Ночь оди­но­ких сер­дец

Из-за И сво­е­го фи­зи­че­ско­го ф недо­стат­ка я рос­ла очень за­мкну­той за и оди­но­кой. Бы­ла уве­ре­на, что вза­им­ная лю­бовь, л муж, де­ти д – все это не для та­ких ка­лек, к как я. Ока­за­лось, О о ошиб­лась...

Vdvojem - - Дороги Лю Любви -

Врож­ден­ный од­но­сто­рон­ний вы­вих бед­ра, вы­зван­ный внут­ри­утроб­ной дис­пла­зи­ей, — та­кой ди­а­гноз по­ста­ви­ли в род­до­ме. Ко­неч­но, ро­ди­те­ли пы­та­лись ме­ня вы­ле­чить — и по ор­то­пе­дам тас­ка­ли, и по баб­кам, и на мас­са­жи. Толь­ко ле­че­ние по­мог­ло ма­ло: моя ле­вая но­га так и оста­лась за­мет­но ко­ро­че пра­вой. В шко­ле драз­ни­ли «хро­мо­нож­кой», «куль­га­шей» и «Жоф­ф­ри­ком». По­след­няя клич­ка по­че­му-то ка­за­лась мне осо­бен­но обид­ной, хо­тя Жоф­фрей де Пей­рак из филь­мов про Ан­же­ли­ку был пер­со­на­жем по­ло­жи­тель­ным… Нуж­но ли го­во­рить, что в под­рост­ко­вом воз­расте все мои дет­ские ком­плек­сы непол­но­цен­но­сти цве­ли буй­ным цве­том, и с каж­дым го­дом этих са­мых «цве­точ­ков» ста­но­ви­лось все боль­ше? У ме­ня не бы­ло по­друг, по­то­му что не хо­те­лось, что­бы со мной дру­жи­ли из со­стра­да­ния. Я не влюб­ля­лась в маль­чи­ков, по­то­му что по­ни­ма­ла — моя лю­бовь бу­дет без­от­вет­ной. К на­ча­лу взрос­лой жиз­ни успе­ла со­брать обиль­ный уро­жай «яго­док» — за­мкну­тость, са­мо­оцен­ку ни­же плин­ту­са и твер­дую уве­рен­ность в том, что в жиз­ни мне уго­то­ва­но хро­ни­че­ское оди­но­че­ство... Ро­ди­те­ли пе­ре­жи­ва­ли, стра­да­ли из-за чув­ства ви­ны и жа­ле­ли ме­ня. А вот сест­ра, в от­ли­чие от них, со­вер­шен­но не жа­ле­ла и по­сто­ян­но ру­га­ла: — Вер­ка — ты ду­ра! — го­во­ри­ла она. — По­че­му все кра­сот­ки та­кие ту­пые? — Из­де­ва­ешь­ся? — ее сло­ва боль­но ра­ни­ли ме­ня. — Это я-то кра­сот­ка? — А ты на се­бя в зер­ка­ло дав­но смот­ре­ла? С те­бя же ико­ны пи­сать мож­но! — Еще ска­жи — на по­ди­ум вы­пус­кать! — Ну, не всем же на по­ди­у­мах бли­стать. А вот фо­то­мо­дель из те­бя по­лу­чи­лась бы — про­сто су­пер! — От­стань! — я сры­ва­лась на крик. — Со­би­ра­лась в клуб, вот и иди се­бе… — Ве­рунь, а мо­жет, пой­дешь со мной? — пред­ла­га­ла сест­рен­ка, как буд­то

спе­ци­аль­но хо­те­ла сде­лать мне по­боль­нее. — Там ве­се­ло. Я те­бя со сво­и­ми дру­зья­ми по­зна­ком­лю… — Вы бу­де­те тан­це­вать, ая — под сто­лом свою увеч­ную но­гу пря­тать? Как­ни­будь обой­дусь без та­ко­го «ве­се­лья». — Ты не про­сто ду­ра, а па­то­ло­ги­че­ская иди­от­ка! — про­дол­жа­ла уни­жать ме­ня Надь­ка. — Неко­то­рые лю­ди да­же в ин­ва­лид­ных ко­ляс­ках ве­дут нор­маль­ный об­раз жиз­ни: учат­ся в ву­зах, ра­бо­та­ют, за­ни­ма­ют­ся спор­том, влюб­ля­ют­ся, же­нят­ся, де­тей ро­жа­ют… А ты са­ма за­пер­ла се­бя в че­ты­рех сте­нах и стра­да­ешь: ах, я бед­ная, ах, я несчаст­ная… И из-за че­го? Из-за то­го, что все­го лишь немно­го при­хра­мы­ва­ешь! — Немно­го?! — кри­ча­ла я, сры­вая го­лос. — Оставь ме­ня в по­кое! Все оставь­те! — по­сле че­го, да­вясь от ры­да­ний, ва­ли­лась нич­ком на ди­ван. На­дя по­жи­ма­ла пле­ча­ми, и уез­жа­ла ту­сить в клуб. А я по­том по­дол­гу ре­ве­ла в по­душ­ку, опла­ки­вая свою без­ра­дост­ную ник­чем­ную жизнь. Ро­ди­те­ли на­чи­на­ли хо­дить по квар­ти­ре на цы­поч­ках и го­во­рить ше­по­том — по­че­му-то счи­та­ли, что та­кое их по­ве­де­ние по­мо­жет мне быстрее успо­ко­ить­ся. Од­на­жды ма­ма ре­ши­лась за­гля­нуть ко мне в ком­на­ту и роб­ко спро­сить: — Ве­роч­ка, мы с па­пой мо­жем те­бе чем-то по­мочь? — Ро­ди­те ме­ня об­рат­но! — за­ора­ла я. – Или дай­те яду! По­сле это­го слу­чая они боль­ше не ме­ша­ли ры­дать. А вот сест­ра ни­как не же­ла­ла оста­вить в по­кое — по­чти каж­дый день пы­та­лась мне впра­вить моз­ги. Древ­не­гре­че­ский по­эт Хе­рил как-то ска­зал: «Ка­п­ля во­ды дол­бит ка­мень по­сто­ян­ством». И На­дя ме­ня та­ки до­дол­би­ла. В два­дцать лет я по­сту­пи­ла в пед­вуз на фа­куль­тет на­чаль­но­го обу­че­ния, об­за­ве­лась ку­чей дру­зей… Сту­ден­че­ская жизнь бы­ла та­кой на­сы­щен­ной, что по­рой да­же за­бы­ва­ла о сво­ей хро­мо­те. По­сле окон­ча­ния уче­бы устро­и­лась в од­ну из школ учи­тель­ни­цей млад­ших клас­сов. Ра­бо­та при­но­си­ла удовольствие, ка­ко­го я рань­ше ни­ко­гда не ис­пы­ты­ва­ла. На­чаль­ство и кол­ле­ги от­но­си­лись ко мне хо­ро­шо, а уче­ни­кам бы­ло аб­со­лют­но на­пле­вать на мою увеч­ность — для ма­лы­шей ведь глав­ное, что­бы учил­ка бы­ла доб­рой и спра­вед­ли­вой. Итак, по­чти все на­ла­ди­лось… Я го­во­рю «по­чти», по­то­му что не бы­ло в жиз­ни очень важ­но­го для каж­дой де­вуш­ки — люб­ви. «И, на­вер­ное, ни­ко­гда уже не бу­дет, — ду­ма­ла тоск­ли­во. — Ни люб­ви, ни му­жа, ни де­тей… Ни­че­го, кро­ме род­ствен­ни­ков, дру­зей и ра­бо­ты. Но и это нема­ло!» — пы­та­лась уте­шить се­бя, од­на­ко уте­ше­ния по­мо­га­ли сла­бо… В кон­це де­каб­ря по­за­про­шло­го го­да ро­ди­те­ли уеха­ли в са­на­то­рий (по­вез­ло взять го­ря­щие пу­тев­ки), а сест­ри­ца ука­ти­ла с же­ни­хом в Кар­па­ты ка­тать­ся на лы­жах. Про­ща­ясь, она на­смеш­ли­во по­ин­те­ре­со­ва­лась: — Празд­ни­ки, ко­неч­но, про­тор­чишь до­ма в гор­дом оди­но­че­стве? —А у ме­ня раз­ве есть вы­бор? — Вы­бор есть все­гда! — от­ре­за­ла Надь­ка. — Бе­да в том, что ты его уже сде­ла­ла! За­крыв за ней дверь, я, что­бы от­влечь­ся от груст­ных мыс­лей, вклю­чи­ла ком­пью­тер и при­ня­лась «гу­лять» по ин­тер­не­ту. И слу­чай­но на­ткну­лась на ре­кла­му та­ко­го со­дер­жа­ния: «Вам не с кем встре­тить Но­вый год? Ка­фе «Ма­г­но­лия» при­гла­ша­ет от­празд­но­вать вме­сте с на­ми. Воз­мож­но, имен­но здесь вы най­де­те свою по­ло­вин­ку! Спе­ши­те, ко­ли­че­ство мест огра­ни­че­но…» Я да­же са­ма тол­ком не успе­ла по­нять, как сде­ла­ла за­каз. Слов­но ме­ня под ру­ку кто-то под­толк­нул. — А по­че­му нет? — с вы­зо­вом ска­за­ла сво­е­му от­ра­же­нию. До­ка­жу Надь­ке, что она не пра­ва! И по­том, а… вдруг? Еще раз взгля­ну­ла в зер­ка­ло. Сест­ра ча­стич­но пра­ва: ли­цо у ме­ня дей­стви­тель­но до­воль­но ми­ло­вид­ное. И фи­гу­ра ни­че­го, ес­ли бы од­но бед­ро не бы­ло вы­ше дру­го­го. Я все­гда но­си­ла брюки (что­бы скрыть урод­ли­вые ор­то­пе­ди­че­ские бо­тин­ки) и ши­ро­кие сви­те­ра или блу­зы. Но тут, по­чув­ство­вав се­бя аван­тю­рист­кой, ре­ши­ла от­ка­зать­ся от при­выч­но­го «лу­ка». По­лез­ла в На­дю­хин шкаф, до­ста­ла од­но из ее ве­чер­них пла­тьев. Оно бы­ло длин­ным, стру­я­щим­ся — по­чти пол­но­стью скры­ва­ло обувь и лег­кую «пе­ре­ко­шен­ность» в об­ла­сти бе­дер. В та­ком на­ря­де со­всем не стыд­но от­пра­вить­ся на встре­чу оди­но­ких сер­дец! Насту­пи­ло 31 де­каб­ря. Я как раз кол­до­ва­ла над при­чес­кой, ко­гда за­зво­нил мой мо­биль­ный. — Здрав­ствуй­те, Ве­ра Пет­ров­на, с на­сту­па­ю­щим, — услы­ша­ла в труб­ке смут­но зна­ко­мый муж­ской го­лос. — Это Мак­сим бес­по­ко­ит, отец ва­ше­го уче­ни­ка Пав­ли­ка Ли­нец­ко­го. — Здрав­ствуй­те, Мак­сим. И вас с на­сту­па­ю­щим! — Я тут слу­чай­но на­ткнул­ся на Паш­ки­но пись­мо к Де­ду Мо­ро­зу. Зна­е­те, что в нем по­про­сил мой сын? Что­бы... вы встре­ти­ли с на­ми Но­вый год! — С ва­ми?! — пе­ре­спро­си­ла рас­те­рян­но. — По­че­му?! — до­ба­ви­ла глу­по. — Я по­ни­маю, моя прось­ба… бес­це­ре­мон­на. Но мне так хо­чет­ся до­ста­вить ре­бен­ку ра­дость! — Ли­нец­кий-стар­ший по­мол­чал, а по­том вы­па­лил. —Я в Де­да Мо­ро­за уже не ве­рю, ина­че по­про­сил бы у него то же са­мое. — А ва­ша жена не бу­дет про­тив? — Моя жена умер­ла пять лет на­зад. — А На­та­лья Ар­те­мов­на?.. Ведь по­чти на всех ро­ди­тель­ских со­бра­ни­ях… — На­та­ша — Паш­ки­на те­тя, она по­мо­га­ет мне вос­пи­ты­вать сы­на. Ве­ра Пет­ров­на, я вас очень про­шу… Но ес­ли у вас на эту ночь ка­кие-то пла­ны… — Нет-нет, я с удовольствием при­ду. На­пом­ни­те, по­жа­луй­ста, ад­рес... 2017 год мы встре­ти­ли вчет­ве­ром. Де­ся­ти­лет­ний Пав­луш­ка, хоть и тер гла­за, но му­же­ствен­но до­ждал­ся вме­сте со мной и му­жем боя ку­ран­тов. А двух­ме­сяч­ная Со­фий­ка слад­ко про­спа­ла его в сво­ей ко­ляс­ке, ко­то­рую мы по­ста­ви­ли ря­дом с празд­нич­ным сто­лом. И кто те­перь по­сме­ет ска­зать, что но­во­год­них чу­дес не бы­ва­ет?! Еще как бы­ва­ют!!!

К сва­дьбе мне по­ши­ли на за­каз туфли с раз­ны­ми по вы­со­те каб­лу­ка­ми, в ко­то­рых по­чти не хро­ма­ла. Не знаю, бы­ла ли я са­мой кра­си­вой неве­стой, но са­мой счаст­ли­вой – опре­де­лен­но!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.