Ро­ман без пра­вил

Так уж по­лу­чи­лось, что вот уже два го­да я бы­ла со­всем од­на, ес­ли не счи­тать доч­ки, у ко­то­рой все же своя жизнь, и веч­но но­ю­щей ма­те­ри...

Vdvojem - - Хиты номера - ЕЛЕ­НА

Я па­ко­ва­ла ве­щи. Мать кру­ти­лась ря­дом и ком­мен­ти­ро­ва­ла: – Ну вот ку­да те­бя несет? – Хо­чу про­ве­дать дочь, ма­ма, – от­ве­ча­ла я как мож­но спо­кой­нее. – За­чем? Анют­ке в ла­ге­ре хо­ро­шо, она зво­нит каж­дый день. Те­бе про­сто по­гу­лять за­хо­те­лось?

Япа­ко­ва­ла ве­щи. Мать, не скры­вая раз­дра­же­ния, кру­ти­лась ря­дом и ком­мен­ти­ро­ва­ла: — Ну вот ку­да те­бя несет? В та­кую даль даль­нюю… — Хо­чу про­ве­дать дочь, ма­ма, — от­ве­ча­ла я как мож­но спо­кой­нее. — За­чем? Анют­ка и так зво­нит каж­дый день — ей в ла­ге­ре хо­ро­шо. Ска­жи чест­но — по­гу­лять за­хо­те­лось? — Го­во­рю чест­но, — не вы­дер­жав, взо­рва­лась я, — да, за­хо­те­лось! — Так и зна­ла! Ты бы луч­ше о ре­бен­ке по­ду­ма­ла, чем зря день­ги тра­тить, — за­ве­ла она свою обыч­ную во­лын­ку. — Или, мо­жет, ты с кем-то едешь? — моя ро­ди­тель­ни­ца по­до­зри­тель­но при­щу­ри­лась. — За­пом­ни, Ле­на, ты те­перь од­на за ре­бен­ка в от­ве­те. Хва­тит и то­го, что уже раз глу­пость сде­ла­ла… — про­дол­жа­ла она ме­ня пи­лить. — И ка­кую же это я глу­пость сде­ла­ла? — А му­жа кто из до­ма вы­гнал? — Ма­ма, да он ко­бель был, ка­ких свет не ви­ды­вал! — рявк­ну­ла я. — Ерун­да, — от­мах­ну­лась мать. — Они все ко­бе­ли. А те­перь на те­бя, раз­ве­ден­ку, кто по­за­рит­ся-то? — Все, хва­тит! На­до­е­ло! — я схва­ти­ла сум­ку, клю­чи от ма­ши­ны и, хлоп­нув две­рью, вы­ско­чи­ла из квартиры. Да, идея на­ве­стить дочь на мо­ре бы­ла ско­рее про­дик­то­ва­на же­ла­ни­ем от­дох­нуть, и Анют­кин ла­герь ока­зал­ся все­го лишь пред­ло­гом. По­сле раз­во­да с Иго­рем ма­ман мне про­хо­ду не да­ва­ла: уко­ря­ла, по­до­зре­ва­ла, уни­жа­ла. Это дли­лось уже бо­лее двух лет. Ко­гда Аня бы­ла до­ма, она хоть как-то сдер­жи­ва­ла се­бя — доч­ка обыч­но при­ни­ма­ла

мою сто­ро­ну. Но в ее от­сут­ствие жизнь ря­дом с ма­мой ста­но­ви­лась про­сто невы­но­си­мой... Всю до­ро­гу я мыс­лен­но ве­ла с ней оже­сто­чен­ный спор: «Я не ви­но­ва­та, что Игорь, Ань­кин отец, ока­зал­ся та­ким про­хво­стом, — он, ви­ди­те ли, устал по­сле де­ся­ти лет бра­ка и ре­шил «от­дох­нуть» от се­мьи в по­сте­ли сво­ей сек­ре­тар­ши! А я раз­ве не уста­ла? Так по­че­му же ему мож­но, а мне нель­зя?!» Мать ча­сто упре­ка­ла ме­ня в том, что те­перь я пой­ду по ру­кам: раз­ве­ден­ная жен­щи­на — лег­кая до­бы­ча для муж­чин. Зря! По­сле му­жа у ме­ня так ни­ко­го и не бы­ло — я уже успе­ла за­быть, ка­ки­ми нетер­пе­ли­вы­ми бы­ва­ют муж­ские лас­ки, ка­ким на­пря­жен­ным от же­ла­ния — его те­ло, и как тя­же­ло оно об­мя­ка­ет по­сле люб­ви... От од­них мыс­лей о сек­се у ме­ня уча­щал­ся пульс и на­чи­на­ло ныть вни­зу жи­во­та, но тут воз­ни­кал гроз­ный об­раз ма­те­ри: «Ка­кой ты при­мер по­да­ешь до­че­ри!» С ле­ту въе­ха­ла на на­бе­реж­ную и, пар­ку­ясь, за­це­пи­ла чей-то «мерс». От­ту­да вы­шел креп­кий муж­чи­на и неспеш­но на­пра­вил­ся в мою сто­ро­ну. — Вот блин! Толь­ко это­го не хва­та­ло! — вце­пи­лась я в руль. — Доб­рый день, де­вуш­ка, — ми­ро­лю­би­во про­из­нес он. — Про­сти­те, — от­ве­ти­ла, не под­ни­мая го­ло­вы. — Сколь­ко? Мо­жет, без по­ли­ции обой­дем­ся? — Мо­жет, и обой­дем­ся, — усмех­нул­ся во­ди­тель, — ес­ли вы хо­тя бы гля­не­те в мою сто­ро­ну... Я вы­шла из ма­ши­ны. — Ну вот и хо­ро­шо. Ме­ня Алек­сан­дром зо­вут, — пред­ста­вил­ся он. — Ле­на, — неохот­но ска­за­ла я. — Че­го вы та­кая груст­ная? — по­ин­те­ре­со­вал­ся Са­ша. — Слу­чи­лось что-то? Я мо­гу вам по­мочь? — Мо­же­те, — от­ре­за­ла. — Ска­жи­те, сколь­ко я вам долж­на, и разой­дем­ся с ми­ром. — Так, зна­чит. Что ж, то­гда вот вам мой счет: ужин у мо­ря. Я знаю тут непо­да­ле­ку очень непло­хое за­ве­де­ние — от­лич­ная кух­ня и пре­крас­ный вид на га­вань. — Я за­му­жем, — со­вра­ла за­чем-то. — Ни-ни, — ко­мич­но за­ма­хал он ру­ка­ми, —и в мыс­лях не бы­ло! — То­гда до­го­во­ри­лись, — неожи­дан­но по­ве­се­ле­ла я. Оста­ток дня про­ве­ла с Анют­кой: она бы­ла удив­ле­на при­ез­ду и не ска­зать что­бы очень ему ра­да. У нее то­же своя жизнь, и вне­зап­ное мое по­яв­ле­ние вос­при­ни­ма­лось доч­кой как втор­же­ние в лич­ное про­стран­ство. Пред­сто­я­щее сви­да­ние не шло у ме­ня из го­ло­вы: «Как се­бя ве­сти? По­ужи­нать с незна­ком­цем и уй­ти? Не для это­го же он ме­ня при­гла­сил: на­вер­ня­ка за­хо­чет боль­ше­го! Со­гла­шать­ся? Ни в ко­ем слу­чае! Мать пра­ва: неза­муж­няя жен­щи­на — лег­кая до­бы­ча. Не при­зна­вать­ся! Дер­жать обо­ро­ну! Пусть по­уха­жи­ва­ет, а там по­смот­рим. А с дру­гой сто­ро­ны, ему это за­чем?» Ме­ня му­чи­ли со­мне­ния. В ре­сто­ран я за­яви­лась вся на взво­де. Са­ша уже ждал за сто­ли­ком. Он раз­лил ви­но по бо­ка­лам. Мы раз­го­во­ри­лись. Муж­чи­на ока­зал­ся при­ят­ным со­бе­сед­ни­ком и вни­ма­тель­ным, да­же, по­жа­луй, га­лант­ным ка­ва­ле­ром. Мне на­ко­нец-то уда­лось рас­сла­бить­ся. — Про­гу­ля­ем­ся? — под­нял­ся он, ко­гда со сто­ла убра­ли пу­стые та­рел­ки. — На­до рас­счи­тать­ся, — я по­лез­ла за ко­шель­ком. — Уже все опла­че­но. — А как же раз­би­тая ма­ши­на и во­об­ще? — спо­хва­ти­лась я. — Ерун­да, — от­мах­нул­ся Алек­сандр. — Я сам ав­то­ме­ха­ник. Счи­тай, что это про­сто был по­вод при­гла­сить те­бя на сви­да­ние. На сви­да­ние… Мне столь­ко лет ни­кто не го­во­рил этих пре­крас­ных слов! Мы шли по пля­жу, мо­ре ли­за­ло ступ­ни на­ших ног, звез­ды пе­ре­шеп­ты­ва­лись над го­ло­вой. Лу­на про­чер­ти­ла по во­де до­рож­ку, но, за­ме­тив нас, стыд­ли­во ныр­ну­ла в бог весть от­ку­да взяв­ши­е­ся об­ла­ка. Са­ша по­тя­нул ме­ня за ру­ку — от его при­кос­но­ве­ния слов­но то­ком прон­зи­ло. Мы опу­сти­лись на пе­сок и за­ня­лись лю­бо­вью. Я ни о чем не ду­ма­ла в те мгно­ве­нья: ни о том, что лю­ди мог­ли ока­зать­ся ря­дом, ни о до­че­ри, ко­то­рой по­да­ва­ла пло­хой при­мер, ни о сво­ей мни­мой рас­пу­щен­но­сти. Насла­жда­лась бли­зо­стью с муж­чи­ной! Све­та­ло, ко­гда мы по­до­шли к част­ной го­сти­ни­це, где оста­но­ви­лась. Воз­ник­ла нелов­кая па­у­за. — Я про­во­жу те­бя, — пре­рвал он мол­ча­ние. В номере мы сно­ва за­ня­лись лю­бо­вью — до пол­но­го из­не­мо­же­ния. Ухо­дя, Алек­сандр по­це­ло­вал ме­ня, по­лу­сон­ную, и про­шеп­тал: — Уви­дим­ся, я по­зво­ню. …И толь­ко по до­ро­ге до­мой я вдруг по­ня­ла, что не оста­ви­ла ему но­мер сво­е­го те­ле­фо­на...

То­гда я ни о чем не ду­ма­ла – ни о лю­дях, ко­то­рые мог­ли ока­зать­ся ря­дом, ни о до­че­ри, ко­то­рой яко­бы по­да­ва­ла пло­хой при­мер. Мне про­сто бы­ло хо­ро­шо. Я насла­жда­лась жиз­нью, ни на что не от­вле­ка­ясь. И толь­ко сей­час очень жа­лею, что не да­ла это­му че­ло­ве­ку но­мер сво­е­го те­ле­фо­на...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.