Я все сде­лаю сам

Ко­гда ба­буш­ка по­да­ри­ла нам с Сер­ге­ем на сва­дьбу « двуш­ку » в хру­щев­ке ( са­ма она пе­ре­бра­лась к сест­ре в де­рев­ню), мы бы­ли на седь­мом небе от сча­стья...

Vdvojem - - Хиты номера - АЛИСА

Ко­гда ба­буш­ка по­да­ри­ла нам с Сер­ге­ем на сва­дьбу «двуш­ку» в хру­щев­ке (са­ма она пе­ре­бра­лась к сест­ре в де­рев­ню), мы бы­ли на седь­мом небе от сча­стья. По­сле рож­де­ния Аню­ты квар­ти­ра пе­ре­ста­ла ка­зать­ся хо­ро­ма­ми, с по­яв­ле­ни­ем вто­рой доч­ки тес­но­та ста­ла за­пре­дель­ной... стр.

По­сле рож­де­ния Аню­ты квар­ти­ра пе­ре­ста­ла ка­зать­ся хо­ро­ма­ми, но мы со­чли, что 24 мет­ра жи­лой пло­ща­ди на тро­их вполне хва­тит. С по­яв­ле­ни­ем на свет вто­рой доч­ки жи­лье ста­ло недо­ста­точ­но про­стор­ным, а уж ко­гда дев­чон­ки под­рос­ли, тес­но­та ста­ла за­пре­дель­ной. Ну по­су­ди­те са­ми… И в на­шем шка­фу, и в дет­ских от­де­ле­ни­ях стен­ки все за­би­то одеж­дой, а вы­хо­да ни­ка­ко­го. Я да­же на бал­кон ни­че­го вы­не­сти не мо­гу, по­то­му что жи­вем мы на пер­вом эта­же и бал­кон да­же про­ек­том не преду­смот­рен. А пя­та­чок воз­ле вход­ной две­ри пол­то­ра на пол­то­ра мет­ра язык не по­во­ра­чи­ва­ет­ся на­звать хол­лом или ко­ри­до­ром — да­же для обыч­ной ве­шал­ки ме­ста нет, что уж го­во­рить о по­пу­ляр­ном и та­ком удоб­ном шка­фе-ку­пе. «В тесноте да не в оби­де» — гла­сит по­сло­ви­ца. Я и не оби­жа­юсь, по­то­му что оби­жать­ся на се­бя глу­по. За мной в свое вре­мя уха­жи­ва­ли двое: биз­нес­мен Игорь и сту­дент­ме­дик Се­ре­жа. Вы­шла бы по рас­че­ту за Иго­ря, сей­час жи­ла бы в двух­этаж­ном особ­ня­ке. Пред­по­чла же лю­бовь — ни­ще­го хи­рур­га. А вот квар­ти­ра от мо­ей люб­ви про­стор­нее, увы, не ста­но­вит­ся, так что на тес­но­ту не оби­жа­юсь, од­на­ко все-та­ки психую ино­гда. Как, на­при­мер, в тот день, ко­гда не смог­ла най­ти в шка­фу лю­би­мую го­лу­бую коф­точ­ку. Есте­ствен­но, со­рва­ла злость на му­же. А на ком еще, не на де­тях же! Се­ре­жа стал ме­ня успо­ка­и­вать: — Ли­се­нок, по­тер­пи, вот бу­дет у нас жи­лье по­боль­ше… Я су­ну­ла ему в ру­ки упа­ков­ку с чер­ны­ми кол­гот­ка­ми. — Это что? — уди­вил­ся су­пруг. — Ты же банк со­брал­ся гра­бить? Бе­ри, при­го­дит­ся! Дру­гих спо­со­бов улуч­шить жи­лищ­ные усло­вия у нас

все рав­но нет и не бу­дет ни­ко­гда. Ко­гда Эл­ла — моя по­дру­га и кол­ле­га — по­ин­те­ре­со­ва­лась, по­че­му я та­кая груст­ная, при­шлось рас­ска­зать об утрен­нем кон­флик­те. — А ты ан­тре­со­ли за­ка­жи, — по­со­ве­то­ва­ла она. — Ну, та­кой шкаф­чик в при­хо­жей под по­тол­ком. У ме­ня со­сед есть — Сан Са­ныч. Он из вы­ми­ра­ю­ще­го ви­да му­жи­ков, у ко­то­рых ру­ки из нуж­но­го ме­ста вы­рос­ли. Хо­чешь, про­дик­тую те­ле­фон­чик? Я тут же по­зво­ни­ла чу­до-ма­сте­ру и по­ве­да­ла ему о сво­ей про­бле­ме. — Ма­те­ри­ал мой или ваш? — Сде­лай­те из сво­е­го. — А раз­ме­ры? — Пол­то­ра мет­ра в дли­ну и по пол­мет­ра в вы­со­ту и в ши­ри­ну. Мастер что-то про­буб­нил се­бе под нос, по­том про­счи­тал сто­и­мость: — Толь­ко вы раз­ме­ры точ­но сни­ми­те, что­бы я до­ма за­го­тов­ки сде­лал, а в суб­бо­ту при­еду и со­бе­ру. Му­же­нек мою за­тею пол­но­стью одоб­рил, но, узнав це­ну, ко­то­рую за­про­сил Сан Са­ныч, за­ма­хал ру­ка­ми: — Это по­чти по­ло­ви­на мо­ей ме­сяч­ной зар­пла­ты! Сам сде­лаю... — Сам? А су­ме­ешь? — В боль­ни­це все го­во­рят, что у ме­ня зо­ло­тые ру­ки. Не­уже­ли ты ду­ма­ешь, что сде­лать шкаф­чик труд­нее, чем, к при­ме­ру, ре­зек­цию же­луд­ка? По­ду­мав, я со­гла­си­лась, что, по­жа­луй, что и не труд­нее. Се­ре­жа при­вез от дру­га, стро­ив­ше­го да­чу, дос­ки и всю суб­бо­ту что-то ре­зал, стро­гал, ско­ла­чи­вал, и по­кры­вал ла­ком. На­до при­знать, ре­зуль­тат пре­взо­шел са­мые сме­лые мои ожи­да­ния. Ан­тре­со­ли вы­шли — за­гля­де­нье! Су­пруг весь ве­чер хо­дил гор­дый, как пав­лин, рас­пе­вая во все гор­ло «При­вык­ли ру­ки к то­по­ру». Три­на­дца­ти­лет­няя Аня, всту­пив­шая в иро­нич­ный под­рост­ко­вый воз­раст, хмык­ну­ла: — Так, мо­жет, опе­ра­ции те­перь то­же то­по­ром де­лать бу­дешь? — но бы­ло вид­но: она гор­дит­ся от­цом. На ра­до­стях Сер­гей по­обе­щал, что зав­тра мы всей се­мьей от­пра­вим­ся ка­тать­ся на лы­жах. Дев­чон­ки вос­тор­жен­но за­виз­жа­ли, а я рас­тро­ган­но по­це­ло­ва­ла лю­би­мо­го. — Ты у ме­ня луч­ший! Ко­гда де­ти лег­ли, ста­ла раз­би­рать ве­щи. Лет­ние сло­жи­ла в па­ке­ты и спря­та­ла на ан­тре­со­ли. В шка­фах те­перь ца­рил иде­аль­ный по­ря­док. И лю­би­мая го­лу­бая коф­точ­ка на­шлась, слов­но по вол­шеб­ству. На сле­ду­ю­щее утро мы все просну­лись в от­лич­ней­шем на­стро­е­нии. По­зав­тра­ка­ли, со­бра­лись на про­гул­ку и… Не смог­ли вый­ти из до­му, по­то­му что на­ши но­вые ан­тре­со­ли ме­ша­ли от­крыть вход­ную дверь! — За­му­ро­ва­ли, де­мо­ны, — про­ком­мен­ти­ро­ва­ла Анюта. В тот день за­пла­ни­ро­ван­ная про­гул­ка не со­сто­я­лась — бла­го­вер­ный, чер­ты­ха­ясь се­бе под нос, раз­би­рал ан­тре­со­ли. На день рож­де­ния Се­ре­жа по­да­рил мне но­вую сти­раль­ную ма­шин­ку. В со­сто­я­нии эй­фо­рии я пре­бы­ва­ла ров­но до тех пор, по­ка не услы­ша­ла: — Ма­сте­ра вы­зы­вать не нуж­но, я сам зав­тра под­клю­чу. Я с ужа­сом пред­ста­ви­ла се­бе за­топ­лен­ный под­вал и пла­ва­ю­щие по кухне та­бу­рет­ки... По­до­шла к му­жу, по­тер­лась но­сом о его ще­ку: — Луч­ше от­дох­ни, ми­лый! Не цар­ское это де­ло. Те­бе нуж­но бе­речь си­лы — ты жиз­ни лю­дям спа­са­ешь. А с этой ерун­дой лю­бой жэ­ков­ский сан­тех­ник спра­вит­ся!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.