Ес­ли бы я со­глас со­гла­си­лась...

Встре­ча с Ге­ной вер­ну­ла мне по­чти по­за­бы­тое ощу­ще­ние сча­стья, и я бы­ла уве­ре­на, что это мой вто­рой шанс на лю­бовь. Но все раз­ле­те­лось в один миг

Vdvojem - - Содержание -

От­ло­жив газету на жур­наль­ный сто­лик, я от­ре­шен­но уста­ви­лась на вы­клю­чен­ный те­ле­ви­зор. До ме­ня еще не до­шел смысл про­изо­шед­ше­го, но слезы уже ка­ти­лись по ли­цу, слов­но кто-то на пол­ную си­лу вы­кру­тил неви­ди­мый кран. Ты не ви­но­ва­та, не ви­но­ва­та», — по­вто­рял то­нень­кий зве­ня­щий го­ло­сок в мо­ей го­ло­ве. «Нет, это твоя ви­на! Ес­ли бы ты со­гла­си­лась по­ехать с ним, все мог­ло быть ина­че», — твер­дил дру­гой го­лос. Он зву­чал ку­да гром­че и уве­рен­нее пер­во­го, а еще он по­чти на­вер­ня­ка был прав... По прав­де го­во­ря, ехать в са­на­то­рий мне со­вер­шен­но не хо­те­лось, да­же не­смот­ря на то, что путевка до­ста­лась мне на ра­бо­те по­чти бес­плат­но. — Ду­рой бу­дешь, ес­ли от­ка­жешь­ся, — ла­ко­нич­но и без­апел­ля­ци­он­но за­яви­ла по­дру­га Инна, ко­гда я по­де­ли­лась с ней сво­и­ми со­мне­ни­я­ми. — Сколь­ко ты уже в от­пус­ке не бы­ла, на­пом­ни... Го­да два, ес­ли я не оши­ба­юсь? — Неохо­та как-то, — со­про­тив­ля­лась я. — Все не­бось с се­мья­ми бу­дут, ну, или как ми­ни­мум па­ра­ми. А я од­на... — Ты уже три го­да од­на, — на­пом­ни­ла Ин­ка. — Дав­но по­ра при­вык­нуть к ста­ту­су раз­ве­ден­ки и про­дол­жать ид­ти впе­ред, а не жить вос­по­ми­на­ни­я­ми о про­шлом! Я про­мол­ча­ла, но в ду­ше бы­ла со­глас­на с по­дру­гой: мой быв­ший муж уже имел но­вую се­мью и ре­бен­ка, о ко­то­ром так меч­тал, а я все еще жи­ла на­шим об­щим про­шлым: ез­ди­ла в тот же су­пер­мар­кет по суб­бо­там, по­ку­па­ла его лю­би­мый сорт ко­фе, все­гда спа­ла на сво­ей по­ло­вине кро­ва­ти, как буд­то кто-то неви­ди­мый по-преж­не­му ле­жал ря­дом, не поз­во­ляя мне раз­ме­тать­ся во сне. «Бы­ла не бы­ла... По­еду, мо­жет, и вправ­ду за­ве­ду ка­кое-ни­будь зна­ком­ство. В кон­це кон­цов, где еще ис­кать муж­чи­ну в мо­ем воз­расте, как не в ле­чеб­но-про­фи­лак­ти­че­ском цен­тре?» — с горь­ким сар­каз­мом по­ду­ма­ла я. — Из­ви­ни­те, вы не под­ска­же­те, где здесь тре­тий кор­пус? — вы­со­кий се­до­вла­сый муж­чи­на бли­зо­ру­ко щу­рил­ся на цифры на се­рых зда­ни­ях. — Это даль­ше по ал­лей­ке, — ука­за­ла ру­кой я. — Уви­ди­те де­ре­вян­ную бе­сед­ку, сра­зу за ней свер­не­те на­пра­во. Я пре­бы­ва­ла в са­на­то­рии уже тре­тий день и прак­ти­че­ски все здесь зна­ла — кро­ме как гу­лять по тер­ри­то­рии, за­ни­мать­ся осо­бо бы­ло нечем. — А вы не из тре­тье­го, слу­чай­но? — неожи­дан­но спро­сил муж­чи­на. — Из тре­тье­го, — ма­ши­наль­но от­ве­ти­ла я и лишь за­тем по­до­зри­тель­но по­ин­те­ре­со­ва­лась: — А что? — Про­сто хо­чу убе­дить­ся, что мне бу­дет с кем по­го­во­рить за ужи­ном, — улыб­нул­ся незна­ко­мец. — Ну, по­го­во­рить — это я все­гда за­про­сто, — улыб­ну­лась в от­вет. В тот ве­чер узна­ла, что мо­е­го но­во­го зна­ко­мо­го зо­вут Ген­на­дий, он жи­вет в том же го­ро­де, что ия, и в сво­бод­ное от са­на­то­ри­ев вре­мя ра­бо­та­ет хи­рур­гом в он­ко­ло­ги­че­ской больнице. — Слу­шай­те, Ка­тя, а вы зна­е­те, что от­сю­да до мо­ря все­го со­рок ки­ло­мет­ров? — од­на­жды спро­сил Ге­на. — Как вы смот­ри­те на то, что­бы зав­тра мы мах­ну­ли ту­да по­сле зав­тра­ка? — По­ло­жи­тель­но смот­рю, — от­ве­ти­ла я. — Прав­да, у ме­ня ку­паль­ник с со­бой толь­ко спор­тив­ный — для бас­сей­на бра­ла. — А мы го­лы­шом бу­дем плес­кать­ся, — под­миг­нул Ге­на. Поз­же, вс­по­ми­ная обо всем, что бы­ло меж­ду на­ми в те пер­вые дни зна­ком­ства, не пе­ре­ста­ва­ла удив­лять­ся са­мой се­бе: как я смог­ла бук­валь­но за неде­лю влю­бить­ся в муж­чи­ну, о ко­то­ром прак­ти­че­ски ни­че­го не зна­ла? Нет, не так — не зна­ла ни­че­го прак­ти­че­ско­го. То есть мы го­во­ри­ли о ли­те­ра­ту­ре и кино, де­ли­лись ис­то­ри­я­ми о про­шлом и пла­на­ми на бу­ду­щее, вы­ска­зы­ва­ли свои мне­ния по по­во­ду тех или иных со­бы­тий. Но я не зна­ла, на­при­мер, с кем жи­вет Ген­на­дий, есть ли у него пи­ще­вая ал­лер­гия и ка­ко­го раз­ме­ра он но­сит обувь. И что еще уди­ви­тель­нее, за две неде­ли на­ше­го ку­рорт­но­го ро­ма­на мне по­че­му-то так и не при­шло в го­ло­ву спро­сить, же­нат ли он. Мо­жет, ви­ной то­му бы­ло пол­ное от­сут­ствие то­го, что под­ска­за­ло бы мне о на­ли­чии ги­по­те­ти­че­ской же­ны — об­ру­чаль­но­го коль­ца, от­корм­лен­но­го на до­маш­них кот­ле­тах брюш­ка, ча­стых звон­ков на мо­биль­ный. А еще его по­ве­де­ние — он вел се­бя так, как буд­то ни­чем и ни­кем не свя­зан. В тот день, ко­гда мы вы­бра­лись к мо­рю, он вдруг при­знал­ся, что уже мно­го лет ему не бы­ло так хо­ро­шо ря­дом с дру­гим че­ло­ве­ком. — Ты слов­но боль­шая пла­не­та, в ор­би­ту ко­то­рой я по­пал, — ска­зал он. — И те­перь ме­ня с необы­чай­ной си­лой тя­нет к те­бе... Две неде­ли про­ле­те­ли, слов­но один день. Ря­дом с Ге­ной я вновь ощу­ти­ла то по­чти за­бы-

тое ощу­ще­ние ба­бо­чек в жи­во­те и сча­стья — все­объ­ем­лю­ще­го, аб­со­лют­но­го, го­то­во­го вот-вот вы­плес­нуть­ся че­рез край. Вер­нув­шись в го­род, мы про­дол­жи­ли встре­чать­ся, но Ге­на на­ста­и­вал, что­бы сви­да­ния про­хо­ди­ли все­гда у ме­ня. И где-то че­рез ме­сяц мне на­ко­нец от­кры­лась страш­ная прав­да, по­че­му так. — Ал­ло, это Ека­те­ри­на? — у незна­ком­ки, зво­нив­шей мне, был нетер­пе­ли­вый тон, а го­лос зву­чал как несма­зан­ные двер­ные пет­ли. — Да, это я... — Ме­ня зо­вут Та­и­сия Пет­ров­на, — пред­ста­ви­лась жен­щи­на. — Мы с ва­ми незна­ко­мы, но, ду­маю, вы зна­е­те, кто я такая. Так вот, ми­лоч­ка, я зво­ню, что­бы вам ска­зать: ес­ли вы вдруг ре­ши­ли, что спо­соб­ны уве­сти Гену из се­мьи, то же­сто­ко оши­ба­е­тесь. Я пе­ре­жи­ла уже не од­ну та­кую, как вы, и, ве­ро­ят­но, еще с де­ся­ток пе­ре­жи­ву. Так что ес­ли на­де­е­тесь на то, что он бро­сит ме­ня и уй­дет к вам, то на­пе­ред со­ве­тую: бро­сай­те это небла­го­дар­ное де­ло! Я по­ло­жи­ла труб­ку, чув­ствуя се­бя оглу­шен­ной, буд­то кто-то толь­ко что уда­рил ме­ня мон­ти­ров­кой по го­ло­ве. В тот ве­чер Ге­на при­знал­ся, что Та­и­сия и вправ­ду его же­на, но уже несколь­ко лет они жи­вут с ней чи­сто фор­маль­но, не имея ни­ка­ких от­но­ше­ний. — Раз­ве не это го­во­рят все же­на­тые муж­чи­ны лю­бов­ни­цам? — горь­ко спро­си­ла я. — Да­вай уедем, — Ге­на вне­зап­но ме­ня за ру­ки и умо­ля­ю­ще за­гля­нул в гла­за. — Да­вай уедем сей­час же, се­го­дня пят­ни­ца, впе­ре­ди два вы­ход­ных. У ме­ня есть до­мик за го­ро­дом, мы про­ве­дем вре­мя вме­сте, я все те­бе рас­ска­жу, и то­гда ты смо­жешь на трез­вую го­ло­ву ре­шить, что де­лать даль­ше. Прошу, не ру­би спле­ча! — Нет, — ре­ши­тель­но ска­за­ла я и вы­дер­ну­ла свои ла­до­ни из его рук. — Ты со­лгал мне, не рас­ска­зав о жене, и я ни­ко­гда не смо­гу это­го про­стить. Ухо­ди. — Ты уби­ва­ешь ме­ня, — про­шеп­тал Ге­на. — По­жа­луй­ста, вы­слу­шай... — Ухо­ди! — по­вто­ри­ла я. В ок­но я смот­ре­ла, как он вы­шел из подъ­ез­да — по­ша­ты­ва­ясь, слов­но пья­ный, — и сел в ма­ши­ну. Два дня я про­ре­ве­ла до­ма, а в по­не­дель­ник, гля­нув на се­бя в зер­ка­ло, ре­ши­ла взять от­гул. Толь­ко вы­шла в ки­оск за свеж све­жей га­зе­той и ми­не­рал­кой и сей­час си­дел си­де­ла на ди­ване, слезы ка­ти­лись по мо­им ще­кам, а го­лос в го­ло­ве все по­вто­ря вто­рял: «Ес­ли бы я со­гла­си­лась, ес­ли бы вы­сл вы­слу­ша­ла его, ес­ли бы по­еха­ла с ним...» За­гол За­го­ло­вок ко­ро­тень­ко­го некро­ло­га, опубл опуб­ли­ко­ван­но­го в ле­жа­щей пе­ре­до мной га­зет га­зе­те, гла­сил: «В пят­ни­цу ве­че­ром во вре­мя ДТП по­гиб из­вест­ный в го­ро­де хи­ру хи­рург Ген­на­дий П.»

Непри­ят­ным и не тер­пя­щим

воз­ра­же­ний го­ло­сом незнакомка со­об­щи­ла мне, что она же­на Ген­на­дия, и ес­ли я вдруг на­де­юсь, что он бро­сит се­мью ра­ди ме­ня, то де­лаю это со­вер­шен­но зря: мол, он по­гу­ля­ет и вер­нет­ся к ней,

как бы­ло уже не раз...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.