­на — сво­ей кон­суль­тант­ки и на­деж­ной помощницы. — Наш муж за­бо­лел. У него тем­пе­ра­ту­ра 37,8. Я не мо­гу оста­вить его в та­ком состоянии. По­это­му ты под­ме­нишь ме­ня на утрен­нем спек­так­ле, — про­сто и до­ход­чи­во объ­яс­ни­ла по­друж­ка. — Будь до­ма, сей­час за­не­су те­бе сце­на­рий. Спо­рить и от­ка­зы­вать­ся бы­ло бес­по­лез­но, но я все же по­про­бо­ва­ла: — Зой­ка, я не мо­гу — у ме­ня се­го­дня сви­да­ние в час дня, — воз­ра­зи­ла я. — Он по­зво­нил? Зой­ка бы­ла в кур­се всей мо­ей лич­ной жиз­ни. При­чем она ор­га­ни­зо­ва­ла про­цесс по­лу­че­ния ин­фор­ма­ции так, что я по­че­му-то ей пер­вой все вы­кла­ды­ва­ла. — Вполне успе­ешь, — про­дол­жа­ла рас­по­ря­жать­ся она. — Спек­такль за­кан­чи- ва­ет­ся ров­но в две­на­дцать. — Все рав­но не мо­гу: сце­на­рий не успею про­чи­тать, — от­бры­ки­ва­лась я. — Не уви­ли­вай, Гал­ка! Ты же зна­ешь: сце­на­рий су­ще­ствен­но не ме­ня­ет­ся уже тре­тий год. Тем бо­лее что с та­ким Де­дом Мо­ро­зом, как Вить­ка, ты за­про­сто отыг­ра­ешь, да­же удо­воль­ствие по­лу­чишь. Да, Вить­ка, несо­мнен­но, са­мый луч­ший Де­душ­ка Мо­роз в го­ро­де, не­смот­ря на его склон­ность ко все­му креп­ко­му и креп­ле­но­му, не счи­тая пи­ва. Ар­гу­мен­ты «про­тив» с мо­ей сто­ро­ны бы­ли ис­чер­па­ны, вза­мен по­яви­лись ар­гу­мен­ты «за»: ат­мо­сфе­ра празд­ни­ка, за­пах ел­ки и все то, че­му бы­ло от­да­но, страш­но ска­зать сколь­ко лет... Объ­яс­нив Сте­па­ны­чу (ре­жис­се­ру спек­так­ля) при­чи­ну сво­е­го неза­пла­ни­ро­ван­но­го по­яв­ле­ния, я вы­слу­ша­ла несколь­ко ком­пли­мен­тов ти­па «дав­но бы так» и в пре­крас­ном на­стро­е­нии от­пра­ви­лась в гри­мер­ку. На­стро­е­ние еще улуч­ши­лось, ко­гда я пре­об­ра­зи­лась в пре­крас­ную Сне­гу­роч­ку. С из­вест­ным ду­шев­ным тре­пе­том я, ожи­дая Вить­ку — Де­да Мо­ро­за, про­гу­ли­ва­лась у слу­жеб­но­го вы­хо­да в фойе, где бы­ла уста­нов­ле­на ел­ка и от­ку­да на­чи­на­лось пред­став­ле­ние. Ко­неч­но, Вить­ка не мог не опоз­дать, но, по­явив­шись, по­че­му-то не по­лез це­ло­вать­ся, как обыч­но при встре­че, а роб­ко по­плел­ся сза­ди. И это я от­нес­ла на счет сво­ей се­го­дняш­ней неот­ра­зи­мо­сти. И вот мы сре­ди мно­го­го­ло­сой де­тво­ры и ее ро­ди­те­лей, под при­це­лом сот­ни пыт­ли­вых глаз. Мно­гие уже зна­ко­мы с пра­ви­ла­ми но­во­год­ней иг­ры, но мно­гие, осо­бен­но ма­лы­ши, впер­вые уви­де­ли жи­вых Де­да Мо­ро­за и Сне­гу­роч­ку и за­во­ро­жен­но за­мер­ли. Это по­нят­но. Непо­нят­но бы­ло толь­ко, по­че­му Дед Мо­роз то­же вдруг за­мер. Пе­ре­о­по­хме­лил­ся, что ли? Или недо­опо­хме­лил­ся? Я ре­ши­ла взять ини­ци­а­ти­ву в свои ру­ки. Но мое при­вет­ствие и по­здрав­ле­ния со­глас­но сце­на­рию про­зву­ча­ли как-то си­рот­ли­во и неубе­ди­тель­но. Па­у­за непри­лич­но за­тя­ну­лась. — Поздравляй де­тей с Но­вым го­дом, — сер­ди­то про­ши­пе­ла я Де­ду в пле­чо (до его уха мне бы­ло не до­стать из-за боль­шой раз­ни­цы в ро­сте). Од­но­вре­мен­но я ста­ра­лась лу­че­зар­но улы­бать­ся окру­жа­ю­щим. К сча­стью, это у ме­ня по­лу­ча­лось. За­то у Де­да не по­лу­ча­лось ни­че­го, да­же рот не от­кры­вал­ся. По­сле весь­ма су­ще­ствен­ной по­мо­щи в ви­де до­воль­но бо­лез­нен­но­го щип­ка Дед вдруг за­кри­чал немыс­ли­мым фаль­це­том на весь зал: — По-зд­ра-вля-ю!.. По­лу­чи­лось что-то на мо­тив шля­ге­ра Иго­ря Николаева. Кош­мар и ужас! Де­тво­ра на­сто­ро­жен­но

при­тих­ла, неко­то­рые яв­но бы­ли го­то­вы за­пла­кать, а ро­ди­те­ли на­ча­ли вни­кать в си­ту­а­цию. Нуж­но бы­ло срочно что-то пред­при­ни­мать, ина­че спек­такль ожи­дал про­вал, а ме­ня — боль­шой скан­дал. — Пе­ре­стань-ка вань­ку ва­лять — изъ­яс­няй­ся ба­сом и по тек­сту, как все при­лич­ные Де­ды Мо­ро­зы, — ши­пе­ла я в ват­ное пле­чо, не за­бы­вая при этом лу­че­зар­но улы­бать­ся ма­лышне и их ро­ди­те­лям. Од­на­ко Дед и не ду­мал под­чи­нять­ся. Он по­шел даль­ше в сво­их бес­чин­ствах — на­чал неук­лю­же кла­нять­ся в по­яс на все че­ты­ре сто­ро­ны. «Гос­по­ди, да это же во­все не Вить­ка!» — вдруг мельк­ну­ла у ме­ня страш­ная до­гад­ка. — Слу­шай, Де­душ­ка Мо­роз, ты кто та­кой? — сер­ди­то дер­нув за ру­кав ха­ла­та, спро­си­ла я у са­мо­зван­ца. — Ва­ня. Я слу­чай­но… — сму­щен­но по­жал ши­ро­чен­ны­ми пле­ча­ми Дед. — Ви­жу. Ты, Ва­ня, не тот ко­стюм на­дел. У Ива­нуш­ки-ду­рач­ка со­всем дру­гой. А где, соб­ствен­но, Вить­ка? — Он это... Спит. По­про­сил, что­бы я его под­ме­нил... Вы­ру­чил... — Так да­вай под­ме­няй! За­жги, на­ко­нец, де­тиш­кам елоч­ку! — про­ши­пе­ла я. Но и эта за­да­ча ока­за­лась для него со­вер­шен­но непо­силь­ной. В ре­зуль­та­те ел­ку при­шлось за­жи­гать мне са­мой. На­ко­нец и до Сте­па­ны­ча до­шла неадек­ват­ность дан­ной си­ту­а­ции. Он спря­тал ва­ли­дол и вы­слал на по­мощь раз­ное мел­кое лес­ное зве­рье: «бе­ло­чек» и «зай­чи­ков». Тех, сла­ва Бо­гу, ни­кто не под­ме­нял, и они до­воль­но спо­ро на­ча­ли стро­ить де­тво­ру в хо­ро­вод­хо­ро во­круг ел­ки с по­сле­ду­ю­щим пе­ре­ме­ще­ни­ем в зри­тель­ный зал, где долж­но бы­ло раз­во­ра­чи­вать­ся ос­нов­ное те­ат­раль­ное дей­ство. По­лу­чив неболь­шую пе­ре­дыш­ку, я по­пы­та­лась объ­яс­нить са­мо­зван­цу ос­но­вы ак­тер­ско­го ма­стер­ства. Уче­ни­ком он ока­зал­ся спо­соб­ным, и де­ло пошло веселее. Веселее на­столь­ко, что этот нестан­дарт­ный Дед Мо­роз пре­вра­тил спек­такль в ка­кой-то КВН. При­чем Дед был ве­се­лым, ая — на­ход­чи­вой. По­рой он нес та­кую ахи­нею, что мне, да и всей труп­пе, тре­бо­ва­лись зна­чи­тель­ные уси­лия, дабы обо­зна­чить про­ис­хо­дя­щее на сцене как дет­скую но­во­год­нюю сказку. Тем не ме­нее в за­ле все ча­ще зву­ча­ли смех и шум­ные ап­ло­дис­мен­ты. А неза­ня­тые в сцен­ке ар­ти­сты про­сто кор­чи­лись за ку­ли­са­ми от сме­ха. И все ча­ще мне ка­за­лось, что с этим Де­дом Мо­ро­зом мы уже зна­ко­мы, но из-за гри­ма и об­шир­ной бо­ро­ды я не мо­гу его узнать. Па­ру раз и я поз­во­ли­ла се­бе несколь­ко при­ко­лов, но Дед вы­ру­лил до­воль­но при­лич­но. Мы с ним так увлек­лись, что Степаныч, до это­го что-то ис­прав­ляв­ший в сво­ем сце­на­рии, стал де­лать нам энер­гич­ные зна­ки, при­зы­вая за­кан­чи­вать как свою са­мо­де­я­тель­ность, так и спек­такль в це­лом. На­ко­нец фан­та­зии Де­да Мо­ро­за бы­ли ис­чер­па­ны. Мы ве­се­ло по­про­ща­лись с де­тво­рой, по­обе­щав обя­за­тель­но на­ве­стить ее в сле­ду­ю­щем го­ду. По­сле спек­так­ля по­об­щать­ся с парт­не­ром мне не уда­лось — ка­та­стро­фи­че­ски опаз­ды­ва­ла на сви­да­ние. Спеш­но пе­ре­одев­шись, сло­мя го­ло­ву по­мча­лась к на­зна­чен­но­му ме­сту встре­чи и ров­но в час уже сто­я­ла под ча­са­ми в ком­па­нии ка­ко­го-то пар­ниш­ки лет пят­на­дца­ти от роду. По­хо­же, у него то­же бы­ло сви­да­ние. И су­дя по то­му, как силь­но он нерв­ни­чал, — пер­вое. Вре­мя от вре­ме­ни пар­ниш­ка бро­сал на ме­ня недо­умен­ные сер­ди­тые взгля­ды — я юно­му влюб­лен­но­му яв­но ме­ша­ла. На­вер­ное, в его пред­став­ле­нии весь мир се­го­дня при­над­ле­жал ему, толь­ко ему и той де­воч­ке, ко­то­рую он ждал. Ни­че­го, прой­дет со­всем немно­го вре­ме­ни, и он пой­мет, что на сви­да­ния мож­но хо­дить в лю­бом воз­расте. Но по­ка... На­ко­нец по­яви­лась юная из­бран­ни­ца ма­ло­лет­не­го Ро­мео. Нелов­кий по­це­луй, и пер­вые ми­ну­ты сму­ще­ния. — Ой, по­смот­ри, — вдруг про­го­во­ри­ла де­воч­ка, — сю­да Дед Мо­роз идет! Я про­сле­ди­ла за ее взгля­дом. В са­мом де­ле со сто­ро­ны Двор­ца куль­ту­ры к нам при­бли­жал­ся Дед Мо­роз — в пол­ной аму­ни­ции, при пал­ке и с вну­ши­тель­ным крас­ным меш­ком за пле­ча­ми. Он, оче­вид­но, то­ро­пил­ся как ни­ко­гда. — Это он нас по­здрав­лять идет, — са­мо­на­де­ян­но за­явил па­ре­нек. «А вот и не уга­дал, — с улыб­кой по­ду­ма­ла я. — Не весь мир се­го­дня для вас, кое-что и мне пе­ре­па­ло. Это мой Дед Мо­роз, и зо­вут его Ва­ня...» В пред­две­рии на­сту­па­ю­ще­го Но­во­го го­да я при­об­ре­ла в секс-шо­пе ко­стюм Сне­гу­роч­ки, став­ший на­шим счаст­ли­вым та­лис­ма­ном. Как вы ду­ма­е­те, мой Ва­неч­ка до­га­да­ет­ся по­че­му?

От­кро­вен­но го­во­ря, во вре­мя утрен­ни­ка Вань­ка прак­ти­че­ски до­вел ме­ня до бе­ло­го ка­ле­ния – аб­со­лют­ным от­сут­стви­ем ар­ти­стич­но­сти и по­пы­ток хо­тя бы ми­ни­маль­но со­от­вет­ство­вать ро­ли. Но в сов­мест­ной жиз­ни неуме­ние при­тво­рять­ся мне нра­вит­ся!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.