ТЕСТ НА ЗРЕЛОСТЬ

В по­сте­ли он был на­сто­я­щим бо­гом, и луч­ше лю­бов­ни­ка я не встре­ча­ла ни­ко­гда. Но при­ро­да все­гда хра­нит ба­ланс: в той же сте­пе­ни, в ка­кой был ши­ка­рен в спальне, Ви­та­лик ока­зал­ся ужа­сен за ее пре­де­ла­ми...

Vdvojem - - Первая Страница - ИРИ­НА

Ко­гда он ка­сал­ся гу­ба­ми мо­е­го те­ла, ба­боч­ки в жи­во­те на­чи­на­ли свой неисто­вый та­нец и мир раз­би­вал­ся на ты­ся­чу цвет­ных оскол­ков, что­бы уже спу­стя се­кун­ду, как стек­лыш­ки в ка­лей­до­ско­пе, сло­жить­ся в но­вый пре­крас­ный узор. Я об­хва­ты­ва­ла но­га­ми спи­ну Ви­та­ли­ка, со сто­ном из­ви­ва­ясь под тя­же­стью его те­ла, и это бы­ло невы­но­си­мо хо­ро­шо, и это бы­ло так лег­ко спу­тать с лю­бо­вью... — И что, ка­кие у вас пла­ны? — Ми­ла ото­дви­ну­ла от се­бя та­рел­ку с недо­еден­ным са­ла­том и, под­пе­рев ще­ку ру­кою, уста­ви­лась на ме­ня. — На ве­чер? — не по­ня­ла я ее во­про­са. — На жизнь, — улыб­ну­лась по­дру­га.— Нет, я се­рьез­но. Все это хо­ро­шо: класс­ный секс, и Ви­та­ля та­кой ми­лаш­ка. Но вы уже год вме­сте, а он до сих пор не пред­при­нял ни­ка­ких по­пы­ток пе­ре­ве­сти от­но­ше­ния на но­вый уро­вень. А ты же по­ни­ма­ешь: по­ка не раз­де­лишь с че­ло­ве­ком об­щий хо­ло­диль­ник, туа­лет и до­маш­ние обя­зан­но­сти, ни за что не узна­ешь, ка­ков он на са­мом де­ле. — Воз­мож­но, — по­жа­ла я пле­ча­ми.— Но нам и так хо­ро­шо. Ми­ла вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла на ме­ня и по­сле ко­рот­кой па­у­зы вдруг рас­плы­лась в по­ни­ма­ю­щей улыб­ке: — Да ты про­сто бо­ишь­ся, Ир­ка! Что­то, ви­ди­мо, под­ска­зы­ва­ет те­бе, что не по­лу­чит­ся из тво­е­го чу­до-Ви­та­ли­ка хо­ро­ше­го му­жа. Но два­дцать во­семь — это не во­сем­на­дцать, дет­ка. Ра­но или позд­но вам при­дет­ся вый­ти из спаль­ни и на­чать стро­ить от­но­ше­ния. — Ни­че­го я не бо­юсь, — от­мах­ну­лась я от по­друж­ки. Но ее сло­ва креп­ко за­се­ли в мо­ей го­ло­ве. Я все­гда гор­ди­лась тем, что ли­ше­на пред­рас­суд­ков и всех этих ти­пич­ных баб­ских шту­чек: про­ве­рять его те­ле­фон, тас­кать с со­бой по бу­ти­кам, по­до­зри­тель­но ин­те­ре­со­вать­ся, кто та­кая эта Ма­ри­на, с ко­то­рой он хо­дил на обед. Но вне­зап­но по­ня­ла, что да­же тол­ком не знаю лю­би­мо­го. Мы встре­ча­лись па­ру раз в неде­лю у ме­ня, по­то­му что он жил с бра­том, за­ни­ма­лись сек­сом и утром раз­бе­га­лись по сво­им де­лам. Кем мы бы­ли — па­рой? Или па­рой лю­бов­ни­ков? — Мо­жет, пе­ре­едешь ко мне? — пред­ло­жи­ла я Ви­таль­ке в тот же ве­чер. — За­чем? — вски­нул он бро­ви. — Ну как за­чем?! — вспых­ну­ла я.— Мы вме­сте уже год, по­ра дви­гать­ся даль­ше. Или у нас с то­бой про­сто секс? — Не про­сто секс, а ве­ли­ко­леп­ный секс, — он при­тя­нул ме­ня к се­бе и по­лез под блуз­ку.— Хо­ро­шо, на вы­ход­ных пе­ре­ве­зу ве­щи... «Вот как все про­сто!»— тор­же­ство­ва­ла я в глу­бине ду­ши. Од­на­ко ор­кест­ру ра­но бы­ло иг­рать туш... В суб­бо­ту Ви­та­лик, как и обе­щал, пе­ре­вез ко мне че­мо­да­ны. Я осво­бо­ди­ла ему несколь­ко по­лок в шка­фу и ящик в ко­мо­де. Од­на­ко про­шло несколь­ко дней, а они так и оста­ва­лись пу­сты­ми. — По­че­му ты не раз­бе­решь ве­щи? — на­чи­на­ла злить­ся я, по­сто­ян­но спо­ты­ка­ясь о сум­ки в при­хо­жей. — По­том, — от­ма­хи­вал­ся бой­френд, не под­ни­ма­ясь с ди­ва­на. Рань­ше мы не про­во­ди­ли столь­ко вре­ме­ни вме­сте, и по­то­му для ме­ня ста­ло сюр­при­зом то, что лю­би­мое вре­мя­про­вож­де­ние Ви­та­ли — ле­жать на ди­ване с план­ше­том в ру­ках и смот­реть ка­кие-то ду­рац­кие ви­део­ро­ли­ки. И по­ка он от­ды­хал, у ме­ня по­яви­лось вдвое боль­ше дел. Ес­ли рань­ше я не осо­бо увле­ка­лась го­тов­кой, то те­перь это ста­ло мо­ей еже­днев­ной обя­зан­но­стью: ну ка­кая де­вуш­ка за­хо­чет, что­бы лю­би­мый счи­тал ее пло­хой хо­зяй­кой? Уби­рать то­же при­хо­ди­лось ча­ще — с пе­ре­ез­дом пар­ня ве­щи, ка­за­лось, по­те­ря­ли свои при­выч­ные ме­ста: та­рел­ки и чаш­ки веч­но ока­зы­ва­лись в са­мых неожи­дан­ных угол­ках, на спин­ке сту­ла по­сто­ян­но ви­се­ла гряз­ная одеж­да. В то же вре­мя я ста­ра­лась не за­пус­кать и се­бя — ну кто бу­дет лю­бить лох­ма­тое чу­че­ло в ста­рой пи­жа­ме? — Ты мог бы хоть нем­но­го мне по­мо­гать, — не вы­дер­жав, од­на­жды за­яви­ла я Ви­та­ли­ку. — Так и знал, что ра­но или позд­но это нач­нет­ся, — рас­сме­ял­ся он. — Что нач­нет­ся? — Ну вот эти твои пре­тен­зии. Про­сто у нас с то­бой раз­ное ми­ро­вос­при­я­тие: ты тра­тишь жизнь на то, что­бы на­во­дить по­ряд­ки, я же пред­по­чи­таю про­сто на­сла­ждать­ся. — На­сла­ждать­ся гряз­ным по­лом и го­рой немы­той по­су­ды? — уточ­ни­ла я. — По­че­му бы и нет? — по­жал он пле­ча­ми и иг­ри­во об­нял ме­ня за та­лию: — Идем, я по­ка­жу те­бе, ка­кие гряз­ные штуч­ки мож­но де­лать на гряз­ном по­лу... Секс у нас по-преж­не­му был ча­сто, но, ес­ли чест­но, я уже не мог­ла на­звать его та­ким вос­хи­ти­тель­ным, как рань­ше. Уста­лость, раз­дра­же­ние и злость на Ви­та­ли­ка да­ва­ли о се­бе знать — его гу­бы иру­ки и ру­ки уже­не­вы­зы­ва­ли­уже не вы­зы­ва­ли во­мне­во мне та­кую вол­ну воз­буж­де­ния. Все ста­ло окон­ча­тель­но пло­хо, ко­гда в кон­це ле­та я за­бо­ле­ла. Утром па­рень сбе­гал в ап­те­ку за ле­кар­ства­ми, а по­том, пря­ча взгляд, за­явил, что по­жи­вет, на­вер­ное, па­ру дней у бра­та. — В смыс­ле? — не сра­зу по­ня­ла я. — Ну, зна­ешь, я тер­петь не мо­гу весь этот за­пах ле­карств и болезни, — со­стро­ил ро­жи­цу он.— Все это на­по­ми­на­ет мне о том, как бо­ле­ла ма­ма... — Но я не твоя ма­ма! — вспых­ну­ла я.— И я бу­ду бо­леть, как все жи­вые лю­ди, да­же ес­ли те­бе это непри­ят­но! И ты каж­дый раз бу­дешь ухо­дить к бра­ту, остав­ляя ме­ня од­ну? — Ириш, не на­чи­най, — скри­вил­ся он. Зло­сти во мне бы­ло столь­ко, что, не­смот­ря на сла­бость, я все же вста­ла с по­сте­ли и при­ня­лась оже­сто­чен­но сгре­бать его ве­щи по всей квар­ти­ре. В ка­кой-то мо­мент по­лез­ла под ди­ван за па­рой гряз­ных нос­ков, бро­шен­ных там, но не смог­ла их до­стать и ото­дви­ну­ла со­фу... И вдруг об­на­ру­жи­ла за ней го­ру кон­фет­ных фан­ти­ков — ко­гда-то, в да­ле­ком дет­стве, так де­ла­ла и я, за что веч­но по­лу­ча­ла от ма­мы. И тут до ме­ня до­шло: не­смот­ря на то, что он вы­гля­дел взрос­лым и чис­лил­ся им по пас­пор­ту, Ви­та­лик до сих пор был незре­лым ре­бен­ком, и я не мог­ла — да уже и не хо­те­ла — это из­ме­нить. И я ра­да, что по­ня­ла это, по­ка не ста­ло позд­но...

С пе­ре­ез­дом Ви­та­ли­ка у ме­ня по­яви­лось вдвое боль­ше хло­пот, но я все рав­но очень ста­ра­лась вы­гля­деть хо­ро­шо да­же до­ма. Толь­ко вот это­го стрем­ле­ния ни­кто не це­нил...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.