За пол­ча­са до раз­во­да

Труд­но жить с че­ло­ве­ком, ко­то­рый же­нат на сво­ей ра­бо­те... По­рой со­всем невоз­мож­но

Vdvojem - - Хиты номера - ВАСИЛИСА

Ча­сы по­ка­зы­ва­ли чет­верть вто­ро­го, а му­жа все не бы­ло. На­ко­нец со­из­во­лил явить­ся. — Ты да­же в та­кой день умуд­ря­ешь­ся опаз­ды­вать! — пси­ха­ну­ла я. Он хмык­нул и, схва­тив ме­ня за ру­ку, по­та­щил к крыль­цу загса. Воз­ле ком­на­ты с сим­во­лич­ным но­ме­ром «13» тол­пи­лись лю­ди. Я за­чем-то их пе­ре­счи­та­ла — де­сять че­ло­век. Пять пар, ко­то­рые вот-вот пе­ре­ста­нут быть та­ко­вы­ми. И в этой мол­ча­ли­вой тол­пе ни од­них ве­се­лых глаз: у ко­го — груст­ные, у ко­го — ви­но­ва­тые, у ко­го — злые. — Граж­дане, здесь что, все раз­во­дить­ся? — спро­сил Олег фаль­ши­во­оп­ти­ми­стич­ным го­ло­сом. — Все, — вздох­ну­ла ры­же­во­ло­сая пыш­ка, сто­яв­шая даль­ше всех от за­вет­ной две­ри. — Ан­шлаг, од­на­ко... Кста­ти, нам на час дня бы­ло на­зна­че­но. — А нам — на две­на­дцать со­рок пять, — ска­за­ла ры­жая ба­рыш­ня. — По­это­му ва­ша оче­редь по­дой­дет не ско­ро. — Ес­ли что, ска­жи­те, что мы за ва­ми, — улыб­нул­ся тол­стуш­ке мой по­чти быв­ший муж, по­сле сно­ва ме­ня по­та­щил — на этот раз к вы­хо­ду. — Ку­да ты ме­ня тя­нешь? — я сер­ди­то вы­рва­ла свою ла­донь из его ру­ки. — А че­го нам в ко­ри­до­ре па­рить­ся? Луч­ше на ули­це по­до­ждем. За­од­но

ко­фе вы­пьем. — А по­че­му не шам­пан­ско­го?? — съяз­ви­ла. — Нуж­но же от­празд­но­вать зна­ме­на­тель­ное со­бы­тие! — Ра­но еще. Вот от­стре­ля­ем­ся, то­гда мож­но и от­ме­тить День осво­бож­де­ния. Ты как, на сво­бо­ду с чи­стой со­ве­стью? — Кло­ун! — бурк­ну­ла я. — Да я шут, я па­яц, так что же? — ду­раш­ли­во про­пел Олег и стал ози­рать­ся по сто­ро­нам. — Нет, ну как все-та­ки ко­фей­ку хо­чет­ся. Про­сто умру, ес­ли сей­час не вы­пью! — Что ж те­бя эта твоя с утра не на­по­и­ла? — Ка­кая та­кая моя? — как бы меж­ду де­лом спро­сил Олег. — К ко­то­рой ты от ме­ня ушел. — Во-пер­вых, я сей­час жи­ву у Паш­ки, и те­бе это из­вест­но, а во-вто­рых, ты ме­ня са­ма вы­гна­ла. — Да, вы­гна­ла, — при­шлось при­знать. — По­то­му что так жить нель­зя! — Нель­зя, нель­зя, — кив­нул муж и об­ра­до­ван­но вос­клик­нул: — Вон ки­оск! Там на­вер­ня­ка ко­фей­ком на роз­лив тор­гу­ют. Ты по­си­ди по­ка здесь, а я быст­рень­ко сбе­гаю. Олег ку­пил се­бе эс­прес­со, а мне при­нес мой лю­би­мый ка­пу­чи­но. Он все про ме­ня знал, не знал толь­ко...

Впро­чем, его это уже не ка­са­лось! — Смот­ри не обо­жгись, — ска­зал, пе­ре­да­вая мне пла­сти­ко­выйй ста­кан­чик. — За­бот­ли­вый, — фырк­ну­ла я. — По при­выч­ке пе­ре­жи­ваю... — Не ври! Ты пе­ре­жи­ва­ешь толь­ко за свою ра­бо­ту и же­нат толь­ко на ней. Я да­же ре­бен­ка ро­дить не смог­ла, по­то­му что ты сут­ка­ми на­про­лет тор­чишь в сво­ей «неот­лож­ке». — Я там не тор­чу, а спа­саю лю­дей. — Вот-вот, лю­дей спа­са­ешь, а свой брак спа­сти не смог. Па­шешь как вол, а по­лу­ча­ешь ко­пей­ки... — В плат­ную кли­ни­ку не пе­рей­ду. И не про­си! — на­су­пил­ся Олег. — Да мне-то уже ка­кое де­ло! Ра­бо­тай где хо­чешь. — Слу­шай, Вась, ну что с то­бой ста­ло? — вдруг про­из­нес он ти­хо. — Нам ведь так хо­ро­шо бы­ло. И лю­би­ли друг дру­га... Я и сей­час те­бя люб­лю. — Я те­бя то­же... — по мо­им ще­кам по­тек­ли сле­зы. — Так, мо­жет, ну его, этот раз­вод? Клят­вен­но обе­щаю, что по­сле сме­ны сра­зу бу­ду бе­жать до­мой. — А пе­лен­ки бу­дешь сти­рать? Олег по­тря­сен­но ох­нул и по­це­ло­вал ме­ня. По­том мы до­пи­ли ко­фе и, взяв­шись за ру­ки, по­шли до­мой.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.