Ты УМ­НИ­ЦА, ты пой­мешь

Ко­гда ру­шит­ся на­ла­жен­ная, ста­биль­ная жизнь, это все­гда боль­но. Но бы­ва­ют та­кие ве­щи, ко­то­рые де­ла­ют боль невы­но­си­мой...

Vdvojem - - Душевные Раны -

Ка­кое же на­ряд вы­брать? Я ни­как не мог­ла ре­шить, в чем ид­ти на... сви­да­ние с соб­ствен­ным му­жем. Дав­но мы с Леш­кой ни­ку­да не вы­хо­ди­ли вме­сте. А в ре­сто­ране так лет пять не бы­ли... — Ле­ноч­ка, ка­кое платье луч­ше? — спро­си­ла у сво­е­го глав­но­го «экс­пер­та по ко­стю­мам» доч­ки Ле­ны. — Ну, не знаю… — она неопре­де­лен­но по­жа­ла пле­ча­ми. — Это за­ви­сит от то­го, ку­да ты со­бра­лась. Кор­по­ра­тив? Де­вич­ник с те­тей Ле­рой? То­гда ве­чер­нее платье — пе­ре­бор. Луч­ше брюки и ту­ни­ку. Дать мою? — Сви­да­ние! С муж­чи­ной! В об­щем, ужин с тво­им па­пой, — улыб­ну­лась я. — Се­рьез­но? А по ка­ко­му по­во­ду? — А что, ну­жен осо­бый по­вод, что­бы я мог­ла по­есть в го­ро­де с соб­ствен­ным су­пру­гом? — спро­си­ла я. Ме­ня раз­ве­се­ли­ла ре­ак­ция до­че­ри. — Ты не сер­дись, ма­ма, но в по­след­нее вре­мя вы по­чти не раз­го­ва­ри­ва­е­те друг с дру­гом. Я да­же ду­ма­ла, что вы по­ссо­ри­лись… А тут вдруг ужин в го­ро­де, — Лен­ка по­жа­ла пле­ча­ми. — Что за глу­по­сти те­бе в го­ло­ву при­хо­дят! Про­сто твой отец очень за­нят, по­это­му мы мень­ше об­ща­ем­ся, но

это во­все не зна­чит,т, что мы пе­ре­ста­ли лю­бить друг дру­га. У Унас нас ско­ро да­та,да­та два­дцать три го­да как мы же­на­ты... — Ага! И ты ду­ма­ешь, что бу­дет сюр­приз по слу­чаю ва­шей го­дов­щи­ны? Черт возь­ми, как ро­ман­тич­но! — об­ра­до­ва­лась Ле­на. — То­гда, ко­неч­но, на­до быть осо­бен­но кра­си­вой! На­де­вай зе­ле­ное платье, ты в нем та­кая сек­су­аль­ная... Па­па точ­но не усто­ит. — Бес­со­вест­ная! Ты на что на­ме­ка­ешь ма­те­ри? — сму­щен­но за­ма­ха­ла я ру­ка­ми. Мы с Алек­се­ем до­го­во­ри­лись встре­тить­ся в том са­мом ре­сто­ране, где от­ме­ча­ли пят­на­дца­тую го­дов­щи­ну сва­дьбы во­семь лет на­зад. Муж уже ждал ме­ня за сто­ли­ком. — Здрав­ствуй, пре­крас­ный незна­ко­мец, — я се­ла. Леш­ка улыб­нул­ся в от­вет, но как-то немно­го нерв­но. С че­го бы это? — Хо­ро­шо вы­гля­дишь, — про­из­нес он стран­ным то­ном, как буд­то с неко­то­рым со­жа­ле­ни­ем. — Я уже сде­лал за­каз, сей­час при­не­сут ужин. — Все в по­ряд­ке, Ле­ша? Ты как-то необыч­но се­бя ве­дешь… — На­та, мне нуж­но се­рьез­но с то­бой по­го­во­рить, и я да­же не пред­став­ляю, с че­го на­чать. Черт, мям­лю, слов­но сту­дент-дво­еч­ник на эк­за­мене… С че­го же на­чать-то? — Леш, ка­жет­ся, я до­га­ды­ва­юсь, о чем ты хо­чешь ска­зать. И да­же есть ко­е­ка­кие пред­по­ло­же­ния... — Прав­да? — ка­за­лось, с его серд­ца сва­ли­лась тя­же­лый ка­мень. — Бо­же, а я так дав­но раз­мыш­лял над тем, как рас­ска­зать те­бе про Настю… Слов не на­хо­дил. — Про ка­кую еще Настю? — не по­ня­ла я. — Ты же о на­шей го­дов­щине? Ко­неч­но, это еще не се­реб­ря­ная сва­дьба, но все-та­ки...все та­ки Леш­ка за­нерв­ни­чал еще боль­ше. За­чем­то по­ме­нял ме­ста­ми фу­же­ры на сто­ле. — По­до­жди. При чем тут го­дов­щи­на? Ты же ска­за­ла, что до­га­ды­ва­ешь­ся? У ме­ня есть дру­гая жен­щи­на... На­та­ша, толь­ко не нуж­но де­лать из ме­ня мер­зав­ца. По­верь, я очень теп­ло к те­бе от­но­шусь, но я... я влю­бил­ся! Ты долж­на ме­ня по­нять. Мы все­гда го­во­ри­ли, что у нас ци­ви­ли­зо­ван­ные от­но­ше­ния. Та­ша, я не хо­тел, что­бы так по­лу­чи­лось, но, на­вер­ное, это судь­ба, а мы с то­бой уже дав­но от­да­ли­лись друг от дру­га, — сло­ва сы­па­лись из Леш­ки, как го­рох из ды­ря­во­го меш­ка. Он слов­но бо­ял­ся, что ес­ли за­мол­чит, то уже не смо­жет про­дол­жить свою ис­по­ведь. А у ме­ня внут­ри рос­ла огром­ная ле­дя­ная глы­ба. На ме­сте серд­ца. Я глу­бо­ко вдох­ну­ла и спро­си­ла: — И как дав­но это про­дол­жа­ет­ся? — Пол­го­да, — сму­щен­но признался Алек­сей. — Настя — моя сту­дент­ка... — Сту­дент­ка?! — в изум­ле­нии по­вто­ри­ла я, по­то­му что мне ни­ко­гда бы не при­шло в го­ло­ву, что мой муж мо­жет свя­зать­ся с уче­ни­цей. — Дев­чон­ка... — На­сте два­дцать три го­да, но она очень зре­лый че­ло­век, — су­пруг как буд­то пы­тал­ся оправ­дать­ся. — Зре­лый че­ло­век?! Ведь она все­го на три го­да стар­ше на­шей Ле­ны! Гос­по­ди! Эта де­ви­ца за­про­сто мог­ла быть тво­ей до­че­рью! Пе­до­фил пре­ста­ре­лый! И что ты те­перь на­ме­рен де­лать? Умо­лять ме­ня о про­ще­нии? — Про­сить те­бя о раз­во­де. У нас бу­дет ребенок. Настю­ша си­ро­та, у нее ни­ко­го нет. Я не мо­гу ее оста­вить… — Ах, ты не мо­жешь! Ме­ня — мо­жешь! Ле­ноч­ку — мо­жешь! А эту шлю­ху — нет! Она бед­нень­кая. Си­рот­ка! Влез­ла в се­мью, прыг­ну­ла в кой­ку к же­на­то­му му­жи­ку, а я ее те­перь долж­на по­жа­леть? Ты за­чем весь этот цирк с ре­сто­ра­ном устро­ил? — На­та­ша, толь­ко не нуж­но сцен. Я хо­тел по­го­во­рить ци­ви­ли­зо­ван­но... — Вот как! Филь­мов аме­ри­кан­ских на­смот­рел­ся, ка­за­но­ва из Бер­ди­че­ва! Я вот те­бе сей­час ци­ви­ли­зо­ван­но на­де­ну этот са­лат на баш­ку твою ду­рац­кую! Вот это бу­дет сце­на! Тра­гы­ком­эдь! Я вста­ла из-за сто­ла: — Зна­чит так, до­ро­гой... Се­го­дня ты пе­ре­но­чу­ешь у сво­ей ма­ман. А зав­тра, по­ка я бу­ду на ра­бо­те, за­бе­решь свое ба­рах­ло. До пя­ти ве­че­ра ты дол­жен ис­чез­нуть и из мо­е­го до­ма, и из мо­ей жиз­ни… Ина­че я за се­бя не ру­ча­юсь! Мо­гу и ки­пя­точ­ком плес­нуть в ро­жу твою га гад­кую... — по­вер­ну­лась и вы­шла и из ре­сто­ра­на. Спи­на пря­мая, по­ход­ка твер­дая. В так­си р ре­ве­ла бе­лу­гой, раз­ма­зы­вая кос­ме­тик кос­ме­ти­ку по ли­цу, под нос рас­ска­зы­вая са­мой се­бе, что я ду­маю по по­во­ду слу­чив­ше­го­ся. Так­сист — мо­ло­дой уша­стый па­цан — мол­ча слу­шал. Оста­но­вил­ся воз­ле ав­то­за­прав­ки в двух квар­та­лах от мо­е­го до­ма. До­стал из бар­дач­ка бу­маж­ные сал­фет­ки, про­тя­нул мне: — Здесь есть туа­лет, мож­но умыть­ся. Я по­до­жду вас, — ска­зал немно­го сму­щен­но. — По­ка по­ку­рю, ко­фе вы­пью. — И как все про­шло, ма­ма?

Глу­бо­кой но­чью мне по­зво­ни­ли из боль­ни­цы: муж по­пал очень се­рьез­ную ава­рию...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.