Серд­це най­дет до­ро­гу

Ко­гда я по­хо­ро­нил же­ну, то по­клял­ся се­бе, что у мо­е­го сы­на ни­ко­гда не бу­дет ма­че­хи. Но Паш­ка сам под­толк­нул ме­ня к но­вой же­нить­бе...

Vdvojem - - Уроки Жизни -

Впер­вые эта де­вуш­ка по­яви­лась в мо­ем ма­га­зине в се­ре­дине фев­ра­ля. По­том ста­ла за­хо­дить по­чти каж­дый ве­чер. Я ни­че­го о ней не знал, но кое о чем мог до­га­ды­вать­ся. На­при­мер, о том, что се­мьи, ско­рее все­го, нет...

Впер­вые эта де­вуш­ка по­яви­лась в мо­ем ма­га­зине зи­мой — где-то в се­ре­дине фев­ра­ля. По­том ста­ла за­хо­дить по­чти каж­дый ве­чер. Я не знал, как ее зо­вут. Я во­об­ще ни­че­го о ней не знал, но кое о чем мог до­га­ды­вать­ся. На­при­мер, о том, что она рань­ше жи­ла где-то в дру­гом ме­сте, а те­перь — в на­шем мик­ро­рай­оне. Что ра­бо­та­ет при­мер­но до ше­сти, а суб­бо­та и вос­кре­се­нье у нее вы­ход­ные, что се­мьи, ско­рее все­го, нет, по­то­му что каж­дый раз по­ку­па­ет «во­ро­бьи­ные» пор­ции — один йо­гурт, па­ру апель­си­нов, ми­ни-бу­хан­ку «бо­ро­дин­ско­го»… Не скрою, мне нра­ви­лось ви­деть ее у сво­е­го при­лав­ка. Во-пер­вых, я еще не ра­зу­чил­ся лю­бо­вать­ся жен­ской кра­со­той, а она бы­ла до­воль­но при­вле­ка­тель­ной (строй­ная фи­гур­ка, гу­стые во­ло­сы, боль­шие и чуть пе­чаль­ные гла­за). А во-вто­рых… Ра­зу­ме­ет­ся, в сфе­ре услуг кли­ент все­гда прав, но в жиз­ни ино­гда та­кие эк­зем­пля­ры по­па­да­ют­ся, что хо­чет­ся ко­ча­ном ка­пу­сты в них за­пу­стить. Но­вая по­ку­па­тель­ни­ца бы­ла очень при­ят­ной по­ку­па­тел­ни­цей — веж­ли­вой и непри­ве­ред­ли­вой. По­это­му я, как и дру­гим сво­им лю­бим­цам, все­гда со­ве­то­вал ей, ка­кой сыр вкус­нее или ка­кая сме­та­на све­жее. Од­на­ко ни­ка­ко­го осо­бо­го от­но­ше­ния у ме­ня к де­вуш­ке не бы­ло. Но ко­гда в на­ча­ле июня эта ми­лая брю­нет­ка вне­зап­но ис­чез­ла, а спу­стя три неде­ли сно­ва по­яви­лась в мо­ем ма­га­зине, я с удив­ле­ни­ем по­нял, что все это вре­мя ску­чал без ее го­ло­са и за­стен­чи­вой улыб­ки. По­нял и… ис­пу­гал­ся. «Я не имею пра­ва влюб­лять­ся, — ска­зал се­бе. — У ме­ня Пав­лу­ха!» Па­вел — мой сын, ко­то­ро­го вот уже пять лет я вос­пи­ты­вал один. С тех са­мых пор, как не ста­ло его ма­мы. Ау­то­тре­нинг не по­мог — с каж­дым днем ме­ня все силь­нее тя­ну­ло к этой де­вуш­ке. И я по­шел на ком­про­мисс с со­ве­стью: «Ма­че­ху Паш­ке не при­ве­ду, это ре­ше­но раз и на­все­гда. Но, в кон­це кон­цов, я не мо­нах, не ев­нух, а здо­ро­вый со­ро­ка­лет­ний му­жик, и об­хо­дить­ся со­всем без жен­щин мне тя­же­ло. Да, я очень лю­бил же­ну и, по­ка она бы­ла жи­ва, ни ра­зу ей не из­ме­нил. Но хра­нить всю жизнь вер­ность по­кой­ни­це глу­по. Так что, ес­ли эта чер­но­гла­зая сим­па­тя­га не бу­дет воз­ра­жать про­тив сво­бод­ных от­но­ше­ний и встреч на ее тер­ри­то­рии, по­че­му бы и нет?» Но для на­ча­ла нуж­но бы­ло по­зна­ко­мить­ся. По­это­му, ко­гда она в оче­ред­ной раз за­шла ко мне за по­куп­ка­ми, я при­вет­ли­во ска­зал: — Здрав­ствуй­те, На­та­ша. Рад вас ви­деть! Она удив­лен­но хлоп­ну­ла рес­ни­ца­ми и про­бор­мо­та­ла: — Зра­сте… Толь­ко я не На­та­ша, а Ле­ся. — А ме­ня зо­вут Юрий. Вот и по­зна­ко­ми­лись. А то ку­да это го­дит­ся: по­чти пол­го­да ре­гу­ляр­но пе­ре­се­ка­ем­ся в мо­ем ма­га­зине, а имен друг дру­га до сих пор не зна­ем… — Ва­шем ма­га­зине? Так вы — вла­де­лец? — вос­клик­ну­ла она и по­крас­не­ла. — Из­ви­ни­те, са­ма не знаю, за­чем я это ляп­ну­ла. Для

ме­ня долж­ность че­ло­ве­ка не име­ет зна­че­ния. — Я здесь и швец, и жнец, и на ду­де иг­рец, — за­сме­ял­ся обод­ря­ю­ще. — Толь­ко бух­гал­те­рию од­на ста­руш­ка­бух­гал­тер­ша на до­му ве­дет, а осталь­ное все сам: и за ме­не­дже­ра, и за груз­чи­ка, и за про­дав­ца. Прав­да, с убор­кой мне сын-де­ся­ти­класс­ник ре­гу­ляр­но по­мо­га­ет. — А по­че­му не же­на? — Она умер­ла пять лет на­зад. — Про­сти­те, я не хо­те­ла… — де­вуш­ка по­крас­не­ла еще силь­нее. — Ни­че­го. Вы же не зна­ли. Но сму­тив­шись окон­ча­тель­но, она убе­жа­ла, так ни­че­го и не ку­пив. Я бо­ял­ся, что Ле­ся боль­ше не при­дет, но спу­стя три дня она по­яви­лась: непри­выч­но ра­дост­ная и не око­ло се­ми, как обыч­но, а пе­ред са­мым за­кры­ти­ем. — Я ви­жу, се­год­ня у вас хо­ро­шее на­стро­е­ние! — вы­рва­лось у ме­ня. — Это по­то­му что день рож­де­ния — с кол­ле­га­ми на ра­бо­те так за­ме­ча­тель­но от­празд­но­ва­ли! Прав­да, да­та не круг­лая, и не очень ве­се­лая — трид­цать два уже стук­ну­ло. — Чу­дес­ный воз­раст! — воз­ра­зил искренне (я опа­сал­ся, что Ле­ся ока­жет­ся мо­ло­же и ее сму­тят мои со­рок с хво­сти­ком). — По­здрав­ляю! — Чу­дес­ный, ко­гда у те­бя есть се­мья, де­ти… — она по­груст­не­ла, но спу­стя мгно­ве­ние улыб­ка сно­ва оза­ри­ла ее ли­цо. — Ко мне зав­тра по­дру­ги при­дут по­здрав­лять, а в су­пер­мар­кет бы­ло лень за­ез­жать. Так что вся на­деж­да на вас. Я се­год­ня мно­го все­го бу­ду по­ку­пать… По­ку­пок на­бра­лось на два объ­е­ми­стых па­ке­та. От се­бя в ка­че­стве по­дар­ка (хоть име­нин­ни­ца и со­про­тив­ля­лась) вру­чил боль­шой торт. — По­до­жди­те несколь­ко ми­нут, — по­про­сил я. — Сей­час ма­га­зин по­став­лю на сиг­на­ли­за­цию, и пойдем. — Ку­да пойдем? — опе­ши­ла Ле­ся. Я взве­сил на ру­ке па­ке­ты с про­дук­та­ми: — Здесь ки­ло­грам­мов пят­на­дцать, не мень­ше. А жен­щи­нам тя­же­сти но­сить нель­зя. Так что я вас про­во­жу. — Спа­си­бо огром­ное, — ска­за­ла де­вуш­ка, ко­гда до­шли мы до ее подъ­ез­да, и до­ба­ви­ла роб­ко. — Юра, мо­жет, хо­ти­те ко­фе? — С удо­воль­стви­ем… Я со­би­рал­ся про­быть у нее не боль­ше двух ча­сов, но так вы­шло, что остал­ся до утра. К то­му же по­зор­но про­спал. До­мой мчал­ся, не раз­би­рая до­ро­ги, (что­бы по­кор­мить Пав­лу­ху зав­тра­ком и что-ни­будь со­врать на­счет ноч­ной от­луч­ки), но до­ма не за­стал — он уже умо­тал на тре­ни­ров­ку. А спу­стя пол­ча­са по­зво­ни­ли из боль­ни­цы и со­об­щи­ли, что к ним в трав­ма­то­ло­гию по «ско­рой» до­ста­ви­ли мо­е­го сы­на с пе­ре­ло­мом но­ги. Пе­ре­лом ока­зал­ся слож­ным, со сме­ще­ни­ем, и Паш­ка про­ле­жал на «рас­тяж­ке» боль­ше по­лу­то­ра ме­ся­цев. Я дне­вал и но­че­вал воз­ле его кой­ки, лишь ино­гда на­ве­ды­ва­ясь до­мой, что­бы при­нять душ и со­брать для сы­на но­вые кни­ги, чи­стую одеж­ду и что-ни­будь вкус­нень­кое. По­сле вы­пис­ки по на­сто­я­тель­но­му со­ве­ту вра­ча по­вез его в са­на­то­рий (фи­зио­те­ра­пия, мас­саж, ле­чеб­ная физ­куль­ту­ра), и все это вре­мя мой ма­га­зин про­сто­ял за­пер­тым. На­ко­нец Па­ша по­шел в шко­лу, а я вы­шел на ра­бо­ту. С нетер­пе­ни­ем ждал при­хо­да Ле­си, в ты­сяч­ный раз мыс­лен­но про­го­ва­ри­вая те сло­ва, ко­то­рые ей ска­жу. Но про­шел ме­сяц, дру­гой, тре­тий, а де­вуш­ка в ма­га­зине так и не при­шла. …Был позд­ний ве­чер. Я до­мы­вал по­су­ду и со­би­рал­ся ид­ти спать. Но тут на кух­ню вы­шел Паш­ка, сел за стол: — Пап, я хо­чу с то­бой по­го­во­рить. — Да­вай по­го­во­рим, — кив­нул я, са­дясь на­про­тив. — Ты в по­след­нее вре­мя та­кой смур­ной. У те­бя про­бле­мы? — Од­на пробле­ма — твоя но­га. — Да лад­но… С мо­ей но­гой все дав­ным-дав­но в по­ряд­ке, а ты все рав­но по­сто­ян­но на сво­ей волне… И улыб­ки из те­бя не вы­да­вишь. — Те­бе по­ка­за­лось. Все нор­маль­но. Пав­лу­ха по­мол­чал, а по­том, гля­дя мне пря­мо в гла­за, ска­зал: — Ты как-то ска­зал, что хо­тел бы, что­бы я во всем те­бе до­ве­рял. Так, мо­жет, по­ка­жешь при­мер, как это де­лать? И я рас­ска­зал ему все: как лю­бил его ма­му, как тос­ко­вал по­сле ее смер­ти, как по­зна­ко­мил­ся с Ле­сей, как про­вел у нее ночь и, как по­те­рял, по­то­му что те­ле­фо­на и фа­ми­лии не знаю, а ад­ре­са не пом­ню… — На­вер­ное, она хо­ро­шая жен­щи­на. Же­нить­ся те­бе на­до, вот что… — за­дум­чи­во про­тя­нул мой взрос­лый муд­рый сын. Я был у Ле­си один-един­ствен­ный раз и не был уве­рен, что смо­гу отыс­кать ее дом сре­ди дру­гих мно­го­эта­жек­б­лиз­не­цов мик­ро­рай­о­на. Но серд­це под­ска­за­ло мне до­ро­гу. — Ты? — ах­ну­ла Ле­ся, уви­дев ме­ня на по­ро­ге. –Я и не на­де­я­лась, что ко­гда-ни­будь еще уви­жу те­бя… Я стал объ­яс­нять про Паш­кин пе­ре­лом, боль­ни­цу, са­на­то­рий, но в ка­кой-то мо­мент осек­ся на по­лу­сло­ве, по­то­му что вдруг за­ме­тил… Она то­роп­ли­во при­кры­ла ру­ка­ми вы­пи­ра­ю­щий из-под коф­точ­ки из­ряд­но округ­лив­ший­ся жи­во­тик. — Ну да… Твой… Я ре­ши­ла для се­бя ро­дить… — за­бор­мо­та­ла, опу­стив гла­за в пол. — У ме­ня ведь со­всем ни­ко­го нет, а так… Не бой­ся, нам от те­бя ни­че­го не нуж­но… — За­то мне от те­бя нуж­но, — я по­до­шел к Ле­се вплот­ную, взял за пле­чи и по­це­ло­вал. С тру­дом ото­рвав­шись от ее губ, ска­зал: — Со­би­рай­ся, пойдем. — Ку­да?! — Я те­бя с сы­ном по­зна­ком­лю. Он у ме­ня ми­ро­вой па­цан! Уве­рен, вы по­дру­жи­тесь!

Пав­лу­ха с Ле­сей очень лег­ко на­шли об­щий язык. Я так рад, что двое са­мых до­ро­гих и близ­ких мне лю­дей ста­ли на­сто­я­щи­ми дру­зья­ми!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.