Так хо чет­ся ЖИ ТЬ!

Да­же ес­ли я немо­ло­да, это во­все не зна­чит, что мне сле­ду­ет сми­рить­ся со ску­кой и по­те­рять ин­те­рес к жиз­ни. Не до­жде­тесь!

Vdvojem - - Право На Выбор -

На се­мей­ный со­вет со­бра­лись все — да­же Ле­ноч­ка с му­жем при­е­ха­ли. Де­воч­ки, ра­зу­ме­ет­ся, не афи­ши­ро­ва­ли цель сво­е­го вос­крес­но­го ви­зи­та, од­на­ко я до­га­да­лась — бу­дут вос­пи­ты­вать. А по­то­му под­го­то­ви­лась: под­кра­си­лась, сде­ла­ла ма­ни­кюр и вы­шла их встре­чать в но­вых джин­сах, от­лич­но под­чер­ки­ва­ю­щих мое по­строй­нев­шее те­ло. — Ма­му­ля, от­лич­но вы­гля­дишь! — по-ли­сьи вкрад­чи­во при­вет­ство­ва­ла ме­ня Ле­ноч­ка, це­луя в ще­ку. — Оль­га Алек­се­ев­на, нет слов, — при­со­еди­нил­ся к ней Гоша, зять. — Ду­маю, тебе сто­ит прой­ти пол­ное об­сле­до­ва­ние — зав­тра же по­го­во­рю с глав­вра­чом, — агрес­сив­но за­ме­ти­ла Ве­роч­ка. — Нез­до­ро­вая ху­до­ба для тво­е­го воз­рас­та… «Двой­няш­ки, а та­кие раз­ные…» — по­ду­ма­ла про се­бя. — Это де­ло по­пра­ви­мое, — об­ня­ла я по оче­ре­ди до­чек, — на кухне нас ждет «На­по­ле­он». Да­вай­те уж сра­зу к сто­лу, что ли. Ле­ноч­ка в вос­тор­ге чмок­ну­ла ме­ня еще раз. Ве­роч­ка про­дол­жа­ла упи­рать­ся: — И что за вуль­гар­ный лак у те­бя на ног­тях? Мам, ты со­всем за­бы­ла, сколь­ко тебе лет? — сно­ва уку­си­ла ме­ня дочь. — Как раз на­обо­рот, — по­шла я в на­ступ­ле­ние, — очень хо­ро­шо пом­ню! И по­то­му спе­шу про­жить от­пу­щен­ные мне го­ды кра­си­во. — Со­всем сду­ре­ла на ста­ро­сти лет, — не вы­дер­жал мой муж То­ля. — Кра­си­вой жиз­ни ей за­хо­те­лось, по­ни­ма­е­те ли! Вы зна­е­те, что ва­ша мать мне на днях за­яви­ла? — гро­мо­глас­но об­ра­тил­ся он к до­че­рям. — Что нам нуж­но по­жить от­дель­но! И это по­сле со­ро­ка лет сов­мест­ной жиз­ни!

Ле­ноч­ка по­шла крас­ны­ми пят­на­ми, Гоша так­тич­но ре­ти­ро­вал­ся в ван­ную ком­на­ту, , Ве­роч­ка в ужа­се схва­ти­лась за грудь: — Мам, это прав­да?! Ста­ло яс­но, что То­ля по­жа­ло- вал­ся до­че­рям, — скры­вать даль­ше не име­ло смыс­ла. — Мы с папой взрос­лые лю­ди и са­ми раз­бе­рем­ся, — по­пы­та­лась я все же уй­ти от от­ве­та. — Что зна­чит са­ми?! — по­вы­си­ла­си­ла го­лос Ве­роч­ка. — Ты со­би­ра­ешь­ся вы­гнать от­ца из до­ма… — Нет-нет! — пе­ре­би­ла я ее. — Па­па оста­нет­ся здесь — уй­ду я! — Ку­да?! — вос­клик­ну­ли де­воч­ки хо­ром и уста­ви­лись на ме­ня, ожи­дая объ­яс­не­ний. Воз­ник­ла нелов­кая па­у­за: как же объ­яс­нить до­че­рям свое ре­ше­ние? Все эти го­ды я бы­ла для них без­упреч­ной ма­те­рью: со­дер­жа­ла дом, за­бо­ти­лась об их от­це, жи­ла ин­те­ре­са­ми дев­чо­нок и фак­ти­че­ски рас­тво­ри­лась в се­мье. Доч­ки рос­ли, не зная про­блем, скан­да­лы в се­мье слу­ча­лись ред­ко — апри­о­ри счи­та­лось, что на­ша се­мья иде­аль­на. Од­на­ко дети эго­и­стич­ны: их ни­ко­гда не ин­те­ре­су­ет, чем на са­мом де­ле «ды­шат» их ро­ди­те­ли, они от­ри­ца­ют у них на­ли­чие дру­гих ин­те­ре­сов, кро­ме се­мьи. Долж­на при­знать­ся, су­пру­же­ская жизнь ста­ла тя­го­тить ме­ня уже дав­но — с тех са­мых пор, как Ве­роч­ка с Ле­ноч­кой ото­рва­лись от до­ма и ста­ли де­лать са­мо­сто­я­тель­ные ша­ги в жиз­ни. Обо­стрен­ное чув­ство дол­га, вос­пи­тан­ное во мне с дет­ства, ста­ло осла­бе­вать, усту­пив ме­сто ощу­ще­нию, что от ме­ня в жиз­ни усколь­за­ет что-то важ­ное, на­сто­я­щее. С су­пру­гом мы уже мно­го лет не про­во­ди­ли вре­мя вдво­ем, не го­во­ри­ли по ду­шам — за ру­ти­ной се­мей­ных хло­пот, по­хо­же, рас­те­ря­ли друг дру­га и про­дол- жа­ли жить вме­сте ис­клю­чи­тель­но «по инер­ции». Внут­рен­нее недо­вольс ство,о же же­ла­ни­еа е пе­ре­ме­не­ре е раз разъ­еда­лое а о ме­ня из­нут­ри. Я пы­та­лась вы­звать То­ли­ка на раз­го­вор, но в от­вет слы­ша­ла: — Это, мать, у те­бя от ста­ро­сти! Дети здо­ро­вы, мы — тьфу-тьфу! — по­ка то­же са­ми то­па­ем, че­го еще на­до? — Вот имен­но: то­па­ем, — воз­ра­жа­ла. — А хо­чет­ся… — я пы­та­лась по­до­брать сло­ва для бро­дя­ще­го в ду­ше вдох­но­ве­ния, — жить хо­чет­ся, То­ля, по­ни­ма­ешь, жить, а не то­пать... — Так что же все-та­ки слу­чи­лось? — по­ин­те­ре­со­ва­лась Ле­ноч­ка. — Лю­бов­ни­ка она се­бе за­ве­ла — вот что! — гру­бо от­ве­тил Ана­то­лий. Зять, по­явив­ший­ся в этот мо­мент на по­ро­ге, сно­ва ис­чез за две­рью. Я вздох­ну­ла. Ис­то­рия с лю­бов­ни­ком бы­ла пре­уве­ли­че­ни­ем. Хо­тя, ко­неч­но, Да­ни­ил Ев­ге­нье­вич сыг­рал свою роль в мо­ем ре­ше­нии. …Мы по­зна­ко­ми­лись в го­рах, ку­да ме­ня по­та­щи­ла Иза­бел­ла, дав­няя по­дру­га — она дав­но уже ов­до­ве­ла, од­на­ко ве­ла до­воль­но ак­тив­ную жизнь, по­сто­ян­но участ­вуя в ка­ких­то по­хо­дах и ве­че­рин­ках. На сей раз мы ре­ши­ли вспом­нить мо­ло­дость и по­ка­тать­ся на лы­жах. — Со­всем рех­ну­лась, — бро­сил мне вслед муж, когда я уез­жа­ла. Мо­роз­ный воз­дух, неве­ро­ятн неве­ро­ят­ные кра­со­ты Кар­пат и вне­зап­но наст на­сту­пив­шая сво­бо­да пья­ни­ли м ме­ня. Я чу чув­ство­ва ва­ла се­бя мо мо­ло­дой! — Ого, да вы ли ли­ха­чи­те! По Поз­воль­те? —п— пе­ре­до мно мной сто­ял имп им­по­зант­ный муж­чи­на с сред­них лет. Я оп опер­лась на пр про­тя­ну­тую и им ру­ку, подн под­ня­лась из суг су­гро­ба, отрях­ну рях­ну­ла снег, по­пра по­пра­ви­ла ша­апоч­ку—ша­поч­ку — вы­бив­ша­я­ся пря прядь упа­ла на л лоб. «Хо­ро­шо, что под­кра­си­лась пер пе­ред по­езд­кой!» — мельк­ну­ла ду­рац рац­кая мысль. —Д— Да­ни­ил Ев­ге­нье­вич, — пред­ста­вил вил­ся он. — Под­пол­ков­ник в от­став­ке, вдо­вец, — отра­пор­то­вал чет­ко. — Отд От­ды­хаю в са­на­то­рии по со­сед­ству. —О— Оль­га, — по-де­ви­чьи сму­ти­лась вдр вдруг я. Ве Ве­че­ром мы пи­ли до­маш­нее ви­но с брын­зой и раз­го­ва­ри­ва­ли — ни о чем и обо всем. Неве­ро­ят­но, как мно­го тем для об­ще­ния у близ­ких лю­дей и как ма­ло вре­ме­ни, что­бы об­су­дить их все! Про­во­див ме­ня, Да­ни­ил га­лант­но по­це­ло­вал мою ру­ку, по­том за­мер на мгно­ве­ние, по­ры­ви­сто об­нял и при­жал­ся гу­ба­ми к мо­им гу­бам. — Спа­си­бо за ве­чер, Оль­га, — за­шеп­тал го­ря­чо, — с ва­ми я сно­ва чув­ствую се­бя муж­чи­ной. Когда жен­щине за шесть­де­сят, та­кое призна­ние до­ро­го­го сто­ит. Всю об­рат­ную до­ро­гу я вспо­ми­на­ла этот по­це­луй, тер­за­лась ви­ной пе­ред му­жем… То­ля встре­тил ме­ня в сво­ей обыч­ной по­зе — на ди­ване пе­ред те­ле­ви­зо­ром. — Жи­ва, сла­ва бо­гу, — про­вор­чал он. — Ста­ру­ха, а все ту­да же… И то­гда вне­зап­но при­шло ре­ше­ние: я со­вер­шен­но сво­бод­ный че­ло­век и до­стой­на той жиз­ни, ко­то­рую уго­то­ви­ла се­бе са­ма!

С му­жем мы дав­но уже пе­ре­ста­ли слу­шать и слы­шать друг дру­га. Впро­чем, о чем го­во­рить с че­ло­ве­ком, лю­би­мое вре­мя­пре­про­вож­де­ние ко­то­ро­го – кросс­вор­ды и про­смотр те­ле­пе­ре­дач?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.