Как я мог­ла со­мне­вать­ся в те­бе?!

Ино­гда червь со­мне­ния спо­со­бен из­гло­дать до по­лу­смер­ти да­же то­го, кто при­вык ве­рить сво­им близ­ким. Но ведь без до­ве­рия не мо­жет быть се­мьи!

Vdvojem - - Содержание -

Утром, ед­ва де­воч­ки убе­жа­ли в школу, раз­дал­ся зво­нок – мой муж по­пал под ма­ши­ну... К сча­стью, Во­лодь­ка от­де­лал­ся лег­ким ис­пу­гом...

Из боль­ни­цы я вы­шла немно­го успо­ко­ен­ная. Утром, ед­ва де­воч­ки убе­жа­ли в школу, раз­дал­ся зво­нок – муж по­пал под ма­ши­ну. К сча­стью, во­ди­тель успел при­тор­мо­зить, и Во­лодь­ка от­де­лал­ся лег­ко: три сло­ман­ных реб­ра, вы­би­тая клю­чи­ца и мно­же­ство сса­дин... Но ко­гда я уви­де­ла му­жа в па­ла­те, об­мо­тан­но­го бин­та­ми и по­хо­же­го на му­мию, по­на­ча­лу ду­ма­ла, с ума сой­ду от стра­ха. Од­на­ко док­тор за­ве­рил: — Не пе­ре­жи­вай­те, по­чи­ним мы ва­ше­го ор­ла, бу­дет как но­вень­кий! Вер­нув­шись до­мой, рас­ска­за­ла о слу­чив­шем­ся до­че­рям и толь­ко то­гда поз­во­ли­ла се­бе за­пла­кать... Ка­тя рас­те­рян­но гла­ди­ла ме­ня по ру­ке, уте­шая, а Аль­ка, не про­ро­нив ни сло­веч­ка, ушла к се­бе. Ми­ну­ту спу­стя из ее ком­на­ты до­нес­лась гром­кая музыка. В по­след­нее вре­мя с на­шей прин­цес­сой тво­ри­лось нелад­ное. Она ста­ла гру­бить, но по­че­му-то толь­ко от­цу. Устра­и­ва­ла с ним скло­ки по вся­ко­му по­во­ду, ха­ми­ла. Бы­ва­ло да­же, за­хло­пы­ва­ла дверь пе­ред его но­сом, ко­гда он к ней об­ра­щал­ся. Я дав­но уже пла­ни­ро­ва­ла по­об­щать­ся с доч­кой на эту тему, но все бы­ло неко­гда...

– Зав­тра по­сле за­ня­тий не за­дер­жи­вай­тесь, — по­про­си­ла я де­во­чек за ужи­ном. — Бы­ст­рень­ко пе­ре­ку­сим и пой­дем про­ве­да­ем па­пу. – Это без ме­ня, — от­ре­за­ла Аля, сер­ди­то уста­вив­шись в та­рел­ку. – Как так? — уди­ви­лась я. – Вот так, — не слиш­ком веж­ли­во от­ве­ти­ла моя кро­ви­нуш­ка. – Я до­го­во­ри­лась с На­таш­кой, бу­дем го­то­вить­ся к кон­троль­ной. — Кон­троль­ная по­до­ждет, — воз­ра­зи­ла я. — Про­сто по­зво­ни сво­ей На­таш­ке и пе­ре­не­си встре­чу... Аль­ку буд­то то­ком уда­ри­ло. — Не бу­ду я ни­че­го от­ме­нять! — про­ши­пе­ла она. — Еще не хва­та­ло за­ва­лить ал­геб­ру из-за это­го коз­ла! На мгно­ве­ние я по­те­ря­ла дар ре­чи. Ко­неч­но, пе­ре­ход­ный воз­раст и все та­кое, но это яв­ный пе­ре­бор. — Немед­лен­но в свою ком­на­ту! — рявк­ну­ла я, оби­дев­шись, что Аль­ку не вол­ну­ет судь­ба от­ца. Что с ней та­кое, в кон­це-то кон­цов?! Ве­че­ром в поч­то­вом ящи­ке об­на­ру­жи­ла вы­зов из фир­мы, где тру­дил­ся муж. Там бы­ло на­пи­са­но, что в те­че­ние неде­ли ему сле­ду­ет за­брать ка­кие-то бу­ма­ги и невы­пла­чен­ную зар­пла­ту за... ап­рель! Стран­но: на дво­ре ав­густ, и в на­ча­ле каж­до­го ме­ся­ца лю­би­мый ис­прав­но при­но­сил день­ги! Ре­шив разо­брать­ся в си­ту­а­ции, утром по­еха­ла к нему в фир­му. И ка­ко­во же бы­ло мое удив­ле­ние, ко­гда узна­ла, что Во­ло­дя вот уже че­ты­ре ме­ся­ца как уво­лен! — Мне бы­ло очень жаль с ним рас­ста­вать­ся. Во­ло­дя — от­лич­ный ра­бот­ник, но... Кри­зис, пла­тить лю­дям нечем. Так что при­шлось уво­лить по­чти всех, — со­кру­шал­ся быв­ший шеф му­жа. До­мой вер­ну­лась со­вер­шен­но сби­тая с тол­ку. По­че­му Во­ло­дя ни сло­вом не об­мол­вил­ся о том, что остал­ся без ра­бо­ты?! — Ни­че­го не по­ни­маю! — жа­ло­ва­лась ве­че­ром Але (мо­ей стар­шень­кой уже сем­на­дцать, и ино­гда я де­люсь с ней на­бо­лев­шим). На ли­це до­че­ри сно­ва по­яви­лось ка­кое-то непо­нят­ное вы­ра­же­ние. — Что слу­чи­лось? — рас­сер­ди­лась я. — По­че­му ты се­бя так ве­дешь, ко­гда за­хо­дит речь об от­це? Она за­ку­си­ла гу­бу, гля­дя на ме­ня вро­де бы с со­мне­ни­ем — слов­но хо­те­ла что-то ска­зать. — Да­же не знаю, сто­ит ли те­бе об этом знать, — про­бор­мо­та­ла, пря­ча гла­за. — На­вер­но, все же не сто­ит… — Аль­ка! Это что за сек­ре­ты? — я рас­те­ря­лась: преж­де дочь ни­ко­гда ни­че­го от ме­ня не скры­ва­ла. Она под­ня­ла го­ло­ву, слов­но ре­шив­шись на нечто за­пре­дель­ное, и вдруг вы­па­ли­ла: — Па­па те­бе из­ме­ня­ет! Я оне­ме­ла. Во­ло­дя мне из­ме­ня­ет? Что за ерун­да?! Он до­мо­сед, сра­зу по­сле ра­бо­ты бе­жит до­мой и все ве­че­ра про­во­дит с на­ми... Ко­гда же успе­ва­ет встре­чать­ся с дру­гой жен­щи­ной? Впро­чем, раз муж об­ма­ны­вал нас на­счет ра­бо­ты, мог и с лю­бов­ни­цей на­лов­чить­ся со­блю­дать кон­спи­ра­цию... — Аль­ка, ты его с кем-то ви­де­ла? — Я ви­де­ла, как он вы­хо­дил из эс­корт­но­го агент­ства! Мно­го раз ви­де­ла, — по ли­цу до­че­ри по­тек­ли сле­зы. — Ма­моч­ка, я так не хо­те­ла те­бя рас­стра­и­вать... Это уж слиш­ком! Ма­ло то­го что мой нена­гляд­ный, ока­зы­ва­ет­ся, без­ра­бот­ный, так он еще и к шлю­хам тас­ка­ет­ся! Ко­неч­но, бы­ло го­ря­чее же­ла­ние по­тол­ко­вать с му­жем немед­лен­но, но... По­ка этот гад от­ле­жи­ва­ет­ся в боль­ни­це, бу­ду дер­жать язык за зу­ба­ми — луч­ше его не вол­но­вать. При­твор­ство об­хо­ди­лось мне до­ро­го: не при­вык­ла дер­жать что­ли­бо в се­бе. Но до­ждать­ся, ко­гда бла­го­вер­но­го вы­пи­шут, все же по­лу­чи­лось. Вот те­перь тя­нуть с вы­яс­не­ни­ем от­но­ше­ний ста­ло неза­чем: слиш­ком мно­го во­про­сов у ме­ня к нему на­ко­пи­лось... — Ты ни­че­го не хо­чешь мне ска­зать? — гроз­но спро­си­ла я. Муж по­жал пле­ча­ми: — Да вро­де бы нет... Я по­чув­ство­ва­ла, как во мне на­рас­та­ет злость. Мер­за­вец! Стро­ит тут из се­бя свя­тую невин­ность! — Я все знаю! — вы­па­ли­ла я. — Прав­да? — Во­ло­дя хмык­нул. — То­гда от­веть, по­жа­луй­ста, сколь­ко при­то­ков у Дне­пра? — Ты еще и шу­тишь?! — я за­дох­ну­лась от воз­му­ще­ния. — А сам вы­ле­тел с ра­бо­ты, но по­че­му-то за­был мне об этом со­об­щить! Су­пруг рас­те­рян­но за­мор­гал: — От­ку­да ты зна­ешь? — Знаю! И знаю, что ты мне из­ме­ня­ешь! Да еще с кем... С кем!? С де­ви­ца­ми лег­ко­го по­ве­де­ния! — я за­ры­да­ла. — Как ты мог?! Мо­их слез он бо­ит­ся как ог­ня. — Лю­би­мая, успо­кой­ся, это со­всем не то, что ты ду­ма­ешь... — Ска­жи еще «я те­бе все объ­яс- ню»! — боль­ше все­го мне хо­те­лось стук­нуть из­мен­щи­ка по баш­ке тя­же­лым пред­ме­том. — Так я и объ­яс­няю, — Во­ло­дя тяж­ко вздох­нул. — Но ты же не слу­ша­ешь! В эс­корт­ном агент­стве я ра­бо­таю! Охран­ни­ком! — А мне-то по­че­му не ска­зал? — я недо­вер­чи­во всхлип­ну­ла. — Ну, во-пер­вых, пу­гать не хо­тел. А во-вто­рых, это не та ра­бо­та, ко­то­рой мож­но гор­дить­ся, — ви­но­ва­то улыб­нул­ся «из­мен­щик». — Ищу дру­гую, но по­ка ни­че­го сто­я­ще­го... — Про­сти ме­ня, иди­от­ку, — я по­вис­ла у него на шее. — Мне так стыд­но... Не по­ни­маю, как я мог­ла в те­бе со­мне­вать­ся…

В по­след­нее вре­мя с на­шей стар­шей на­след­ни­цей тво­ри­лось что-то нелад­ное – она ста­ла ча­сто ха­мить от­цу, слов­но оби­жа­лась на него. Толь­ко вот, ин­те­рес­но, за что?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.