УМНАЯ, НЕЖНАЯ, ПРЕ­ДАН­НАЯ...

По­че­му-то на пар­ней мне по жиз­ни не вез­ло. Про­сто ка­та­стро­фи­че­ски. Но Ан­дрей по­на­ча­лу ка­зал­ся счаст­ли­вым ис­клю­че­ни­ем из это­го са­мо­го пра­ви­ла...

Vdvojem - - Первая Страница - АЛЕ­НА

Не то что­бы я счи­та­ла, что все по­го­лов­но му­жи­ки сво…, но мне по­че­му-то по­па­да­лись имен­но та­кие. И неудач­ный брак был яр­чай­шим то­му под­твер­жде­ни­ем. С му­жем у нас бы­ло «од­но­сто­рон­нее дви­же­ние»: я лю­би­ла его, а он лю­бил се­бя, при­чем страст­но и са­мо­заб­вен­но. По­сле пя­ти лет та­кой вот иг­ры в од­ни во­ро­та я ре­ши­ла сме­нить ко­ман­ду — раз­ве­лась. И неожи­дан­но быст­ро встре­ти­ла Ан­дрея. Как вы­яс­ни­лось на пер­вом же сви­да­нии, и ему то­же хро­ни­че­ски не вез­ло, и он толь­ко-толь­ко опом­нил­ся по­сле раз­во­да с же­ной, ко­то­рая его бес­сты­же бро­си­ла. Так, по­пла­кав друг у дру­га на пле­че, мы по­ня­ли, что нас све­ла судь­ба. Прав­ду го­во­рят, что стра­да­ние обла­го­ра­жи­ва­ет че­ло­ве­ка. Ан­дрю­ша ка­зал­ся имен­но бла­го­род­ным ры­ца­рем. Как же тре­пет­но и вни­ма­тель­но он ко мне

от­но­сил­ся! Обыч­но ж как? На на­ши по­треб­но­сти на­пле­вать: ты ему про клуб­ни­ку — он те­бе про па­ре­ную ре­пу, те­бе нуж­на шу­ба — он да­рит лы­жи («нам од­ной па­ры на дво­их по­ка хва­тит»), ты хо­чешь на Ба­га­мы — едешь к его ма­ме на да­чу по­лоть кар­тош­ку. И так до бес­ко­неч­но­сти… Ан­дрей же был со­всем дру­гим: он не про­сто слу­шал ме­ня, он ме­ня слЫ­шал! мной, по

ма­га­зи­нам, ча­са­ми вы­би­рая по­да­рок для лю­би­мой по­дру­ги, не стес­нял­ся ожи­дать под при­ме­роч­ной, что­бы что-то под­ска­зать. Не счи­тал за­зор­ным по­мо­гать на кухне и да­же на­учил ме­ня го­то­вить несколь­ко но­вых блюд. Бла­го­да­ря ему я пол­но­стью сме­ни­ла имидж: из жен­щи­ны «не под­сту­пись» пре­вра­тив­шись в пу­ши­стое со­зда­ние с ку­коль­ной внеш­но­стью. Ан­дрей ле­пил ме­ня, слов­но вдох­но­вен­ный скуль­птор, со­ве­туя то из­ме­нить при­чес­ку и пе­ре­кра­сить во­ло­сы, то по­ме­нять то­наль­ность ма­ки­я­жа. В кон­це кон­цов, я от­ка­за­лась от сво­е­го лю­би­мо­го де­ло­во­го сти­ля в одеж­де, сме­нив ко­стю­мы и блу­зы на ка­кие-то немыс­ли­мые рю­ши и ме­хо­вые вста­воч­ки. Не то что­бы мне са­мой это безум­но нра­ви­лось, но ес­ли ка­кой-ни­будь са­ра­фан­чик в ду­рац­кий го­ро­шек до­во­дит ва­ше­го муж­чи­ну до экс­та­за, не­уже­ли ж вы его не на­де­не­те, что­бы по­ра­до­вать лю­би­мо­го? Ра­ди него я да­же из­ме­ни­ла сво­им вку­сам в му­зы­ке, по­гру­зив­шись в эро­тич­ный по­лу­ше­пот-по­лу­пе­ние Ал­су, ко­то­рая так нра­ви­лась Ан­дрю­ше... В об­щем, жизнь моя ря­дом с ним об­ре­ла смысл, а вско­ре и зри­мые очер­та­ния: мы съе­ха­лись и ста­ли жить вме­сте. На­до ска­зать, что в бы­ту Ан­дрей ока­зал­ся лег­ким и нена­вяз­чи­вым, все ре­же и ре­же обре­ме­няя ме­ня сво­им при­сут­стви­ем. Но вско­ре эта «лег­кость бы­тия» ста­ла невы­но­си­мой: воз­люб­лен­ный стал каж­дый день по­дол­гу за­дер­жи­вать­ся на ра­бо­те, ве­че­ра­ми остав­ляя ме­ня в оди­но­че­стве. В нем по­яви­лась ка­кая-то непо­нят­ная от­ре­шен­ность, эф­фект от­сут­ствия — вро­де как он ря­дом и да­же раз­го­ва­ри­ва­ет со мной, од­на­ко чув­ство та­кое, что я об­ща­юсь са­ма с со­бой! Од­на­жды по­сле ра­бо­ты лю­би­мый пе­ре­оде­вал­ся в до­маш­ние джин­сы, и из кар­ма­на его брюк вы­скольз­ну­ла фо­то­гра­фия. Я под­ня­ла ее и опе­ши­ла: на сним­ке бы­ла моя точ­ная ко­пия — те же са­мые рю­ши, те же свет­лые куд­ряш­ки, тот же де­лан­ный на­ив в гла­зах и гу­бы сер­деч­ком... Это был мой но­вый об­раз, но это бы­ла не я! — Кто это? — по­ин­те­ре­со­ва­лась с лю­бо­пыт­ством, но по­ка еще без ка­кой бы то ни бы­ло зад­ней мыс­ли. И тут он пре­да­тель­ски по­крас­нел: — Это моя... кол­ле­га, — со­вер­шен­но яв­но со­врал Ан­дрей. — Прав­да? А что же «кол­ле­га» де­ла­ет в тво­ем кар­мане? — Ну, хра­нит­ся, — по­том по­ду­мал и до­ба­вил: — В смыс­ле ле­жит. — Зна­чит, ле­жит на хра­не­нии… По­нят­нень­ко... Насту­пи­ла нелов­кая па­у­за. Я сно­ва по­смот­ре­ла на сни­мок, от­ча- ян­но пы­та­ясь най­ти хоть ка­кое-ни­будь объ­яс­не­ние на­шей с «кол­ле­гой» ра­зи­тель­ной по­хо­же­сти. — По­слу­шай, Ан­дрей, — не вы­дер­жа­ла я, — ну за­чем ты врешь? Да еще так неуме­ло… — Это дей­стви­тель­но кол­ле­га, — он про­дол­жал упор­ство­вать в ере­си. — Она про­сто по­ме­ня­ла ра­бо­ту и, ухо­дя, всем по­да­ри­ла свои фо­то­гра­фии… на па­мять. — До­бавь еще дол­гую и свет­лую. И дав­но у вас с ней..? — у ме­ня на­чи­на­лась ти­хая ис­те­ри­ка. — По­че­му она… та­кая же, как я? И тут ме­ня осе­ни­ло: — Мол­чи! Я, ка­жет­ся, до­га­ды­ва­юсь... Это твоя быв­шая же­на? Ан­дрей тяж­ко вздох­нул: — Ни­как не мо­гу ее за­быть. Так вот, зна­чит, для че­го он ря­дил ме­ня в но­вые одеж­ки: хо­тел вер­нуть се­бе ее! Он во­об­ще не ду­мал обо мне, я бы­ла все­го лишь кук­лой, на­по­ми­на­ю­щей ему о бы­лой люб­ви! Гос­по­ди, а я-то, ду­роч­ка до­вер­чи­вая, по­ве­лась… Мы рас­ста­лись, но я ча­сто вспо­ми­на­ла Ан­дрея и да­же тос­ко­ва­ла. «Ну в са­мом де­ле, — убеж­да­ла се­бя, — ес­ли уж ему так хо­чет­ся, что­бы я бы­ла в ее об­ли­чье, на здо­ро­вье!» И ведь в кон­це кон­цов убе­ди­ла… И вот тут слу­чи­лось непо­сти­жи­мое: Ан­дрю­ша сно­ва воз­ник в мо­ей жиз­ни. Он вдруг по­зво­нил и пред­ло­жил встре­тить­ся. Это был знак судь­бы! На вся­кий слу­чай я ре­ши­ла не драз­нить зве­ря и по­вя­за­ла на­ряд­ный шар­фик, по­да­рен­ный им в на­ши пер­вые встре­чи. Уви­дев ме­ня в этом са­мом шар­фи­ке, муж­чи­на про­си­ял, и я немед­лен­но уве­ро­ва­ла в на­ше с ним сов­мест­ное счаст­ли­вое бу­ду­щее. — Здрав­ствуй! — он об­нял ме­ня. — Я ужас­но рад те­бя ви­деть! Прав­да, очень по те­бе ску­чал! —И я то­же очень… — мне хо­те­лось ска­зать «люб­лю те­бя», но в по­след­ний мо­мент по­че­му-то тор­моз­ну­ла. — Зна­ешь, я мно­гое по­нял за это вре­мя… Ты по­мог­ла мне разо­брать­ся во всем, — чув­ства пе­ре­пол­ня­ли его, и он, ка­за­лось, не мог оста­но­вить­ся. «Не­уже­ли вправ­ду осо­знал..? Ну сла­ва Бо­гу!» — по­ду­ма­ла про се­бя. — Я по­нял, что внеш­ность — это ерун­да. Это во­все не глав­ное! Глав­ное — суть че­ло­ве­ка, а ее невоз­мож­но под­де­лать! Ты долж­на про­стить ме­ня… «Ко­неч­но, до­ро­гой! На­ко­нец-то до те­бя до­шло… За ка­ким чер­том бы­ло об­ве­ши­вать ме­ня вся­кой ми­шу­рой, слов­но ел­ку иг­руш­ка­ми? Посмот­ри, я ведь и без этих гнус­ных при­бам­ба­сов хо­ро­ша! Не то что эта твоя бес­сты­жая…» — ...про­стить и по­мочь… «Ра­зу­ме­ет­ся. Я го­то­ва!» — Ты ведь та­кая умная, та­кая нежная, та­кая про­ни­ца­тель­ная… «Ин­те­рес­но, как же ты сра­зу-то все­го это­го не за­ме­тил?» — Ты зна­ешь и по­ни­ма­ешь ме­ня зна­чи­тель­но луч­ше, чем я сам се­бя по­ни­маю… «О, моя лю­бовь! На­ко­нец-то ты оце­нил ме­ня по-на­сто­я­ще­му!» — Ска­жи, у ме­ня еще есть шанс? «Шанс? Да­же не со­мне­вай­ся, ми­лый! Будь уве­рен, я все за­бу­ду, и мы бу­дем счаст­ли­вы вме­сте!» — Есть шанс… вер­нуть ее? Я как буд­то шлеп­ну­лась на зем­лю: — Ко­го — ЕЕ? Ты о ком? — Как это о ком? Ко­неч­но, о сво­ей быв­шей жене, — Ан­дрей смот­рел на ме­ня с ис­крен­ним, непод­дель­ным, пря­мо-та­ки дет­ским недо­уме­ни­ем. Я по­чув­ство­ва­ла се­бя не про­сто об­ма­ну­той, а об­ма­ну­той два­жды. Так ни­че­го ему и не от­ве­тив, раз­вер­ну­лась и по­шла прочь...

Уви­дев стран­ное фо­то, вы­пав­шее из кар­ма­на мо­е­го лю­би­мо­го, я опе­ши­ла: де­ви­ца на сним­ке бы­ла фан­та­сти­че­ски по­хо­жа на ме­ня, но со­вер­шен­но точ­но это бы­ла не я... Что же все это зна­чит-то?!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.