ДВОЕ под до­ждем

Я пом­ню все, буд­то бу у это бы­ло б вче­ра: теп­лые кап­ли до­ждя д на мо­их м ще­ках, терп­ко­ва­тот со­ле­ный со при­вкус пр ее по­це­луя... Тот, Т кто го­во­рит, го что вре­мя вр ле­чит, ннаг­ло лжет!

Vdvojem - - Уроки Жизни -

Вэтом го­ду мо­ре бы­ло хо­лод­ным и непри­вет­ли­вым, че­рез день штор­ми­ло, и ред­кие от­ды­ха­ю­щие тоск­ли­во сло­ня­лись по пля­жу в ожи­да­нии хо­ро­шей по­го­ды и солн­ца, уже неде­лю не по­ка­зы­ва­ю­ще­го­ся из-за свин­цо­во-се­рых туч. Мне же нра­ви­лось это нена­стье, на­по­ми­нав­шее то хо­лод­ное ле­то пят­на­дца­ти­лет­ней дав­но­сти, встре­тить от­го­лос­ки ко­то­ро­го я и хо­тел, при­ез­жая сю­да каж­дый год. Кто-то од­на­жды ска­зал: са­мое боль­шое несча­стье — быть счаст­ли­вым в про­шлом. И ес­ли в этих сло­вах есть хоть кап­ля прав­ды, то я са­мый несчаст­ный че­ло­век на зем­ле... — По­мо­ги­те! По­мо­ги­те! — де­вуш­ка бе­жа­ла вдоль кром­ки во­ды, взры­вая за со­бой фей­ер­вер­ки брызг, и от­ча­ян­но раз­ма­хи­ва­ла ру­ка­ми. — Что слу­чи­лось? — Ми­ха­лыч недо­воль­но скри­вил­ся — се­год­ня за­кан­чи­ва­лась его сме­на, и непри­ят­но­сти бы­ли ни к че­му. — Там... там моя по­дру­га... — ед­ва пе­ре­во­дя дух от бе­га, от­ве­ти­ла де­вуш­ка и ука­за­ла ру­кой в мо­ре. — Ка­жет­ся, с ней что-то слу­чи­лось! Кол­ле­га вски­нул би­нокль и стал всмат­ри­вать­ся вдаль. Но и без би­нок­ля бы­ло вид­но, как мет­рах в двух­стах от бе­ре­га на­би­ра­ю­щие си­лу вол­ны ка­ча­ют хлип­кий на­дув­ной мат­рас, на ко­то­ром ле­жит де­вуш­ка. — Черт зна­ет за­чем вас несет ку­пать­ся в та­кую непо­го­ду, — про­бур­чал Ми­ха­лыч. — Ва­лер­ка, сго­няй за ней... Но я уже бе­жал к во­де. Она ока­за­лась об­жи­га­ю­ще хо­лод­ной, по­чти ле­дя­ной — мо­ре очень быст­ро осты­ва­ет, ко­гда па­да­ет тем­пе­ра­ту­ра воз­ду­ха. Под­плыв к де­вуш­ке, пер­вым де­лом я уви­дел ее си­нюш­ние гу­бы. — Су­до­ро­га? — до­га­дал­ся. — Да, — скри­ви­лась она. — Дер­жись за мат­рас, — ско­ман­до­вал я и по­та­щил его к бе­ре­гу. — Спа­си­бо вам, — про­шеп­та­ла незна­ком­ка, ед­ва мы ока­за­лись на су­ше. Мо­к­рая чел­ка на­лип­ла ей на лоб, гу­бы дро­жа­ли. В тот мо­мент я по­че­му-то со­вер­шен­но не к ме­сту по­ду­мал: «Ка­жет­ся, я еще не ви­дел ни­ко­го кра­си­вее». Ее зва­ли Ма­ри­на. На следующий день при­нес­ла мне в знак бла­го­дар­но­сти пи­рож­ки с виш­ней, и я при­гла­сил ее по­гу­лять. Она со­гла­си­лась. С то­го ве­че­ра и вплоть до ее отъ­ез­да мы не раз­лу­ча­лись. — Я про­во­жу те­бя на вок­зал, — ска­зал, гля­дя, как де­вуш­ка со­би­ра­ет в сум­ку раз­бро­сан­ную по но­ме­ру одеж­ду. — Не сто­ит, — от­ве­ти­ла Ма­ри­на и кив­ну­ла за ок­но. — Бу­дет дождь. — Ни­че­го, не рас­таю. По­зво­нишь, ко­гда до­едешь? — Да, — неуве­рен­но кив­ну­ла она и от­ве­лаа от­ве­ла взгляд­взгляд. взгляд. Ико­гда­мы­ужеИ ко­гда мы уже сто­ял­ли сто­я­ли на пер­пер­роне, пер­роне, дождь и вправ­ду по­шел­шел — хлы­нул от от­вес­ной сте­ной, шум­ный и по-лет­не­му теп­лый. Уез­жа­ю­щие ку­рорт­ни­ки, недо­воль­ные непо­го­дой и по­чти та­кие же бе­ло­ко­жие, ка­ки­ми при­е­ха­ли, сби­лись в стай­ки под на­ве­са­ми. На плат­фор­ме оста­лись толь­ко мы. Я при­тя­нул Ма­ри­ну к се­бе и при­жал­ся к ее гу­бам — мяг­ким, со­ло­но­ва­тым на вкус... — Че­рез ме­сяц я при­еду, — про­шеп­тал. — И мы обя­за­тель­но встре­тим­ся. — Хо­ро­шо, — груст­но улыб­ну­лась лю­би­мая. Это бы­ло по­след­нее, что она мне ска­за­ла. Ма­ри­на не по­зво­ни­ла ни в этот день, ни на следующий, а ко­гда я дро­жа­щей ру­кой на­брал ее до­маш­ний но­мер, су­хой го­лос ро­бо­та со­об­щил мне, что та­ко­го або­нен­та не су­ще­ству­ет. Че­рез ме­сяц ка­ни­ку­лы за­кон­чи­лись, а с ни­ми и моя ка­рье­ра пляж­но­го спа­са­те­ля, и я вер­нул­ся в го­род. Че­рез год встре­тил Оль­гу, вско­ре мы по­же­ни­лись и ро­ди­ли дочь, а еще че­рез семь раз­ве­лись. Ма­ри­ну я боль­ше ни­ко­гда не ви­дел, но не про­хо­ди­ло и дня, что­бы не вспо­ми­нал мок­рую чел­ку, при­лип­шую ко лбу, и терп­ко­ва­то­со­ле­ный при­вкус ее губ... Уже семь лет я оди­нок. И все семь лет каж­дое ле­то при­ез­жаю на этот пляж, где ко­гда-то был счаст­лив, в на­деж­де встре­тить са­мо­го се­бя — влюб­лен­но­го, мо­ло­до­го, пол­но­го сил и ве­ры в то, что все непре­мен­но бу­дет хо­ро­шо. Но в этот раз я та­ки встре­тил свое про­шлое... — Ма­ри­на?! — оклик­нул я, не до кон­ца ве­ря, что это она. Жен­щи­на обер­ну­лась, смах­ну­ла со лба чел­ку. — При­вет... — Не ожи­дал те­бя уви­деть. —А я те­бя ожи­да­ла, — ти­хо ска­за­ла она. — По­то­му и при­е­ха­ла. Пят­на­дцать лет про­шло, а лю­би­мая по­чти не из­ме­ни­лась: все тот же лу­чи­стый взгляд, длин­ная чел­ка, толь­ко се­точ­ка мор­щин у глаз вы­да­ва­ла ее воз­раст и то, что ча­сто в жиз­ни сме­я­лась. Или ча­сто пла­ка­ла... — Я те­бе зво­нил то­гда, — ска­зал я.я — Знаю, — груст­но кив­ну­ла Ма­ри­на. — Я да­ла те­бе невер­ный но­мер. Не мог­ла поз­во­лить, что­бы о нас узнал мой су­пруг. — Ты бы­ла за­му­жем? — Да. В тот год мы с Пав­ли­ком жут­ко ссо­ри­лись, бы­ли на гра­ни раз­во­да, и по­то­му я уеха­ла в от­пуск с по­друж­кой. Пом­нишь Оле­сю? Я улыб­нул­ся: де­вуш­ка бе­жит по кром­ке во­ды, взры­вая за со­бой фей­ер­вер­ки брызг. Не­ужто это бы­ло пят­на­дцать лет на­зад? — Мне все ка­за­лось: вер­нусь до­мой и раз­ве­дусь с Пав­лом, — про­дол­жа­ла Ма­ри­на.— И то­гда най­ду те­бя, ведь у ме­ня был твой ад­рес. — Но не раз­ве­лась... — Да, — ко­рот­ко кив­ну­ла она и мах­ну­ла го­ло­вой в сто­ро­ну. — Из-за него. Неда­ле­ко от нас, воз­ле спа­са­тель­ной выш­ки, сто­ял тем­но­во­ло­сый па­ре­нек в шор­тах и бро­сал ка­меш­ки в во­ду. Вы­со­кий, пле­чи­стый, он на­по­ми­нал мне ко­го-то из мо­е­го да­ле­ко­го, да­ле­ко­го про­шло­го... — Сколь­ко ему? — хрип­ло спро­сил я, чув­ствуя, как серд­це ло­мит­ся сквозь реб­ра на­ру­жу. — В мар­те бы­ло че­тыр­на­дцать, — ти­хо от­ве­ти­ла Ма­ри­на. Рас­ска­за­ла, что в про­шлом го­ду они на­ко­нец раз­ве­лись с му­жем, и с тех пор не мог­ла до­ждать­ся ле­та, что­бы вновь при­е­хать сю­да. — Я по­че­му-то бы­ла уве­ре­на, что встре­чу те­бя тут... На этих сло­вах тя­же­лая хо­лод­ная кап­ля шлеп­ну­лась мне на нос. Я за­драл го­ло­ву к не­бу: ту­чи ста­ли буг­ри­сты­ми, чер­ниль­но-чер­ны­ми. Я по­чув­ство­вал, как серд­це в гру­ди рас­тет и ши­рит­ся, ста­но­вит­ся огром­ных, необъ­ят­ных раз­ме­ров и вот-вот разо­рвет­ся от пе­ре­пол­няв­ших чувств. На­чал­ся дождь, я снял вет­ров­ку, на­ки­нул ее на пле­чи Ма­рине и по­че­му-то по­ду­мал, что те­перь под до­ждем нас уже трое...

Семь лет на­зад я раз­вел­ся с же­ной и с тех пор каж­дый год при­ез­жаю на этот пляж, что­бы встре­тить­ся со сво­им про­шлым, в ко­то­ром я был влюб­лен и счаст­лив...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.