ИГ­РА в сча­стье

До сих пор мы с Ки­рой не на­ру­ша­ли уста­нов­лен­ных пра­ви­ли­г­ры­пра­ви­ли­г­ры. Но­вэ­том­го­ду что-то вне­зап­но из­ме­ни­лось в нас обо­их. К доб­ру ли?

Vdvojem - - Горячая Точка -

Каж­дое утро мы га­да­ли, ку­да пой­дем се­го­дня. Это та­кая иг­ра. Я дол­жен был за­ра­нее при­ду­мать марш­рут, а Ки­ра де­ла­ла вид, что мы идем ту­да впер­вые. И лю­бая ули­ца, парк или ка­фе ста­но­ви­лись но­вы­ми, как в пер­вый раз. В ав­то­бу­се лю­би­мая укла­ды­ва­ла го­ло­ву мне на пле­чо, а я ти­хонь­ко гла­дил ла­до­нью ее шел­ко­ви­стые во­ло­сы. То­гда мож­но бы­ло ехать во­об­ще хоть до ве­че­ра. Но мы все­гда вы­хо­ди­ли на нуж­ной оста­нов­ке. Се­го­дня вы­шли непо­да­ле­ку от на­бе­реж­ной. Уже гу­ля­ли тут, но я ска­зал: — А да­вай пред­ста­вим, как буд­то мы здесь не бы­ли? — Да­вай, — улыб­ну­лась она. — Объ­яв­ля­ет­ся за­бег на ро­ли­ко­вых конь­ках! — тор­же­ствен­но объ­явил я, под­во­дя ее за ру­ку к пунк­ту про­ка­та. — Да­вай но­гу. Мы на­де­ли ро­ли­ки, я опу­стил­ся на ко­ле­ни, что­бы за­шну­ро­вать ей бо­ти­нок, Ки­ра по­тре­па­ла мою ше­ве­лю­ру. И по­мча­лись по ас­фаль­то­вой до­рож­ке вдоль мо­ря, дер­жась за ру­ки. Ми­мо про­но­си­лись пе­ше­хо­ды, ку­сты и де­ре­вья, фон­та­ны и до­ма, и не бы­ло в эту ми­ну­ту на све­те лю­дей счаст­ли­вее нас... На­ши но­чи про­хо­ди­ли в неж­но­сти, а дни сли­ва­лись в сплош­ные шут­ли­вые иг­ры. — Ой, смотри, ка­кая ко­шеч­ка! — уми­ля­лась Ки­ра. — Ви­дишь, как ест? С сал­фет­ки! — Ей на­роч­но по­сте­ли­ли. Не с тро­туа­ра же под­би­рать. — Это кош­ка-эс­тет! Сей­час до­ест, вы­трет мор­доч­ку сал­фет­кой и...и —И вы­бро­сит в ур­ну, — с се­рьез­ным ли­цом под­хва­тил я. По­том мы за­ме­ча­ли па­ря­щую над го­ло­ва­ми чай­ку. — Да­ле­ко от бе­ре­га за­ле­те­ла. За­чем?

— недо­уме­ва­ла Ки­ра. — Как это за­чем? За ры­бой. — И где тут ры­ба? — Так ты же, моя ры­бонь­ка. — Спа­си­те, это за мной! — она пы­та­лась спря­тать­ся в мо­ей курт­ке. — Учти, ес­ли ме­ня не по­це­лу­ешь, я не смо­гу те­бя спа­сти. — Ты ко­вар­ный! — по­це­луй. Еще один по­це­луй. Еще... — А что, эта чай­ка те­перь всю­ду ста­нет ме­ня пре­сле­до­вать? — Те­перь не ста­нет, — слег­ка за­ды­ха­ясь, от­ве­тил я. А по­том был осо­бен­ный ве­чер. Выгнав Ки­ру из кух­ни, я при­го­то­вил жа­ре­ной кар­тош­ки — на­сто­я­щей, а не этой мо­ро­же­ной, из су­пер­мар­ке­та. На­лил крас­но­го ви­на. По­том мы ле­жа­ли в тем­но­те. Я по­гла­дил ее по пле­чу, про­вел ла­до­нью по ру­ке, при­жал ее к се­бе. — Ты дол­жен по­спать, ми­лый, — про­шеп­та­ла она. — Это ты долж­на по­спать. Тебе до­мой ле­теть дол­го, да еще и с пе­ре­сад­кой. А мне ав­то­бу­сом. — Вот имен­но. Ты боль­ше уста­нешь. А до­ма... «Да... До­ма ни ей, ни мне не да­дут от­дох­нуть», — по­ду­мал я. От этой мыс­ли мне сде­ла­лось горь­ко. Ее до­ма ждет муж, ме­ня — же­на. А мы с Ки­рой так лю­би­ли друг дру­га, что рас­стать­ся на­все­гда бы­ло бы рав­но­силь­но смер­ти. Не мог­ли, по­это­му встре­ча­лись раз или два в го­ду в этом при­мор­ском городке. И не хо­те­ли раз­ру­шать се­мьи. Та­ко­вы бы­ли усло­вия иг­ры... Я про­гло­тил го­речь, ска­зал: — Иди ко мне. По­след­няя в го­ду сов­мест­ная ночь тре­бо­ва­ла за­быть все про­бле­мы, от­ре­шить­ся от мыс­лей, и оста­вить толь­ко лю­бовь. И бы­ла лю­бовь... Мы при­шли на ав­то­вок­зал. Как все­гда в эти по­след­ние ми­ну­ты, Ки­ра за­ку­си­ла гу­бу, от­вер­ну­лась и по­ско­рее за­шла в ав­то­бус, ко­то­рый ехал в аэро­порт. В ожи­да­нии, когда он тро­нет­ся, паль­цем ри­со­ва­ла на стек­ле имя. «Макс», — про­чи­тал я, и по­спе­шил уй­ти. В этот раз все бы­ло как-то ина­че. Боль­но. Я си­дел, ждал сво­е­го рей­са и ду­мал: те­перь нам толь­ко и оста­ет­ся, что еже­днев­ная пе­ре­пис­ка. Утром проснешь­ся — и сра­зу да­вай про­ве­рять по­чту. Мир без лю­би­мой по­туск­нел, сде- лал­ся плос­ким. Как я ни ста­рал­ся от­влечь­ся, ни­че­го не по­лу­ча­лось. В гру­ди по­се­ли­лась пу­сто­та, воз­ник­ло чув­ство непо­пра­ви­мой по­те­ри. Сно­ва це­лый год без нее. А ес­ли в сле­ду­ю­щий раз она не смо­жет при­ле­теть, а я — при­е­хать? Что то­гда? От этой мыс­ли по спине про­бе­жал озноб, а ще­ки оне­ме­ли. Не­вы­но­си­мо за­хо­те­лось на­пле­вать на усло­вия иг­ры, до­гнать Ки­ру — словом, что­то де­лать. Ска­зать сво­им су­пру­гам прав­ду, раз­ве­стись!.. Но я си­дел и смот­рел, как отъ­ез­жа­ет мой ав­то­бус. Без ме­ня. Вдруг по­слы­ша­лись сиг­на­лы, я оч­нул­ся. Нев­да­ле­ке оста­но­вил­ся ав­то­бус, ко­то­рый уво­зил Ки­ру, она вы­ско­чи­ла из него и по­бе­жа­ла ко мне. А во­ди­тель сиг­на­лил вслед. Что слу­чи­лось?! Я по­мчал­ся ей нав­стре­чу, мы встре­ти­лись по­сре­дине зеб­ры, об­ня­лись и за­мер­ли. Во­ди­те­ли осто­рож­но объ­ез­жа­ли нас. Я ска­зал: — По­ра пе­ре­стать иг­рать в сча­стье. — По­ра, — шеп­ну­ла она. — Мы оста­нем­ся вме­сте. «По­ра про­сто быть счаст­ли­вым с тем, ко­го лю­бишь», — по­ду­мал я.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.