ВЛЮБ­ЛЕН по мо­е­му же­ла­нию

По­дру­га очень пе­ре­жи­ва­ла, что у ее бра­та нет де­вуш­ки, и по­про­си­ла ме­ня об услуге: раз­бу­дить в парне на­сто­я­ще­го ма­чо...

Vdvojem - - Он И Она -

Ми­ла, при­вет! Как от­дох­ну­ла? — Ален­ка по­по­ста­ви­ла по­ста­ви­ла под­нос с обе обе­до­ом дом на сто­лик, плюх­ну­лась на пла­сти­ко­вый стул. — Ши­кар­дос. Ши­кар­досс. Паль­мы, мо­ре, ма­чо с опа­ха­ла­ми... опа­ха­а­ла­ми... — За­ви­дую бе­лой за­ви­стью. ОсоО­со бен­но в раз­де­ле разд­де­ле «ма­чо». И что они де­ла­ли? дде­е­ла­ли? — Опа­хи­ва­ли. ОО­па­хи­ва­ли.

Мы друж­но за­хи­хи­ка­ли. Обо­жаю Ален­ку. Мы с ней не раз­лей во­да с пер­во­го дня ее по­яв­ле­ния у нас в фир­ме. По­дру­га вдруг ста­ла се­рьез­ной: — Ми­ла, есть важ­ное дело. Речь пой­дет о Ни­ки­то­се. С Ален­ки­ным бра­том-двой­няш­кой я еще не зна­ко­ма. На фот­ке толь­ко и ви­де­ла. Ти­пич­ный бо­тан, за­ли­па­ю­щий у ком­па. При­я­тель­ни­ца уве­ря­ет, что брат очень ум­ный, ку­чу ву­зов од­но­вре­мен­но окон­чил, какие-то жут­ко слож­ные про­ги, то есть про­грам­мы, пи­шет для раз­ных фирм. По­дру­га сде­ла­ла страш­ные гла­за и про­из­нес­ла гром­ким ше­по­том: — Он дев­ствен­ник! У бра­та еще не бы­ло де­вуш­ки! Ни ра­зу! Се­чешь, ка­кой кош­мар? У нас с Ки­том друг от дру­га ни­ка­ких тайн. И он при- знал­ся, что ему нет де­ла до сек­са во­об­ще! Пред­став­ля­ешь? — Чест­но? С боль­шим тру­дом. — Вот ия о том же! Ми­ла, Ни­ки­то­са нуж­но спа­сать! На­до рас­крыть ему гла­за на мир чув­ствен­ных на­сла­жде­ний и вы­со­ких стра­стей, по­ка он не ушел в мо­на­стырь! — Как род­ная сест­ра ты вряд ли смо­жешь участ­во­вать в по­свя­ще­нии род­но­го бра­та в та­ин­ства... — Но ты же не сест­ра! Я чуть не по­да­ви­лась пи­рож­ным. Вид­но, вы­ра­же­ние мо­е­го ли­ца бы­ло бо­лее чем крас­но­ре­чи­вым. По­дру­га по­спе­ши­ла уточ­нить: — Я те­бя не прошу его со­блаз­нять. Про­сто немно­го по­флир­туй, что­бы в парне проснул­ся муж­чи­на. По­ни­ма­ешь? Ми­ла, ну пли-и-из! Я все про­ду­ма­ла. На вы­ход­ные пред­ки уедут на да­чу. Я то­же уй­ду ти­па

в ма­га­зин. А ты при­дешь к нам ти­па за кни­гой. Ну и... по­ко­кет­ни­ча­ешь немно­го. А по­том я по­яв­люсь. Пол­ча­са те­бе хватит? Лад­но, час. И одень­ся по­эро­тич­нее. От­бры­ки­ва­лась и от­не­ки­ва­лась я весь день, но Ален­ка на­зва­ни­ва­ла до глу­бо­кой но­чи, и я со­гла­си­лась. Еще два дня мы об­суж­да­ли де­та­ли опе­ра­ции «Раз­бу­ди ма­чо». Бред, да и толь­ко! Нет, вы не по­ду­май­те, я ни ра­зу не си­ний чу­лок. Но вот что­бы так це­ле­на­прав­лен­но кле­ить­ся к пар­ню не по­то­му, что он нра­вит­ся, и не по при­ко­лу, а по­то­му, что по­дру­га на пол­ном се­рье­зе по­про­си­ла раз­бу­дить в ее брат­це муж­чи­ну... Мой эро­тич­ный при­кид при­я­тель­ни­ца одоб­ри­ла. Фаль­ши­вые лу­бу­те­ны на каб­лу­ках «меч­та са­мо­убий­цы», юбоч­ка на пу­го­ви­цах «лю­бов­ни­ку неко­гда», ко­то­рая по­чти ни­че­го не при­кры­ва­ет сни­зу, и то­пик, ко­то­рый по­чти все по­ка­зы­ва­ет свер­ху... Ко все­му это­му при­ла­гал­ся ма­ки­яж «Хо­дя­чие мерт­ве­цы — 8». Зво­нок над­ры­вал­ся ми­нут пять. На­ко­нец дверь от­во­ри­лась с за­дум­чи­вым скри­пом. Пар­ню на по­ро­ге да­же с уче­том каб­лу­ков я ед­ва до­ста­ва­ла до пле­ча. «Мой лю­би­мый раз­мер», — щелк­ну­ло в го­ло­ве лу­ка­во. Кит уста­вил­ся на ме­ня. За­тем об­ро­нил ме­лан­хо­лич­но: — Ка­стинг на роль Чу­па­ка­б­ры в зда­нии на­про­тив. — Сам чу­па­ка­б­ра, — оби­де­лась я неожи­дан­но для се­бя. — Я Ми­ла, за кни­гой. Ален­ка до­ма? На его ли­це на­ри­со­ва­лось ис­крен­нее удив­ле­ние: — Се­рьез­но? За кни­гой? Ну за­хо­ди. Аль­ка в ма­га­зин ушла. Ве­ле­ла по­до­ждать. Он кив­нул на ди­ван в боль­шом хол­ле и весь­ма невеж­ли­во скрыл­ся в од­ной из ком­нат. Пер­вый ра­унд я яв­но про­иг­ра­ла. По­сто­яв стол­бом по­сре­ди по­ме­ще­ния, от­кры­ла дверь в комнату, ку­да ушел Ни­ки­та. Тот си­дел за огром­ным ди­зай­нер­ским ком­пью­те­ром. Ка­жет­ся, что-то ри­со­вал. Ра­унд два. Я каш­ля­ну­ла: — Э-э-э... Ни­ки­та, я бы ко­фей­ку вы­пи­ла, — го­лос про­зву­чал жа­лоб­но. А дол­жен был том­но. — Кухня сле­ва по ко­ри­до­ру, вто­рая пол­ка, шкаф­чик у ок­на, тур­ка ви­сит на рол­лин­ге, пли­та с ав­тов­клю­че­ни­ем, — он да­же не по­вер­нул го­ло­вы. Хам! Вот и вся за­гад­ка ца­ре­ви­ча Не­сме­я­на: дев­чон­ки от та­ко­го бе­гут как от ог­ня. И я не ста­ну ис­клю­че­ни­ем. Толь­ко ко­фе вы­пью. Зря я сю­да, что ли, та­щи­лась на хо­ду­лях? Хо­тя, ес­ли чест­но, Ни­ки­тос «вжи­вую» сим­па­тич­ный па­рень. И ры­жий. Мне нра­вят­ся ры­жие. У них все­гда хо­ро­шее чув­ство юмо­ра. Я бы с Ки­том в ки­нош­ку схо­ди­ла... Мо­жет, да­же ра­зок по­це­ло­ва­лась бы… Так я раз­мыш­ля­ла, хо­зяй­ни­чая на чу­жой кухне. Вдруг услы­ша­ла шо­рох. Ог­ля­ну­лась. Ник сто­ял, на­ста­вив на ме­ня мо­бил­ку, и щел­кал ка­ме­рой. — Ка­ко­го чер­та! — взвизг­ну­ла я. — Класс! То, что на­до! От­лич­ный про­то­тип по­лу­чит­ся для глав­ной вам­пир­ши. — Че­го-че­го? Да я те­бе щас! Каб­лук фаль­ши­во­го лу­бу­те­на по­пал в ка­кую-то щель меж­ду плит­ка­ми на по­лу и уны­ло со­об­щил «крак». Я по­шат­ну­лась, юб­ка за­це­пи­лась за край сто­ла, пу­гов­ки с ве­се­лым сту­ком раз­ле­те­лись по ком­на­те, юб­ка со­скольз­ну­ла... Ни­ки­та не дал мне упасть, под­хва­тил на ру­ки. Я вце­пи­лась ему в шею со­вер­шен­но ис­кренне: ни­ко­му не хо­чет­ся шмяк­нуть­ся о ка­фель с вы­со­ты каб­лу­ков Лу­бу­те­на. — Ка­кая ми­лая де­воч­ка, — про­вор­ко­ва­ла ма­ма Ни­ки­то­са с по­ро­га. Бог зна­ет, по­че­му они вернулись с пол­пу­ти на да­чу. — Ее бы толь­ко умыть, при­че­сать... И ха­ла­тик на­деть, что ли... В ис­то­рию о кни­ге, каб­лу­ке и пу­гов­ках пред­ки не по­ве­ри­ли. Они уве­ре­ны, что за­ста­ли нас в мо­мент страст­но­го ес­ли не сек­са, то под­го­тов­ки к оно­му. Ис­пы­ты­вая об­лег­че­ние, что с ее маль­чи­ком все в по­ряд­ке, те­тя Ли­за уго­ща­ла ме­ня ча­ем с пи­ро­га­ми. Ра­зу­ме­ет­ся, по­сле то­го как уку­та­ла в свой ха­лат. Кит толь­ко иро­нич­но по­хрю­ки­вал и от­во­дил взгляд, ко­гда я на него смот­ре­ла. Про­во­жая ме­ня, те­тя Ли­за при­гла­си­ла при­хо­дить к ним, не стес­ня­ясь, по-се­мей­но­му. На сле­ду­ю­щий день в наш от­дел по­зво­ни­ли с ре­сеп­ше­на: — Кри­вен­ко, тут к те­бе при­шли. Ни­ки­тос топ­тал­ся у ок­на. Он ме­ня без «при­ки­да», в на­ту­раль­ном об­ли­чье, не узнал! А узнав, да­же рот от изум­ле­ния от­крыл. — Те­бе че­го? — спро­си­ла я, сдер­жи­вая смех. — Э-э-э… из­ви­ни за чу­па­ка­б­ру и вам­пир­шу. Ты по­дой­дешь для глав­ной су­пер­мен­ши, — он про­тя­нул бу­кет тюль­па­нов. — Хо­чешь, по­ка­жу, для че­го нужны про­то­ти­пы? Но­вую иг­ру делаю. По­хо­же, бре­до­вый Ален­кин план сра­бо­тал. И ока­зы­ва­ет­ся, я со­всем не про­тив про­дол­же­ния ис­то­рии. — Не­слы­хан­ное доверие, — хмык­ну­ла я. — Ты в ме­ня влю­бил­ся? — При­ка­лы­ва­ешь­ся? Раз­ве мож­но по соб­ствен­но­му же­ла­нию влю­бить­ся в Чу­па­ка­б­ру? — А по мо­е­му же­ла­нию мож­но? — спро­си­ла я лу­ка­во, пе­ре­би­рая ле­пест­ки ры­жих тюль­па­нов.

На сви­да­ние Ни­ки­та при­шел с бу­ке­том ры­жих, как его во­ло­сы, тюль­па­нов. Ока­за­лось, он со­всем не та­кой нелю­ди­мый и мрач­ный, как мне по­ка­за­лось в первую на­шу встре­чу. У Ни­ки­то­са за­ме­ча­тель­ное чув­ство юмо­ра. По­чти как у ме­ня...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.