Два плюс два

Раз­ве­ден­ной Р жжс с жен­щине ре­бен­ком р нелег­ко сно­ва сн вый­ти за­муж. за Ведь ее из­бран­ник ддс стать ст дол­жен не толь­ко хо­ро­шим х ммз за­бот­ли­вым за му­жем, но и от­цом... о

Vdvojem - - Дороги Любви -

Кира, я не по­ни­маю, что про­ис­хо­дит, — ска­зал Ан­дрей. За­тем по­мол­чал немно­го, вид­но, до­жи­да­ясь от ме­ня встреч­но­го во­про­са, но я не ста­ла ему по­мо­гать. Он это по­нял и про­дол­жил: — Мы с то­бой вот уже ме­сяц в обе­ден­ный пе­ре­рыв встре­ча­ем­ся в этом кафе, а по­ужи­нать в ре­сто­ране ты по­че­му-то ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­ва­ешь­ся... — От­ка­зы­ва­юсь, — под­твер­ди­ла я, хо­тя он яв­но ждал разъ­яс­не­ний. — А ко­гда я пред­ло­жил съез­дить на уик-энд за город, ты... — Со­гла­си­лась взять от­гул в буд­ний день и про­ве­сти его вме­сте с то­бой, — за­кон­чи­ла за пар­ня фра­зу. — Ну да, а ров­но в шесть сбе­жа­ла, слов­но Зо­луш­ка с ба­ла. Я да­же опа­сал­ся, что так­си, ко­то­рое ты так по­спеш­но вы­зва­ла, пре­вра­тит­ся в тык­ву пря­мо воз­ле го­сти­ни­цы. — Обо­шлось, как ви­дишь, — улыб­ну­лась че­рез си­лу. Ан­дрю­ша на­крыл мою ру­ку сво­ей ла­до­нью. Жест был лас­ко­вым, но гла­за оста­ва­лись хо­лод­ны­ми. — Кира, объ­яс­ни, что про­ис­хо­дит? — по­тре­бо­вал он кон­кре­ти­ки. — Ни­че­го. Про­сто по ве­че­рам и вы­ход­ным я... все­гда за­ня­та. — Ты ме­ня об­ма­ны­ва­ла? — В чем? — В том, что сво­бод­на. А в дей­стви­тель­но­сти ты за­му­жем и бо­ишь­ся, что рев­ни­вый муж до­га­да­ет­ся о на­ших от­но­ше­ни­ях. Я прав? «По­хо­же, этим от­но­ше­ни­ям при­шел ко­нец», — мельк­ну­ла груст­ная мысль. Груст­ная, по­то­му что Ан­дрей мне нра­вил­ся, ря­дом с ним я сно­ва по­чув­ство­ва­ла се­бя мо­ло­дой, кра­си­вой и же­лан­ной. Жаль, что это про­дол­жа­лось так недол­го. — Нет, не прав, — по­ка­ча­ла го­ло­вой. Муж был, но пол­то­ра го­да на­зад раз­ве­лись. У него те­перь дру­гая се­мья, и мы прак­ти­че­ски не об­ща­ем­ся. — Стро­гая ма­ма? — пред­по­ло­жил лю­би­мый. — Ма­ма умер­ла пять лет на­зад. — То­гда я во­об­ще ни­че­го не по­ни­маю! — Да что же тут непо­нят­но­го? У ме­ня есть сын Те­ма. Ему ско­ро бу­дет три, в буд­ние дни он хо­дит в са­дик, от­ку­да мне его кровь из но­су нуж­но за­брать до се­ми. И вы­ход­ные мы с ним про­во­дим вдво­ем. — По­че­му ты мне рань­ше о нем не рас­ска­зы­ва­ла?

— Бо­я­лась, что ты не за­хо­чешь со мной встре­чать­ся. За­чем те­бе женщина с... до­вес­ком? — О ре­бен­ке нельзя так го­во­рить! — воз­му­тил­ся Ан­дрей. — Нельзя, — со­гла­си­лась. — Про­сто бо­лее под­хо­дя­ще­го сло­ва не по­до­бра­ла. — И за­чем бы­ло раз­во­дить эти тай­ны Ма­д­рид­ско­го дво­ра... — Я уже объ­яс­ни­ла за­чем. А что ка­са­ет­ся тайн... Мне ка­жет­ся, ты со мной то­же не до кон­ца ис­кре­нен. — По­че­му? — Это те­бе луч­ше знать. — Я имею в ви­ду, по­че­му ка­жет­ся? — По­то­му что, ко­гда мы ре­ши­ли про­ве­сти день вме­сте, ты по­вез ме­ня не к се­бе до­мой, а в за­го­род­ный мо­тель. Признай­ся, же­нат? — Я не мог те­бя к се­бе при­гла­сить, — бурк­нул он, про­игно­ри­ро­вав во­прос о се­мей­ном ста­ту­се. — До­ма... доч­ка с ня­ней. — Доч­ка? — пе­ре­спро­си­ла глу­по. — А ее ма­ма... — У На­сти боль­ше нет ма­мы. — Про­сти, я не зна­ла. Мне очень жаль. — Ты ре­ши­ла, что она умер­ла? — уточ­нил Ан­дрей. — Ни­че­го по­доб­но­го, жи­вее всех жи­вых. Про­сто по­ка я вка­лы­вал с утра до но­чи, что­бы за­ра­бо­тать се­мье на без­бед­ную жизнь, моя быв­шая сню­ха­лась с ка­ким-то ита­льяш­кой и в по­за­про­шлом го­ду пре­под­нес­ла мне но­во­год­ний «по­да­рок» — со­об­щи­ла, что по­да­ет на раз­вод и уез­жа­ет жить в Ми­лан. Я ска­зал, что мо­жет ка­тить­ся на все че­ты­ре сто­ро­ны, но доч­ку ей не от­дам. Она со­би­ра­лась су­дить­ся, но на мое сча­стье ма­ка­рон­ник очень во­вре­мя рас­ста­вил точ­ки над «i» и за­явил, что про­тив соб­ствен­ных де­тей он, в прин­ци­пе, не воз­ра­жа­ет, а чу­жие ему на­фиг не нужны. Ири­на устро­и­ла по­ка­за­тель­ные стра­да­ния, но все рав­но уеха­ла. А мы с На­стей оста­лись. Мне по­мо­га­ет ее вос­пи­ты­вать со­сед­ка-пен­си­о­нер­ка. — Ты за ме­сяц на­ше­го зна­ком­ства ни ра­зу не об­мол­вил­ся о том, что у те­бя есть дочь. По­че­му? — Зна­ешь, я ни­ко­гда в жиз­ни не за­ни­мал­ся из­во­зом. А ко­гда уви­дел, как ты «го­ло­су­ешь» на оста­нов­ке, но­га са­ма на тор­моз на­да­ви­ла. Ты мне с пер­вой секунды по­нра­ви­лась, с каж­дым днем... — Ан­дрей по­ды­шал от­кры­тым ртом, как бе­гун по­сле сто­мет­ров­ки, и вы­па­лил: — А про Настю мол­чал, по­то­му что бо­ял­ся все раз­ру­шить. Ду­мал, за­чем та­кой кра­са­ви­це муж­чи­на с... От­ки­нув­шись на спин­ку сту­ла, я рас­хо­хо­та­лась. Еще пять ми­нут на­зад все бы­ло так неопре­де­лен­но, тре­вож­но, су­ет­но, и в се­рых гла­зах Ан­дрю­ши звя­ка­ли льдин­ки... И вдруг ста­ло лег­ко и ра­дост­но! На­до же, оба — неглу­пые лю­ди, а на­во­ро­ти­ли сду­ру раз­ных недо­мол­вок и «тайн Ма­д­рид­ско­го дво­ра»! На са­мом же де­ле все скла­ды­ва­ет­ся со­вер­шен­но чу­дес­ным об­ра­зом: есть муж­чи­на и женщина, ко­то­рые лю­бят друг дру­га, а у каж­до­го — по ма­лень­ко­му дра­го­цен­но­му «до­вес­ку». И для сча­стья все­го-то тре­бу­ет­ся к двум при­ба­вить два! Ан­дрей вы­гля­дел обес­ку­ра­жен­ным. Он не по­нял, чем вы­зва­но мое вне­зап­ное буй­ное ве­се­лье, и не знал, как к нему от­но­сит­ся: то ли оби­жать­ся, то ли пе­ре­жи­вать. — Это у те­бя... нерв­ное? Что-то вро­де ис­те­ри­ки? — вы­брал он в ито­ге са­мую ду­рац­кую из всех воз­мож­ных вер­сий. — Да у ме­ня нер­вы, как сталь­ные ка­на­ты! — я сно­ва за­сме­я­лась. — А сколько тво­ей доч­ке? — Че­ты­ре с по­ло­ви­ной. — Что, ес­ли нам вчет­ве­ром в субботу устро­ить культ­по­ход в парк? — По-мо­е­му, от­лич­ная идея. — То­гда за­ез­жай­те за нами к де­ся­ти. Мой сын рас­тет в окру­же­нии жен­щин: в са­ди­ке — вос­пи­та­тель­ни­цы и ня­неч­ки, до­ма — ма­ма, от­ца ви­дит толь­ко на фо­то­гра­фи­ях (тот так за­нят но­вой же­ной, что ре­бен­ком во­об­ще не ин­те­ре­су­ет­ся). По­это­му Тем­ка на­сто­ро­жен­но от­но­сит­ся к муж­чи­нам. Од­на­ко на кон­такт с Ан­дре­ем по­шел сра­зу. Как толь­ко мы ока­за­лись в пар­ке, ухва­тил его за ру­ку и по­та­щил к ат­трак­ци­о­нам. За­ме­рев пе­ред ко­ле­сом, тре­бо­ва­тель­но за­явил: «Хо­цю на этом!» — Те­бя ма­ма на ко­ле­се рань­ше ка­та­ла? — Она тью­си­ха, — важ­но по­яс­нил Те­ма. —А я хо­цю! — Я бо­юсь, — про­шеп­та­ла доч­ка Ан­дрея — сим­па­тич­ная свет­лень­кая дев­чуш­ка. — Как я те­бя по­ни­маю, — улыб­ну­лась ей. — Зна­ешь что? Пусть муж­чи­ны са­ми ка­та­ют­ся, а мы с то­бой за мо­ро­же­ным схо­дим. — Какие у вас во­ло­сы кра­си­вые, — ска­за­ла Настя, ко­гда мы от­пра­ви­лись на по­ис­ки нуж­но­го ки­ос­ка. — Я то­же длин­ные хо­чу. — Так у те­бя вро­де то­же не ко­рот­кие! — Па­па со­брал­ся ме­ня в па­рик­ма­хер­скую сво­дить, что­бы по­стриг­ли. Го­во­рит, пат­лы в гла­за ле­зут, а это для зре­ния вред­но. — Но мож­но же ко­сич­ки за­пле­тать! — Он не уме­ет. —А я да­же «ко­ло­сок» пле­сти на­учи­лась, — по­хва­ста­лась я. — А за­чем вам? У вас же маль­чик! — Как чув­ство­ва­ла, что при­го­дит­ся. Мы сей­час ку­пим кра­си­вых раз­но­цвет­ных ре­зи­но­чек и по­ра­ду­ем па­пу но­вой при­чес­кой... Настя бла­го­дар­но вло­жи­ла свою ху­день­кую ла­до­шку в мою ру­ку: — А ваш Те­ма не де­рет­ся? — Ну что ты! Он доб­рый и лас­ко­вый. — То­гда пусть он бу­дет мо­им бра­ти­ком, лад­но? С тру­дом про­гло­тив за­стряв­ший в гор­ле ком, кив­ну­ла: — Лич­но я не воз­ра­жаю. Ес­ли па­па с Те­мой то­же не бу­дут про­тив, то лад­но. ...Вот уже пол­го­да, как мы с Ан­дре­ем же­на­ты. Два и два сло­жи­лись, как на­до, и ре­зуль­тат по­лу­чил­ся аб­со­лют­но пра­виль­ным — счастливая се­мья!

Мы с му­жем боль­ше не го­во­рим: «мой сын» или «моя доч­ка», по­то­му что они оба – на­ши де­ти! Те­ма хво­сти­ком хо­дит за Ан­дре­ем и во всем ему под­ра­жа­ет, а у нас с Настю­шей – свои де­ви­чьи сек­ре­ты... И это так чу­дес­но!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.