АНКЕТА ДЛЯ ЛЮБОВНИЦЫ

Эта жен­щи­на бы­ла очень кра­си­вой и яв­но успеш­ной, од­на­ко в ее гла­зах сто­я­ли злые сле­зы. Она про­си­ла мо­ей по­мо­щи, и от­ка­зать я не смог­ла...

Vdvojem - - Первая Страница -

Пред­ло­же­ние при­нять уча­стие в со­ци­аль­ном про­ек­те я при­ня­ла с во­оду­шев­ле­ни­ем. — Вы ведь, по-мо­е­му, кур­со­вую ра­бо­ту пи­ше­те по пра­вам жен­щин, да? — по­ин­те­ре­со­вал­ся по­жи­лой про­фес­сор. — Вот и от­прав­ляй­тесь, го­лу­буш­ка. По­ла­гаю, озна­ко­мив­шись с во­про­сом непо­сред­ствен­но, от­кро­е­те для се­бя очень мно­го ин­те­рес­но­го, — и он хмык­нул в ак­ку­рат­но стри­же­ную бо­род­ку. Я долж­на бы­ла на от­ве­ден­ном мне участ­ке обой­ти все квар­ти­ры и за­пол­нить фор­мы по уже со­став­лен­ной ан­ке­те. Во­про­сы бы­ли ад­ре­со­ва­ны жен­щи­нам и ка­са­лись са­мых ба­наль­ных ве­щей: со­сто­и­те ли в бра­ке, есть ли де­ти, со­ци­аль­ное по­ло­же­ние, ка­рье­ра, рас­пре­де­ле­ние се­мей­ных обя­зан­но­стей и т. д. и т. п. Вро­де бы и ни­че­го осо­бен­но­го, но в пер­вой же квар­ти­ре ме­ня ждал неожи­дан­ный раз­го­вор. Жен­щи­на, вполне мо­ло­дая и до­воль­но кра­си­вая, но, как мне по­ка­за­лось, не со­всем трез­вая, ис­под­ло­бья гля­нув на ме­ня, про­це­ди­ла сквозь зу­бы: — Че­го на­до? — Я офи­ци­аль­но, — сдрей­фив, ста­ла оправ­ды­вать­ся. — Во­лон­тер из ко­ми­те­та по пра­вам жен­щин, вот, с ан­ке­той к вам. Жен­щи­на хрип­ло рас­сме­я­лась: — Да ка­кие у ме­ня те­перь пра­ва? — От­веть­те, по­жа­луй­ста, на несколь­ко во­про­сов… — про­дол­жа­ла я. — Ну да­вай, за­да­вай свои во­про­сы. А хо­чешь, — она неожи­дан­но пе­ре­би­ла са­му се­бя, не да­вая мне и рта рас­крыть, — я са­ма те­бе все рас­ска­жу, без вся­кой тво­ей ан­ке­ты? Бы­ло у ме­ня все: ра­бо­та, муж лю­би­мый… А те­перь ни­че­го нет! И что де­лать — не знаю. Я рань­ше вро­де те­бя бы­ла — ак­тив­ная, во все ды­ры лез­ла… Ин­сти­тут — с крас­ным ди­пло­мом, на ра­бо­те — пер­вая, до са­мой но­чи си­де­ла, чтоб на­чаль­ство за­ме­ти­ло и оце­ни­ло. Что ж — за­ме­ти­ло, оце­ни­ло: по­шла на по­вы­ше­ние. Де­нег то­же при­ба­ви­лось.

Я еще боль­ше ста­рать­ся — все для то­го, чтоб от му­жа не от­стать, мол, не со­би­ра­юсь на шее си­деть, мы и са­ми с уса­ми. Вон… — она об­ве­ла гла­за­ми ком­на­ту, — квар­ти­ру ку­пи­ли по­по­лам, обу­стро­и­ли ее. Ужи­на­ли в ре­сто­ра­нах, от­ды­ха­ли за гра­ни­цей — че­го ему не хва­та­ло, ска­жи? — у нее на гла­зах вы­сту­пи­ли злые сле­зы. — У ме­ня ведь на ра­бо­те от му­жи­ков от­боя нет: и кол­ле­ги, и парт­не­ры… А муж-то мой се­бе дру­гую за­вел! И не го­во­рит прав­ду, гад, толь­ко гла­за пря­чет... — Так вы на­вер­ня­ка не зна­е­те? — вздох­ну­ла я с об­лег­че­ни­ем. — Как же, не знаю… При­хо­дит но­чью — шмыг в по­стель и но­сом к стен­ке. — Мо­жет, ра­бо­та­ет мно­го, уста­ет… — по­пы­та­лась я успо­ко­ить жен­щи­ну. — Я Ве­ро­ни­ка… — пред­ста­ви­лась она. — Ви­на хо­чешь? — Нет, спа­си­бо, — по­крас­не­ла я. — Ну, то­гда ко­фе, — и, не об­ра­щая вни­ма­ния на мой от­каз, за­во­зи­лась у пли­ты с джез­вой. — А де­ти у вас есть? — по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — Нет. Все как-то для се­бя по­жить хо­те­ли — Ген­ка на ре­бен­ке не на­ста­и­вал. А я... ведь ду­ма­ла, что от та­ких, как я, му­жи­ки не ухо­дят… — От ка­ких — та­ких? — неожи­дан­но вы­па­ли­ла я. — От успеш­ных, кра­си­вых, уве­рен­ных в се­бе… Ку­да толь­ко эта уве­рен­ность де­ва­ет­ся, ко­гда муж те­бя на ка­ку­ю­ни­будь ко­шел­ку ник­чем­ную ме­ня­ет, — она тяж­ко вздох­ну­ла. — По­че­му вы так в этом уве­ре­ны? — Да знаю я! Доб­рые лю­ди на­сту­ча­ли… По­слу­шай, — она вдруг ухва­ти­ла ме­ня за ру­ку, — по­мо­ги мне, а? Да­вай я с этой тво­ей этой ан­ке­той к ней схо­жу… По­ни­ма­ешь, мне бы толь­ко уви­деть ее — убе­дить­ся, что она есть, на чи­стую во­ду их вы­ве­сти. Я то­гда смо­гу ре­шить что-то: а то муж мол­чит, от­не­ки­ва­ет­ся — всю ду­шу мне уже вы­мо­тал... — Ой, я не мо­гу! — вспо­ло­ши­лась я. — Да и не мой это уча­сток во­об­ще-то. — Ну, пой­ми ме­ня… по-че­ло­ве­че­ски... по-жен­ски… — ее гла­за смот­ре­ли умо­ля­ю­ще. К пред­по­ла­га­е­мой со­пер­ни­це Ве­ро­ни­ка от­пра­ви­лась од­на — я оста­лась ждать у подъ­ез­да. Вы­шла неско­ро — блед­ная, с остек­ле­нев­шим взгля­дом. — Ну вот и все, — вы­дох­ну­ла и за­жму­ри­лась. — Ви­де­ла я ее, фи­тюль­ку… Ни ко­жи, как го­во­рит­ся, ни ро­жи…ро­жи Жи­вет с ма­те­рью, пре­по­да­ет в шко­ле…школ «Как же, — спра­ши­ваю ее, — вы ре­ши­лись­ре чу­жо­го му­жа уве­сти?» — при­сты­дитьпр ее хо­те­ла. А она мне: не ви­но­ва­та,ви мол, он сам при­бил­ся — люб­ви­лю ис­кал, теп­ла; жа­ло­вал­ся, что ж жене се­мья не нуж­на: мол, для нее — для ме­ня то есть — ка­рье­ра и об­ще­ствен­ное­об­ще по­ло­же­ние важ­нее, — Ве­ро­ни­ка по­мол­ча­ла. — По­том она из-за сто­ла вста­ла — я гля­жу, а у нее уже ме­сяц ше­стой, а то и боль­ше… Жи­вот по­гла­ди­ла и го­во­рит: «Я ведь не дер­жу его — про­сто люб­лю», — Ве­ро­ни­ка вы­му­чен­но улыб­ну­лась. — Та­кая вот у нас анкета для любовницы по­лу­чи­лась…

Про­фес­сор пред­ло­жил мне по­участ­во­вать в со­ци­аль­ном про­ек­те, и я вос­при­ня­ла эту идею с во­оду­шев­ле­ни­ем...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.