Кра­си­во ста­реть не за­пре­тишь, или

Как до­стой­но встре­тить воз­раст

Vdvojem - - Содержание -

Ес­ли ве­рить ста­ти­сти­ке, муж­чи­ны не мень­ше жен­щин под­вер­же­ны раз­лич­но­го ро­да фо­би­ям, но обыч­ная на­блю­да­тель­ность под­ска­зы­ва­ет, что у по­след­них го­раз­до боль­ше стра­хов. Раз­ве бу­дет муж­чи­на бо­ять­ся вый­ти в ма­га­зин без ма­ки­я­жа, по­то­му что мо­жет нена­ро­ком встре­тить свою быв­шую? Раз­ве ста­нет пе­ре­жи­вать, что луч­шая по­дру­га рань­ше вый­дет за­муж? Раз­ве нач­нет му­чить­ся бес­сон­ни­цей, в ужа­се осо­зна­вая, что ему уже трид­цать пять, а ни се­мьи, ни ре­бен­ка до сих пор нет? Да, жен­ские стра­хи мно­го­чис­лен­ны и мно­го­ли­ки, но есть у нас об­щий враг, с ко­то­рым ве­ка­ми бо­рем­ся и мы, и ин­ду­стрия кра­со­ты, и пла­сти­че­ские хи­рур­ги. И имя ему – ста­рость. Уче­ные опре­де­ли­ли, что фор­маль­но че­ло­ве­че­ский ор­га­низм на­чи­на­ет ста­реть при­мер­но с два­дца­ти пя­ти лет. Но най­ди­те мне хоть од­ну жен­щи­ну, ко­то­рая в два­дцать шесть ска­жет: я, мол, по­ста­ре­ла на год! Нет, мы «взрос­ле­ем». «Взрос­ле­ем» до то­го мо­мен­та, по­ка не на­чи­на­ют се­деть во­ло­сы, вы­па­дать зу­бы, и в трол­лей­бу­се кон­дук­тор уже не про­сит по­ка­зать пен­си­он­ное удо­сто­ве­ре­ние. Вот то­гда мы пе­ре­ста­ем «взрос­леть» и сра­зу ста­но­вим­ся ста­ры­ми. Вор­чим о це­нах на хлеб, жа­лу­ем­ся на ге­мор­рой, брюз­жим на мо­ло­дежь. А где же тот пре­крас­ный пе­ри­од жиз­ни меж­ду мо­ло­до­стью и ста­ро­стью? Мы упус­ка­ем его, толь­ко по­то- му что не уме­ем до­стой­но встре­тить. Посмот­рим прав­де в гла­за: мо­ло­дость крат­ко­вре­мен­на, и как ни ста­рай­ся удер­жать ее, ра­но или позд­но она сде­ла­ет руч­кой. Мно­гие не хо­тят сми­рить­ся с этим, в свои со­рок пять чув­ствуя се­бя юной Джу­льет­той. Но, поз­воль­те, Джу­льет­те ед­ва ис­пол­ни­лось че­тыр­на­дцать, ко­гда она умер­ла. Ее ма­те­ри, кста­ти, – два­дцать во­семь. А зна­е­те, от­ку­да ро­дом зна­ме­ни­тое вы­ра­же­ние «баль­за­ков­ский воз­раст», так любимое оте­че­ствен­ны­ми жен­щи­на­ми воз­раст­ной ка­те­го­рии «со­рок плюс»? Оно во­шло в оби­ход по­сле пуб­ли­ка­ции ро­ма­на Оно­ре де Баль­за­ка «Трид­ца­ти­лет­няя женщина». Ну что, по­пла­ка­ли немно­го?

На са­мом де­ле на­ша цель во­все ведь не в том, что­бы в трид­цать лет вы вдруг ре­ши­ли, что уже ста­руш­ка. А в том, что­бы сми­ри­лись с тем, что ни­кто не мо­ло­де­ет, и бы­либ го­то­вы встре­тить ста­рость. Ведь ес­ли воз­раст на­сту­пил для жен­щи­ны вне­зап­но, она впа­да­ет в па­ни­ку, и встре­ча­ет осень жиз­ни в од­ном из до­воль­но рас­про­стра­нен­ных об­ра­зов, в ко­то­рых вы­гля­дит од­но­вре­мен­но смеш­но и груст­но.

ПУТАНА НА ПЕН­СИИ

Та­ким да­мам встре­чать ста­рость непро­сто – сек­су­аль­ность мно­го лет бы­ла их ос­нов­ным ору­жи­ем, а тут бац – и все, фи­ни­та. Каж­дый свой вы­ход в свет они по при­выч­ке со­про­вож­да­ют ли­ло­вы­ми те­ня­ми, взби­ты­ми, как са­хар­ная ва­та, при­чес­ка­ми, и чем-ни­будь лео­пар­до­вым – паль­то, ман­то, пиг­мен­та­ци­ей на ще­ках. Ни­кто не спо­рит с тем, что женщина в воз­расте мо­жет быть же­лан­ной, но сек­су­аль­но­сти до­бав­ля­ют во­все не ли­ло­вые те­ни, а кое-что дру­гое: осан­ка, ухо­жен­ность, гар­мо­ния внеш­ней фор­мы и внут­рен­не­го со­дер­жа­ния. Ори­ен­ти­ры – гол­ли­вуд­ские ак­три­сы Ме­рил Стрип и Хе­лен Мир­рен. Вот уж кто уме­ет ста­реть кра­си­во!

СТАРУХАСТАРУХА-ПРОЦЕНТЩИЦА

Ей необя­за­тель­но долж­но быть де­вя­но­сто, что­бы стать ста­ру­хой (кста­ти, той са­мой, ко­то­рую тюк­нул то­по­ри­ком Рас­коль­ни­ков, бы­ло все­го со­рок два!). Про­сто в ка­кой-то мо­мент та­кая женщина по­ни­ма­ет, что про­иг­ра­ла бит­ву со вре­ме­нем, и стер­ве­не­ет, за­та­ив зло­бу на весь мир. Вы мо­же­те встре­тить ее за кон­тор­кой лю­бо­го гос­учре­жде­ния, и уж она-то по­ста­ра­ет­ся, что­бы вам жизнь ме­дом не по­ка­за­лась. Не по­то­му что ва­ша про­бле­ма нераз­ре­ши­ма, а по­то­му что вы мо­ло­ды, а она – нет.

БА­БУШ­КА У ПОДЪ­ЕЗ­ДА

Опять же – со­вер­шен­но неваж­но, ба­буш­ка она или про­сто ста­ре­ю­щая тет­ка с при­бли­жа­ю­щим­ся кли­мак­сом, да и на ла­воч­ке у подъ­ез­да ей во­все необя­за­тель­но си­деть. Глав­ное – с мо­ра­ли­за­тор­ским ви­дом осуж­дать всех и каж­до­го, в ито­ге со вздо­хом ре­зю­ми-

руя: «Да, в наше вре­мя та­ко­го без­об­ра­зия не б бы­ло». На са­мом де­ле та­ким да­мам всту­пить в ста­рость про­ще все­го – они все дав­но для се­бя ре­ши­ли, сде­ла­ли вы­во­ды и по­ста­ре­ли еще до то­го, как на­ча­ли се­деть во­ло­сы. Од­на­ко их ни­кто не лю­бит, да­же соб­ствен­ные де­ти ста­ра­ют­ся об­щать­ся с ни­ми ре­же, по­это­му пре­клон­ные го­ды их бу­дут неслад­ки­ми. Жен­щи­ны, сми­рив­ши­е­ся с тем, что ста­ре­ют, и при­няв­шие воз­раст как дан­ность, ни­ко­гда не ста­нут пред­ме­том на­сме­шек окру­жа­ю­щих. Они не про­иг­ры­ва­ли ни­ка­ких схва­ток со вре­ме­нем – по­то­му что по­про­сту с ним не бо­ро­лись. В них есть до­сто­ин­ство, ин­тел­лект, муд­рость, опыт, и по­то­му та­кие не ста­ре­ют – про­сто ме­ня­ют­ся.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.