Ме­сто каз­ни из­ме­нить нель­зя

Я пи­са­ла от­чет, а Па­ша с Са­ней ре­за­лись в нар­ды, ко­гда в ка­би­нет во­шел наш шеф, май­ор При­ходь­ко, в на­ро­де – Ба­тя­ня

Vdvojem - - Содержание -

Про­хла­жда­е­тесь, гос­по­да сыс­ка­ри? Спус­кай­тесь к ма­шине, у нас труп на Че­хо­ва. Те­ло об­на­ру­жил слу­чай­ный про­хо­жий, ко­то­рый за­шел с улицы во двор в по­ис­ках укром­но­го ме­стеч­ка, что­бы спра­вить ма­лую нуж­ду. – У ме­ня вы­ход­ной, – рас­ска­зы­вал он, – вы­шел в ма­га­зин, встре­тил ста­ро­го при­я­те­ля, за­шли пив­ка вы­пить… По до­ро­ге до­мой так при­спи­чи­ло, мо­чи не бы­ло тер­петь. Су­нул­ся за га­ра­жи, а там… Сра­зу вам по­зво­нил! Подъ­е­хав­ший экс­перт Се­мен Ильич стал кол­до­вать над тру­пом, Ба­тя­ня ру­кой по­ма­нил двор­ни­ка, ко­то­рый ку­рил чуть по­одаль. Тот при­сло­нил к де­ре­ву мет­лу и

ры­сью мет­нул­ся к нам. – Вы его зна­е­те? – кив­нул шеф на мерт­во­го пар­ня с неесте­ствен­но свер­ну­той на­бок го­ло­вой. – Жи­лец ту­тош­ний. Из вось­мо­го до­ма, на чет­вер­том эта­же жи­вет. Жил… – по­пра­вил­ся му­жи­чок и пе­ре­кре­стил­ся. – Па­рень ти­хий, веж­ли­вый… От­ца нет, мать од­на вос­пи­ты­ва­ла. Боль­ше ни­че­го ска­зать не мо­гу… На­чаль­ник от­пу­стил двор­ни-

Экс­перт опре­де­лил смерть от пе­ре­ло­ма шей­ных по­звон­ков

ка, оклик­нул экс­пер­та: – Ну, что ска­жешь, Ильич? – Нав­скид­ку смерть на­сту­пи­ла 10–12 ча­сов на­зад. По­хо­же, пе­ре­лом шей­ных по­звон­ков. Про­ще го­во­ря, шею свер­ну­ли бе­до­ла­ге. Точ­нее ска­жу по­сле вскры­тия. Ба­тя­ня ве­лел нам сде­лать по­квар­тир­ный об­ход, по­сле че­го уехал. Мы узна­ли от со­се­дей имя и фа­ми­лию уби­то­го – Ро­ман П., а так­же ад­рес кол­ле­джа, где он учил­ся. Те, ко­го уда­лось опро­сить, ни­че­го ин­те­рес­но­го не ска­за­ли: па­рень спо­кой­ный, в кол­ледж по­шел, что­бы по­ско­рее по­лу­чить про­фес­сию ав­то­ме­ха­ни­ка и на­чать фи­нан­со­во по­мо­гать ма­те­ри. Рас­стро­ен­ная, я вы­шла из подъ­ез­да – та­кую скуд­ную ин­фор­ма­цию до­кла­ды­вать Ба­тяне бы­ло стыд­но. На ска­мей­ках ба­бу­ли бур­но об­суж­да­ли про­ис­ше­ствие. Я пред­ста­ви­лась, по­ка­за­ла удо­сто­ве­ре­ние, и тут же на ме­ня об­ру­ши­лась ла­ви­на фак­тов, спле­тен, вер­сий… Ока­за­лось, Ро­ма был без­на­деж­но влюб­лен в два­дца­ти­двух­лет­нюю сту­дент­ку Ле­ру из пять­де­сят чет­вер­той квар­ти­ры. Ле­ра – ум­ни­ца, кра­са­ви­ца, недо­тро­га, спор­том за­ни­ма­ет­ся, му­зы­кой. Уха­жи­вать за ней пы­та­лись мно­гие, но она всем да­ва­ла от во­рот по­во­рот. – Не всем, – вме­ша­лась ста­руш­ка в ко­кет­ли­вой со­ло­мен­ной шляп­ке. – У нее с Де­ни­сом из до­ма 8б лю­бовь бы­ла – са­ма ви­де­ла, под ок­на­ми це­ло­ва­лись. Толь­ко недол­го они встре­ча­лись, с ме­сяц. А по­том уби­ли Де­ни­са. – Как уби­ли? – ах­ну­ла я. – Ко­гда уби­ли? Даль­ше ба­буль­ки вы­кри­ки­ва­ли, пе­ре­би­вая друг дру­га. – Да с год уже бу­дет… – Та­ма­ра Пет­ров­на вы­шла с Фун­ти­ком гу­лять, а он ле­жит на дет­ской пло­щад­ке... – И го­ло­ва на­бок скру­че­на! – У нас двор про­кля­тый – за пять лет тре­тье убий­ство! – А тре­тий кто? Ко­гда? – мне с тру­дом уда­лось вста­вить сло­во. – Я же вам го­во­рю, пять лет на­зад! Чу­жа­ка ка­ко­го-то за­ре­за­ли, не знаю как зо­вут... По­бла­го­да­рив ба­бу­лек, по­зво­ни­ла на ра­бо­ту: – Са­ня, мо­жешь по­смот­реть в ар­хи­ве два де­ла об убий­ствах на Че­хо­ва – в том са­мом дво­ре, ку­да мы се­год­ня на труп вы­ез­жа­ли? Од­но пред­по­ло­жи­тель­но год на­зад, вто­рое – пять. – Лю­ба, с лу­ны сва­ли­лась? Эту ули­цу толь­ко пол­го­да на­зад к на­шей «зем­ле» при­стег­ну­ли, а рань­ше ею дру­гое от­де­ле­ние за­ни­ма­лось. – Мо­жешь по­зво­нить им и узнать? А луч­ше – съез­дить… – Ох, поль­зу­ешь­ся ты мо­ей доб­ро­той, – хмык­нул Гре­беш­ков и от­клю­чил­ся. А я вер­ну­лась к до­му – на­до бы­ло по­об­щать­ся с ро­ко­вой кра­сот­кой Ва­ле­ри­ей. К сча­стью, она ока­за­лась до­ма. – Зна­ла ли Ро­ма­на? Ко­неч­но! Он в по­след­нее вре­мя хво­сти­ком за мной хо­дил, все в любви при­зна­вал­ся. Вче­ра во­об­ще об­наг­лел, стал на гла­зах у всех со­се­дей за ру­ки хва­тать, це­ло­вать­ся по­лез. Что­бы от­стал, при­шлось по­ще­чи­ну от­ве­сить. Ко­неч­но, жаль, он в прин­ци­пе непло­хой па­рень. Но не в мо­ем вку­се, да и Де­ни­са до сих пор за­быть не мо­гу – очень силь­но его лю­би­ла... Слы­ша­ла ли об убий­стве пя­ти­лет­ней дав­но­сти? Ко­неч­но… К нам во двор то­гда трое пар­ней за­бре­ли, пи­во ве­че­ром пи­ли в бе­сед­ке. Я их ви­де­ла, ко­гда до­мой шла. Один из них мне еще вслед га­дость крик­нул. – Ка­кую? – спро­си­ла я. Де­вуш­ка по­крас­не­ла: – Ну, мол, не спе­ши, зай­мем­ся ораль­ным сек­сом. Толь­ко в дру­гих вы­ра­же­ни­ях. А на сле­ду­ю­щий день од­но­го из них мерт­вым на­шли за га­ра­жа­ми. Уби­ли его... – Ска­жи­те, а вас то­гда до­пра­ши­ва­ли? – Нет, я ноч­ным по­ез­дом в спор­тив­ный ла­герь уеха­ла на ме­сяц. А про убий­ство узна­ла, толь­ко ко­гда вер­ну­лась. Я по­до­шла к ок­ну, вы­гля­ну­ла во двор. – Вон в той бе­сед­ке они си­де­ли? Неожи­дан­но что-то за­сле­пи­ло мне гла­за. – Ка­кой-то иди­от из до­ма на­про­тив все вре­мя сол­неч­ные зай­чи­ки пус­ка­ет, – со вздо­хом по­яс­ни­ла де­вуш­ка. На ок­нах не бы­ло штор, толь­ко тю­ле­вые за­на­вес­ки. Я по­ду­ма­ла, что «зай­чик» мо­жет быть пу­щен не толь­ко зер­ка­лом, но и, к при­ме­ру, оп­ти­кой – би­нок­лем или под- зор­ной тру­бой. Ле­ра ска­за­ла, «все вре­мя». Хо­ро­шо бы, по­жа­луй, по­зна­ко­мить­ся с этим шут­ни­ком… Мы с Са­ней при­е­ха­ли в от­де­ле­ние од­но­вре­мен­но. – Па­роч­ка «ви­ся­ков», – со­об­щил кол­ле­га. – Как бы и наш труп не за­вис. Я рас­ска­за­ла Сане о том, что уда­лось на­рыть. – Очень ин­те­рес­но. Съ­ез­дим-ка мы с Пав­лом, по­об­ща­ем­ся с этим лю­би­те­лем под­гля­ды­вать за де­ви­ца­ми. –И я с ва­ми… – В дру­гой раз. Мои кол­ле­ги быст­ро вы­чис- ли­ли ад­рес «шут­ни­ка», по­зво­ни­ли в дверь, за­шли и уви­де­ли, что од­но­ком­нат­ная квар­ти­ра пре­вра­ще­на в ал­тарь – ме­сто по­кло­не­ния неко­е­му бо­же­ству. Все сте­ны бы­ли уве­ша­ны фо­то­гра­фи­я­ми юной блон­дин­ки. Ко­гда Са­ня по­ин­те­ре­со­вал­ся, не та ли это де­вуш­ка, что жи­вет в до­ме на­про­тив, хо­зя­ин по­лез в дра­ку. Ре­бя­та его скру­ти­ли и при­вез­ли в от­де­ле­ние. Я при­сут­ство­ва­ла на до­про­се. Рос­лый, яв­но силь­ный па­рень с очень свет­лы­ми и очень стран­ны­ми гла­за­ми по­чти сра­зу со­знал­ся. – Я их не про­сто уби­вал, я каз­нил, – объ­яс­нил он. – За то, что по­сме­ли оби­деть ЕЕ.

Ва­ле­рия рас­ска­за­ла, что уби­тый па­рень ее ко­гда-то оскор­бил...

– А Де­нис? – спро­си­ла я. – Он ведь не оби­жал. Он лю­бил Ва­ле­рию. – Он оскорб­лял ЕЕ сво­и­ми при­кос­но­ве­ни­я­ми, сво­и­ми по­це­лу­я­ми. Так мож­но об­хо­дить­ся с обыч­ной де­вуш­кой, но ОНА – бо­ги­ня! Мой свет­лый ан­гел… Сей­час идет след­ствие. Мне по­че­му-то ка­жет­ся, что по­до­зре­ва­е­мый бу­дет от­бы­вать свой срок не в ко­ло­нии, а в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной кли­ни­ке. А наш от­дел за рас­кры­тие в те­че­ние су­ток це­лых трех убийств главк по­ощ­рил бла­го­дар­но­стью и пре­ми­ей.

УЖЕ В ПРО­ДА­ЖЕ Лю­бовь Н. и ее кол­ле­ги все­го за сут­ки смог­ли рас­крыть сра­зу три убий­ства...

Ле­ра воз­вра­ща­лась до­мой, ко­гда ее кто-то оклик­нул из бе­сед­ки...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.