Ко­мен­дант­ский ЧАС

Со­ба­ка бы­ва­ет ку­са­чей толь­ко от жиз­ни со­ба­чьей. А женщина – от де­фи­ци­та муж­ско­го вни­ма­ния...

Vdvojem - - Смех И Грех -

По­сле то­го как наш уни­вер воз­гла­вил но­вый рек­тор, об­ща­га ска­зоч­но пре­об­ра­зи­лась: ее от­ре­мон­ти­ро­ва­ли, ра­ри­тет­ные кро­ва­ти с про­ви­са­ю­щи­ми до по­ла пан­цир­ны­ми сет­ка­ми за­ме­ни­ли нор­маль­ны­ми, в хоз­бло­ках каж­до­го эта­жа по­ста­ви­ли по сти­раль­ной ма­шине... Да­же та­ра­ка­нов по­вы­ве­ли! Но,, как по мне, ,у луч­ше бы вме­сто та- ра­ка­нов «вы­ве­ли» Цер­бер­шу (она же Цер­ба) — так мы на­зы­ва­ли ко­мен­дан­та на­ше­го об­ще­жи­тия Ли­лию Ан­то­нов­ну Лю­тую. Ха­рак­тер этой со­ро­ка­во­сь­ми­лет­ней бой-ба­бы пол­но­стью со­от­вет­ство­вал ее фа­ми­лии. Цер­ба — женщина на ред­кость скан­даль­ная, мсти­тель­ная и непри­ми­ри­мая к на­ру­ше­нию пра­вил, ко­то­рые са­ма же и уста­нав­ли­ва­ет. По «ми­ло­сти» этой са­мо­ду­ры при круг­ло­су­точ­ной по­да­че го­ря­чей й во­ды мы мог­ли поль­зо­вать­ся ду­ше­вы­ми толь­ко с 19:00 до 21:30. Еще ко­мен­дант по непо­нят­ным нор­маль­ным лю­дям при­чи­нам раз­ре­ша­ла хра­нить в хо­ло­диль­ни­ке толь­ко сы­рые про­дук­ты, а го­то­вые блю­да — ни-ни! И не дай бог най­дет на пол­ке ка­стрюль­ку с бор­щом — тут же та­щит вы­ли­вать в уни­таз. По­доб­ных ду­рац­ких пра­вил она при­ду­ма­ла це­лую ку­чу и на­ру­ши­те­лей жест­ко прес­со­ва­ла. Но боль­ше все­го до­ста­ва­лось влюб­лен­ным па­роч­кам. При­чем Лю­той да­же не обя­за­тель­но бы­ло ло­вить их на го­ря­чем, до­ста­точ­но про­сто за­по­до­зрить в неж­ных чув­ствах — и все, пи­ши про­па­ло. Бу­дет по­едом есть, по­ка не со­жрет окон­ча­тель­но! Нам с Вась­ком не по­вез­ло. Цер­ба как-то за­сту­ка­ла нас це­лу­ю­щи­ми­ся на чер­ной лест­ни­це и ста­ла гно­бить — бес­по­щад­но и изоб­ре­та­тель­но, как ин­кви­зи­тор со ста­жем. Не ле­ни­лась по но­чам за­гля­ды­вать в ком­на­ты, где мы жи­ли. Од­на­ж­ды, не за­став обо­их в сво­их кро­ва­тях, тут же на­ка­та­ла до­клад­ную де­ка­ну: мол, сту­ден­ты Бо­г­да­но­ва и Ти­та­рен­ко пре­вра­ти­ли вве­рен­ный ей объ­ект в бор­дель и при­тон. Нам при­шлось пи­сать объ­яс­ни­тель­ные о том, что, по­ужи­нав накануне в су­ши-ба­ре, отра­ви­лись рол­ла­ми, по­это­му пол­но­чи про­ве­ли в сор­ти­ре: я в жен­ском, а Ва­сек, со­от­вет­ствен­но, в муж­ском. И до утра ни ра­зу не пе­ре­се­ка­лись — диа­рея не поз­во­ли­ла. Де­кан нам по­ве­рил, а Цер­ба — нет. Об­ло­жи­ла со всех сто­рон, как вол­ков, и кап­ка­нов по­всю­ду по­на­ста­ви­ла. Мы про­бо­ва­ли на­но­сить контр­уда­ры, но каж­дый раз вы­хо­ди­ло толь­ко ху­же. Ко­гда по­да­ли за­яв­ле­ние в загс, по­пы­та­лись до­го­во­рить­ся с Лю­той. При­шли с ко­роб­кой кон­фет, при­гла­си­ли на сва­дьбу... Она мо­гу­чей дла­нью смах­ну­ла под­но­ше­ния в ящик сто­ла, а по­том рявк­ну­ла: — Устра­и­ватьр гу­лян­куу ув об­ще­жи­ти­ищ не поз­во­лю! И про­жи­вать вме­сте — то­же. По­то­му как не по­ло­же­но! — Му­жи­ка у нее нет, вот и бе­сит­ся, — вздох­ну­ла я, ко­гда мы вы­шли. Ва­сек за­дум­чи­во по­скреб пя­тер­ней вих­ры на за­тыл­ке: — Го­во­ришь, от оди­но­че­ства психу­ет? А что, ес­ли я ее с ма­ми­ным тро­ю­род­ным бра­том по­зна­ком­лю? Он и жи­вет здесь непо­да­ле­ку... — И не жал­ко род­ствен­ни­ка? — Не осо­бо, ведь на дя­дю Ко­лю где ся­дешь, там и сле­зешь. Тем бо­лее что ему как раз та­кие жен­щи­ны нра­вят­ся — эмо­ци­о­наль­ные и мо­ну­мен­таль­ные. В кон­це кон­цов, по­пыт­ка не пыт­ка? ...Ме­сяц на­зад мы с Ва­сей по­же­ни­лись, и Ли­лия Ан­то­нов­на нам как мо­ло­до­же­нам предо­ста­ви­ла от­дель­ную комнату. Са­ма она рас­цве­ла, по­мо­ло­де­ла, по­доб­ре­ла и на ра­до­стях, что ее лич­ная жизнь вдруг так чу­дес­но на­ла­ди­лась, от­ме­ни­ла боль­шую часть сво­их неадек­ват­ных пра­вил. Те­перь сту­ден­ты да­же за гла­за ува­жи­тель­но называют ее по име­ни-от­че­ству, а дя­дя Ко­ля лас­ко­во — «мой цве­то­чек».

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.