АНГ ЕЛЫ без кры­льев

Жить не хо­те­лось ка­те­го­ри­че­ски. По­сле ги­бе­ли же­ны я так и не смог прий­ти в се­бя. Окру­жа­ю­щие ме­ня про­сто бе­си­ли, а ра­бо­ту свою я по-на­сто­я­ще­му на­чал ненавидеть...

Vdvojem - - Запретная Зона -

Ра­бо­чий день дав­но кон­чил­ся, но я вы­шел из кли­ни­ки еще че­рез час. Ку­ча пи­са­ни­ны на­ва­ли­лась, при­шлось си­деть... — Па­ша, ты че­го чер­ный та­кой? — спро­сил кол­ле­га. Он от­крыл ка­пот сво­е­го ав­то­мо­би­ля и что-то там вы­кру­чи­вал. — Да так... Не мо­гу боль­ше, ужас­но все на­до­е­ло. Ли­ца па­ци­ен­тов сли­ва­ют­ся в од­но, и это ли­цо все вре­мя буб­нит од­но и то же. Ты их ле­чишь, а они по­том все рав­но при­хо­дят, по­то­му что ни­ко­го нель­зя вы­ле­чить. Осо­бен­но од­на па­роч­ка до­ста­ла, мать и сын! Он по­смот­рел на ме­ня с со­чув­стви­ем. — В от­пуск тебе на­до, — ска­зал он, — а то воз­не­на­ви­дишь ра­бо­ту. Под­вез­ти? — Нет, прой­дусь. Я ее уже воз­не­на­ви­дел. Когда-то ведь так меч­тал всех спа­сти! На­ив­но ве­рил,л, что че­ло­ве­че­ство нуж­да­ет­сят­ся во мне. Но уже столь­ко лет по­сле ин­тер­на­ту­ры вка­лы­ваю, а че­ло­ве­че­ство что-то не ме­ня­ет­ся.тся. По­че­му я спе­ци­а­ли­зи­ру­юсь на по­зво­ноч­ни­кео­зво­ноч­ни­ке и опор­но-дви­га­тель­ной си­сте­ме? ис­те­ме? Тут у ме­ня спо­соб­но­сти вы­шее сред­них: я ру­ка­ми все чув­ствую, не слу­чай­но так быст­ро об­за­вел­ся кли­ен­ту­рой. Но с утра до ве­че­ра од­но и то же — ра­ди­ку­ли­ты, осте­о­хонд­ро­зы, трав­мы! И эти двое дей­стви­тель­но до­ста­ли. Слож­ный слу­чай: ско­ли­оз со сме­ще­ни­ем, по­чти без­на­деж­ная де­фор­ма­ция, ослож­нен- ная атро­фи­ей мышц. — Вы же спе­ци­а­лист! — со сле­за­ми на гла­зах го­во­ри­ла мать. — В со­тый раз по­вто­ряю: я не все­си­лен. Тут толь­ко опе­ра­ция по­мо­жет, а у нас та­ких не де­ла­ют. — Но у нас нет де­нег на по­езд­ку в Гер­ма­нию! Тем бо­лее на ле­че­ние там!

— Со­чув­ствую, но че­го вы от ме­ня-то хо­ти­те? Она смот­ре­ла на ме­ня умо­ля­ю­ще. Я сно­ва укла­ды­вал маль­чи­ка на стол, выт тя­ги­вал, мас­си­ро­вал, раз­жи­мал, де­лал уко­лы в шею и спи­ну тон­кой ин­су­ли­но­вой иг­лой. На вре­мя ему лег­ча­ло, боль от­пус­ка­ла... Но главное — мне са­мо­му боль­но, когда они при­хо­дят: моя же­на по­гиб­ла в ав­то­мо­биль­ной ка­та­стро­фе несколь­ко л лет на­зад, а эта жен­щи­на ее чем-то н на­по­ми­на­ет. Ка­ки­ми-то мел­ки­ми же­ста­ми, угол­ка­ми губ. Как на­зло! И сын у ме­ня та­кой же мог быть, ес­ли бы м мы успе­ли... Я си­дел до­ма, смот­рел в ок­но на непре­рыв­ный дождь и по­гру­жал­ся в ад. Боль по­те­ри не ста­но­вит­ся сла­бее со временем. Как жить и за­чем, ес­ли нет смыс­ла? Вот кол­ле­га ска­зал — в от­пуск. А я не мо­гу. Де­нег на­ко­пил, но по­ехать неку­да: мы с же­ной по­чти весь мир объ­ез­ди­ли. Те­перь ни­ку­да не су­нешь­ся, каж­дый ка­мень в каж­дом го­ро­де бу­дет о ней на­по­ми­нать! — Не по­ра ли с этим по­кон­чить? — спро­сил я у соб­ствен­но­го от­ра­же­ния в зер­ка­ле. — На­до вы­рвать­ся из кап­ка­на под на­зва­ни­ем жизнь, хва­тит тер­петь! Я док­тор, зна­чит, су­мею уй­ти так, что­бы быст­ро, а боль­нее, чем сей­час, вряд ли бы­ва­ет... Пе­ре­брав па­ру ва­ри­ан­тов, я при­ду­мал, как уме­реть, и тут — зво­нок в дверь. — Из­ви­ни­те, — про­ле­пе­та­ла го­стья, при­дер­жи­вая сы­на. Опять эта Оль­га со сво­им Ро­мой!.. — У него приступ! По­мо­ги­те, умо­ляю! Она то ли пла­ка­ла, то ли дождь сте­кал по ее ще­кам. Я вы­дох­нул, сжал зу­бы, что­бы не вы­рва­лись злые сло­ва, и при­гла­сил их вой­ти. Де­лать не­че­го — уло­жил маль­чи­ка на ку­шет­ку, на­чал де­лать, что по­ло­же­но. — Ну что же это та­кое, — бур­чал сквозь зу­бы, — уже и до­мой при­хо­дят... Я же вам объ­яс­нял... Вдруг жен­щи­на по­ло­жи­ла мне ла­донь на пле­чо и чуть по­гла­ди­ла. — Про­сти­те, что по­бес­по­ко­и­ла до­ма, но не зна­ла, что де­лать... Я за­мер. Это ведь жест мо­ей же­ны!.. Что за ми­сти­ка, в са­мом де­ле, за что мне все это?! Ро­ма встал, лег­ко вы­пря­мил­ся. — Уже не бо­лит? — спро­си­ла его мать. — Не... Про­шло. Они смот­ре­ли на ме­ня со­вер­шен­но оди­на­ко­вы­ми гла­за­ми, мать что-то то­роп­ли­во го­во­ри­ла, ры­лась в су­моч­ке. А ме­ня прон­зи­ла мысль: а что, ес­ли эти двое — ан­ге­лы, при­слан­ные ею? Что­бы ме­ня удер­жать, спа­сти! Же­ла­ние уме­реть ку­да-то ис­па­ри­лось, а в ла­до­нях, ко­то­ры­ми я толь­ко что мас­си­ро­вал пар­ниш­ку, тре­пе­та­ла жизнь. — Что с ва­ми? — спро­си­ла Оль­га. — Вы как буд­то при­ви­де­ние уви­де­ли. Это я ви­но­ва­та, да? Заста­ви­ла вас спа­сать Ром­ку до­ма и в нера­бо­чее вре­мя... Я смот­рел на них, как буд­то впер­вые уви­дел. Ти­пич­ные ан­ге­лы, толь­ко без кры­льев. Не знаю, кем они по­сла­ны, но мне вдруг за­хо­те­лось по­мочь это­му маль­чи­ку. — Зна­е­те что, — ска­зал я, — да­вай­те­ка зав­тра нач­нем оформ­лять до­ку­мен­ты для по­езд­ки в Гер­ма­нию. Опе­ра­цию я вам опла­чу. «Хо­чу, — по­ду­мал я, — по­быть раз в жиз­ни ан­ге­лом и спа­сти хо­тя бы ко­го­то од­но­го».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.