Он снит­ся мне до сих пор

Я не зна­ла, как к его зо­вут, не ви­де­ла его е ли­ца и не слы­ша­ла го­ло­са. го А ведь этот па­рень, п меж­ду м про­чим, пр спас с мне жизнь... ж

Vdvojem - - Скелет В Шкафу -

Додж­дав­шись, по­ка муж уснет, я осто­рож­но влез­ла под оде­я­ло и с на­сла­жде­ни­ем вы­тя­ну­лась: день и без то­го был тя­же­лый, что­бы иг­рать в лю­бов­ные иг­ры и ими­ти­ро­вать ор­газм. Не­на­гляд­ный неожи­дан­но проснул­ся и, ныр­нув го­ря­чей ру­кой под оде­я­ло, по­гла­дил ме­ня по жи­во­ту, но, так и не до­ждав­шись от­вет­ной ре­ак­ции, по­вер­нул­ся на дру­гой бок и сно­ва за­хра­пел. Я вздох­ну­ла с об­лег­че­ни­ем, за­жму­ри­ла ве­ки, мыс­лен­но вы­зы­вая свой лю­би­мый сон... Снег ва­лил хло­пья­ми. До­ро­ги не ви­дать, да ее, по­хо­же, дав­но уж и не бы­ло — я сби­лась с пу­ти и те­перь кру­жи­ла меж лох­ма­тых елей. Вме­сте с хо­ло­дом ду­шу про­би­рал ужас, впол­зал че­рез про­мок­шие ва­реж­ки, хлю­пал в са­по­гах. Я стре­ми­лась к сос­нам, ко­то­рые ма­я­чи­ли у ме­ня пе­ред гла­за­ми — ка­за­лось, там, под их ла­па­ми, най­ду свое из­бав­ле­ние. Но сил не хва­та­ло: каж­дый сле­ду­ю­щий шаг по­че­му-то толь­ко уда­лял ме­ня от них. Осту­пив­шись, по­ле­те­ла вниз, взры­вая су­гро­бы, и, очу­тив­шись в бе­лом пле­ну, по­те­ря­ла со­зна­ние. Пер­вое, что я уви­де­ла, от­крыв гла­за, бы­ла го­лая муж­ская спи­на: мыш­цы буг­ри­сто вы­пи­ра­ли под ко­жей, лос­ня­щей­ся то ли от по­та, то ли от ка­ко­го-то мас­ла. Где-то ря­дом по­лы­хал жи­вой огонь — язы­ки пла­ме­ни осве­ща­ли гру­бые до­ща­тые сте­ны, пла­ви­лись на взмок­шей спине незна­ком­ца, иг­ра­ли на по­тол­ке. Воз­дух был го­ря­чий и тре­вож­ный. Я не сра­зу за­ме­ти­ла, что, то­же раз­де­тая, рас­пла­ста­лась на ка­кой-то ле­жан­ке. При­под­ня­лась, по­тя­ну­лась ру­кой, чтоб при­крыть­ся. Муж­чи­на обер­нул­ся… Не бы­ло вид­но ли­ца, не слыш­но го­ло­са, за­то ощу­ти­ла его го­ря­чее ды­ха­ние и ру­ки — тя­же­лые, гру­бые, за­ла­мы­ва­ю­щие мое те­ло. Я изо­гну­лась и по­да­лась впе­ред, на­встре­чу — по­чув­ство­ва­ла, что рас­кры­ва­юсь, как цве­ток, го­то­вая при­нять его в свое ло­но. «Де­нис…» — про­шеп­та­ла на вы­до­хе имя. От­ве­та не по­сле­до­ва­ло, но я зна­ла, что это он… — Ма­ша… Ма­ша, проснись, — муж си­дел на кро­ва­ти. — Вста­вай! — Ко­то­рый час? — по­тя­ну­лась я.

—Лен­ку по­ра бу­дить, а то опять опоз­да­ет. Да и у те­бя се­го­дня пед­со­вет, меж­ду про­чим. Ты там раз­бе­рись со сво­и­ми уче­ни­ка­ми, а то я ско­ро рев­но­вать нач­ну, — по­шу­тил он. — Сно­ва всю ночь зва­ла ка­ко­го-то Де­ни­са… — Хо­ро­шо, что я еще свое соб­ствен­ное имя не пу­таю, — от­вер­ну­лась, что­бы су­пруг не за­ме­тил мо­е­го вол­не­ния. Сре­ди мо­их уче­ни­ков Де­ни­са не бы­ло, как не бы­ло муж­чин с та­ким име­нем и сре­ди на­ших дру­зей и зна­ко­мых. Он су­ще­ство­вал толь­ко в мо­ей па­мя­ти… Это слу­чи­лось в сту­ден­че­ские го­ды. По­ле зим­ней сес­сии мы от­пра­ви­лись в Кар­па­ты, оста­но­ви­лись в неболь­шом хо­сте­ле. Как-то ве­че­ром по­шел снег — круп­ный, лох­ма­тый. Я вы­шла про­гу­лять­ся, ото­шла от кор­пу­са ша­гов на две­сти и… за­блу­ди­лась. Ме­ня, при­сы­пан­ную сне­гом и на­по­ло­ви­ну за­мерз­шую, на­шел ка­кой-то па­рень, при­та­щил к се­бе в дом и бро­сил на ле­жан­ку. В ха­те то­пи­лась печь, и я быст­ро со­гре­лась. Пом­ню, как под­нес к мо­им гу­бам ка­кое-то па­ху­чее ва­ре­во — от­пив гло­ток, я за­каш­ля­лась: на­пи­ток был слад­ким и креп­ким. Но он за­ста­вил вы­пить все. Чув­ство­ва­ла, как по те­лу раз­ли­ва­ет­ся теп­ло. Вне­зап­но все во­круг за­вер­те­лось — хмельх уда­рил в го­ло­ву. Хо­зя­ин мол­ча раз­дел ме­ня, за­тем по­ва­лил нан на ле­жан­ку и стал рас­ти­рать ка­ким-то ка­ким-тоо жи­ром: он пла­вил­ся у ме­ня на ко­жее под его шер­ша­вы­ми ру­ка­ми. Воз­ду­хх во­круг пы­лал, муж­чи­на от­вер­нул­ся я и сбро­сил ру­ба­ху. Я уви­де­ла его креп­кую лос­ня­щу­ю­ся спи­ну, в нос уда­рил горь­кий за­пах по­та. Под ло­жеч­кой за­со­са­ло, я при­ку­си­ла гу­бу и за­жму­ри­лась, ис­пу­гав­шись соб­ствен­но­го же­ла­ния. А он про­дол­жал на­ти­рать ме­ня, его дви­же­ния ста­но­ви­лись все нетер­пе­ли­вее, ру­ка спус­ка­лась все ни­же. Ко­гда сжал мои бед­ра, я не вы­дер­жа­ла и по­тя­ну­лась к нему гу­ба­ми… Утром, по-преж­не­му не го­во­ря ни сло­ва, па­рень бро­сил на по­стель мою под­сох­шую одеж­ду и от­вер­нул­ся, по­ка я оде­ва­лась. За­тем про­во­дил к хо­сте­лу. Уви­дев бе­гу­щих мне на­встре­чу по­друг, мол­ча раз­вер­нул­ся и по­шел прочь. — Где ты бы­ла? Кто это? — Не знаю, — гля­де­ла ему вслед, по­ежи­вась — те­ло, из­мя­тое гру­бы­ми ру­ка­ми, еще ны­ло. — Это Де­нис­ка, сын на­ше­го лес­ни­че­го, — от­ве­тил за ме­ня управ­ля­ю­щий. — Они тут непо­да­ле­ку жи­вут… Хо­ро­ший па­рень, жаль, что немой — с рож­де­ния бог речь от­нял. Боль­ше Де­ни­са я ни­ко­гда не ви­де­ла. Толь­ко в снах, в ко­то­рых жад­но от­да­юсь ему под бес­ко­неч­ную снеж­ную сим­фо­нию…

Боль­ше я Де­ни­са ни­ко­гда не ви­де­ла – толь­ко в мо­их нескром­ных го­ря­чих снах...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.