Моя рев­ни­вая же­на

Ан­то­нине ка­за­лось, что у ее по­друг пол­но вся­ких благ и со­кро­вищ и толь­ко ее судь­ба об­де­ли­ла. При­шлось мне при­ни­мать необыч­ные ме­ры

Vdvojem - - Страсть И Желание -

Анют­ка зво­ни­ла, — ска­за­ла То­ня, за­ку­ты­ва­ясь в оде­я­ло. — Ее Фи­моч­ка но­вую тач­ку ку­пил. Уме­ют же му­жи­ки... — Умг... — от­ве­тил я со­дер­жа­тель­но, про­би­ра­ясь че­рез су­гро­бы оде­я­ла к Тонь­ки­но­му теп­ло­му боч­ку. Фим­ки­на тач­ка мне глу­бо­ко по­фиг. И в эту ми­ну­ту, и по жиз­ни. Же­на от­толк­ну­ла мою ру­ку: — А мы бу­дем тря­стись на ста­рой ко­лы­ма­ге до пен­сии... — в го­ло­се Ан­то­ни­ны за­зве­не­ла ка­пель. — Во­об­ще-то «ко­лы­ма­га» еще два го­да на­зад бы­ла ну­ле­вым но­вьем, — за­ме­тил я и по­тя­нул за ре­зин­ку на ее пи­жа­ме. — Мрррр... — У ме­ня го­ло­ва бо­лит, — бла­го­вер­ная по­вер­ну­лась спи­ной, но со­об­ра­зив, что эта по­за ме­ня то­же устра­и­ва­ет, се­ла в по­сте­ли. — Пой­ду к На­таш­ке в комнату. На­до вы­спать­ся. Как же ино­гда удоб­но, что ре­бе­нок но­чу­ет у ба­буш­ки! А то в этой тес­но­те... Кста­ти, ты не за­был, что в субботу но­во­се­лье у Сне­ги­ре­вых? Юль­ка фо­то за­по­сти­ла из но­вой ха­ты. Сказ­ка! Чу­до ди­зай­на! Еще один бу­лыж­ник в мои гряд­ки. Мы жи­вем в скром­ной «двуш­ке» на де­вя­том эта­же ста­ро­го па­нель­но­го до­ма. Д Да, на б бо­лее кру­тое жи­лье я по­ка не заработал. В от­ли­чие от бо­ро­ва То­ни­ной луч­шей по­дру­ги, ко­то­рый раз­бо­га­тел на ка­ких-то ма­хи­на­ци­ях. И про­дол­жа­ет бо­га­теть, несмот­ря на все кри­зи­сы. Пред­по­чи­таю не вни­кать и не ин­те­ре­со­вать­ся. Юра­сик в це­лом му­жик непло­хой, от­зыв­чи­вый и ком­па­ней­ский. То­ня уда­ли­лась гор­дой по­ход­кой, а я пе­ре­полз на ее половину, уткнул­ся но­сом в по­душ­ку, вдох­нул за­пах лю­би­мо­го че­ло­ве­ка... С тос­кой по­ду­мал, что секс в на­шей жиз­ни стал яв­ле­ни­ем ред­ким. Впро­чем, как и долгие теп­лые бе­се­ды за ча­ем по ве­че­рам... То­ня очень хо­ро­шая, и я ее люб­лю. Ко­гда-то мы по­ни­ма­ли друг дру­га с по­лу­вздо­ха, а же­ла­ние за­го­ра­лось, как со­ло­ма в за­суш­ли­вое ле­то: мгно­вен­но, жар­ко, ча­сто весь­ма некста­ти, и по­га­сить его мож­но бы­ло, толь­ко ре­а­ли­зо­вав... Да­же в са­мом непод­хо­дя­щем ме­сте и в непод­хо­дя­щее вре­мя. На­при­мер, в лиф­те. Или на те­щи­ном бал­коне, по­ка в ком­на­те осталь­ные чай пьют. От вос­по­ми­на­ний во рту со­бра­лась го­речь. И ко­гда все из­ме­ни­лось? В ка­кой мо­мент моя То­неч­ка на­ча­ла об­ра­щать вни­ма­ние на тач­ки, ха­ты, шмот­ки и б брен­ды? ?С С ка­ко­го мгно­ве­ния весь этот, по боль­шо­му сче­ту, хлам, стал до­ми­ни­ро­вать в ее си­сте­ме цен­но­стей? И не про­сто до­ми­ни­ро­вать. Его от­сут­ствие вы­зы­ва­ло у же­ны при­сту­пы пря­мо-та­ки отел­лов­ской рев­но­сти к по­дру­гам и со­се­дям, у ко­то­рых есть нечто эта­кое, че­го у нее, То­ни, нет. И я, как муж и до­быт­чик ма­мон­тов, дать ей это не мо­гу. Ме­то­ды дав­ле­ния на нера­ди­во­го су­пру­га ста­ры как мир: от «го­ло­ва бо­лит» до «ре­бен­ка раз­бу­дишь». И вот ле­жу я один в ши­ро­кой по­сте­ли и про­ни­ка­юсь чув­ством сво­ей несо­стоя-

тель­но­сти на фоне про­чих му­жи­ков... Но­вая ха­та Сне­ги­ре­вых ока­за­лась дей­стви­тель­но чу­дом ди­зай­на и тол­сто­го ко­шель­ка. Я ис­кренне по­ра­до­вал­ся за дру­зей.

— Эй, Вик­тор-по­бе­ди­тель, че­го кис­нешь? Э, да ты трезв? Без­об­ра­зие! — Юра­сик дру­же­ски во­дру­зил мне свою ла­пу-ку­вал­ду на пле­чо. — Ко­лись, бра­тан, че­го ро­жа кис­лая?! Не­бось, Тонь­ка не да­ла? Ба­бы — они та­кие. Чуть че не так — сплю в го­сти­ной. Ну, и в чем ты был в корне неправ? Я да­же по­перх­нул­ся дав­но вы­дох­шим­ся шам­пан­ским. Ну, Юра­си­к­экс­тра­сенс! В точ­ку по­пал!

— В том, что слиш­ком ма­ло за­ра­ба­ты­ваю, — неожи­дан­но дл для се­бя вы­вер­нул ду­шу. — На­прим На­при­мер, ха­та у нас не та­кая... Какие-то бр брен­ды, мать их, Тонь­ке не по кар­ма­ну.. кар­ма­ну... И она не в трен­де. Кста­ти, что это так та­кое?

— Хрен его зна­ет, — по­чес по­че­сал ре­пу при­я­тель. — Но не хны, па па­цан! Сей­час я те­бе при­шлю свою бух­гал бух­гал­тер­шу. Не, ба­бок не пред­ла­гаю, не дер дер­гай­ся. На­до у Тонь­ки вы­звать за­висть-р за­висть-рев­ность к се­бе са­мой. И все бу­дет тип тип-топ. От ви­да Ок­са­ны у ме­ня отв от­вис­ла че­люсть. Та­кие де­вуш­ки толь толь­ко в ки­но бы­ва­ют, и то в нена­шен­ско нена­шен­ском! — Слюн­ки под­бе­ри­те, Вик Вик­тор, — про­мур­лы­ка­ла де­вуш­ка, при­жи­ма­ясь ко мне пле­чом. — Кто о ва­ша же­на? Вон та, у ко­то­рой гла­за сып­лют ис­кры? Оки. Пьемм на бру­дер­шафт. Мед­лен­но и со вку­сом. По­том тан­цу­ем. По­том дол­го и ин­тим­но сме­ем­ся. И я иду на кух­ню вро­де как по де­лу.у. При­сту­пи­ли! Че­рез пол­ча­са Тонь­ка по­та­щи­ла ме­ня до­мой. В так­си же­на бес­но­ва­лась, ци­ти­руя раз­го­вор с Ок­са­ной в кухне:

— Нет, ты толь­ко по­слу­шай! Она­на го­во­рит: «Ка­кой му­жик! Какие е гла­за! Бо­же! Она уто­ну­ла! Он — это ты! — ме­ня, то есть ее, при­жал, а сам, чув­ствую, уже го­тов! И у ме­ня ко­ле­ни под­ги­ба­ют­ся. Спро­шу у Юр­ки, ка­кая из ком­нат из­нут­ри за­пи­ра­ет­ся... Та­ко­го муж­чи­ну упу­стить невоз- мож­но». Это она о те­бе, зар-р-р-ра­за! !Н Не зна­ла, что ты МОЙ муж! Не-ет! Ду­лю ей! Две! МОЙ! Ишь, рас­ка­та­ла гу­би­щи... Нуж­но ли го­во­рить, что секс у нас в тот ве­чер был умо­по­мра­чи­тель­ный?

Секс у нас в тот ве­чер был умо­по­мра­чи­тель­ный! Не толь­ко в спальне, но и в дру­гих ме­стах неболь­шой квар­тир­ки. Хо­ро­шо, что доч­ку к ба­бу­ле от­пра­ви­ли. То­ня по­ня­ла, что и у нее то­же есть со­кро­ви­ще – это я!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.