Не бой­ся при­знать­ся

Да, я бо­ял­ся! Бо­ял­ся, что од­на­жды все за­кон­чит­ся и сно­ва бу­дет му­чи­тель­но бо­леть ду­ша. Так уже бы­ло...

Vdvojem - - Шанс На Счастье -

Мы с Люд­ми­лой та­кие дав­ние дру­зья, что уже по­чти род­ствен­ни­ки. Дав­но ра­бо­та­ем вме­сте, а до это­го в ин­сти­ту­те учи­лись. Ез­дим в ко­ман­ди­ров­ки, про­ве­ря­ем ба­лан­сы пред­при­я­тий. У нее луч­ше по­лу­ча­ет­ся ла­дить с циф­ра­ми, у ме­ня — с людь­ми. И толь­ко са­ма Лю­да вы­зы­ва­ет мою ро­бость... — Ар­тем, ты тор­моз, — в оче­ред­ной раз со­об­щил мне кол­ле­га, с ко­то­рым мы за­шли в за­ку­ток вы­пить ко­фе. — Все ждут, ко­гда вы с Люд­кой уже на­ко­нец ста­не­те па­рой. — Ви­тя, я не мо­гу ей при­знать­ся. — Но это же так про­сто! — И не хо­чу опять бо­ли. При­вы­ка­ешь к че­ло­ве­ку, не мо­жешь без него, а по­том все за­кан­чи­ва­ет­ся... Он вздох­нул, ушел за свой стол, а я без­успеш­но пы­тал­ся ото­гнать воз­ник­шие вос­по­ми­на­ния... Она бы­ла не про­сто же­ной, а ча­стью ме­ня. Толь­ко о чем-то по­ду­ма­ешь — она уже ска­за­ла, ед­ва за­хо­чешь — сде­ла­ла. Весь мир при­над­ле­жал нам дво­им. А по­том раз­лю­би­ла. «Про­сти, так по­лу­чи­лось, чув­ства ушли». За­хо­ди­ли, зна­чит, по­си­де­ли и за­то­ро­пи­лись об­рат­но. Но я-то остал­ся! Сколь­ко лет про­шло, а до сих пор, ко­гда вспом­ню, ду­ша ужас­но бо­лит. — Эй, Те­ма, ты в по­ряд­ке? Лю­да по­до­шла. Как она до­га­да­лась, что мне не по се­бе? Сто­ит, смот­рит во­про­си­тель­но.

— Все хо­ро­шо. Ре­бя­та пра­вы: мы столь­ко лет вме­сте, сколь­ко и су­пру­ги ино­гда не вы­дер­жи­ва­ют. И та, старая, лю­бовь дав­но уже от­пу­сти­ла ме­ня, я со­зрел для но­вой. Ведь Лю­да то­же ко мне тя­нет­ся, и сто­ит сде­лать ре­ши­тель­ный шаг... Но я не мо­гу се­бя за­ста­вить. А она ни за что не при­зна­ет­ся пер­вой. Мы оба ждем, что оче­ред­ной раз­го­вор за­кон­чит­ся чьим-то при­зна­ни­ем. Ве­дем се­бя це­ло­муд­рен­но, од­на­ко в воз­ду­хе ви­та­ет на­пря­же­ние. Пом­ню, при­шли в ре­сто­ран на сва­дьбу ко­го-то из кол­лег, Люд­ми­ла бы­ла в по­тря­са­ю­щем пла­тье, я изу­мил­ся и не сдер­жал­ся: — Люд, слу­шай... — Что? — Я дав­но хо­тел те­бе кое-что ска­зать... Но ни­как не мог най­ти под­хо­дя­ще­го мо­мен­та. Она вся за­сты­ла, с на­деж­дой по­смот­ре­ла на ме­ня. А я вы­дох­нул и про­дол­жил: — Те­бе идет это пла­тье, ты очень кра­си­вая. Вот. Разо­ча­ро­ван­ная, бед­няж­ка по­том тан­це­ва­ла с ка­ким-то му­жи­ком, ко­ман­ди­ро­ван­ным. За эти го­ды, что я не мо­гу при­знать­ся, она уже один раз влюб­ля­лась, и я то­же. Каж­дый раз мы же­ла­ли друг дру­гу сча­стья, в на­деж­де, что му­че­ния на этом за­кон­чат­ся. И все­гда от­но­ше­ния ока­зы- ва­лись на­столь­ко ми­мо­лет­ны­ми, что и вспом­нить нече­го. Од­на­ко в этот раз у нее все се­рьез­но. — Мне Мак­сим пред­ло­же­ние сде­лал, — ска­за­ла она од­на­жды. — Но он же в дру­гом го­ро­де. — Ну и что? Он мне там ра­бо­ту на­шел, эко­но­ми­сты вез­де нуж­ны. Лю­да смот­ре­ла на ме­ня вни­ма­тель­но. — Ну что ж, я рад за те­бя. — Уве­рен? — ти­хо спро­си­ла она. — Ко­неч­но, ты за­слу­жи­ла сча­стье. Со­гла­шай­ся. Она за­ку­си­ла гу­бу, ушла. А я остал­ся, чув­ствуя и об­лег­че­ние, и тос­ку. Ве­че­ром ме­тал­ся по квар­ти­ре сам не свой. Че­рез па­ру ча­сов ее по­езд, Лю­да уедет, и все за­кон­чит­ся. Но мо­жет, это к луч­ше­му? Не бу­дет ни­ка­ких стра­да­ний, толь­ко по­кой... Я вспом­нил, как од­на­жды где-то в глу­бин­ке не мог до нее до­зво­нить­ся, и так нерв­ни­чал, что да­же уди­вил са­мо­го се­бя. Хо­тел бе­жать, ис­кать де­вуш­ку с по­ли­ци­ей, еле удер­жал­ся (а у нее все­го-то раз­ря­дил­ся те­ле­фон). — Что у те­бя с ли­цом, Те­ма? — спро­си­ла она, вер­нув­шись. — Ты как буд­то при­ви­де­ние уви­дел. — Ага, при­ви­де­ние с мо­то­ром, — от­шу­тил­ся то­гда. И вот сей­час вдруг по­нял: я не мо­гу по­те­рять та­ко­го до­ро­го­го че­ло­ве­ка! Эта мысль боль­но уда­ри­ла в мозг, и я вы­ско­чил из до­му. Толь­ко бы успеть! Пой­мал так­си на вок­зал, по пу­ти под­пры­ги­вал от нетер­пе­ния. По­том мчал­ся че­рез за­лы, лест­ни­цы, эс­ка­ла­то­ры, во­рвал­ся в ва­гон. — Лю­да! Она вы­гля­ну­ла из ку­пе, уди­ви­лась. — Ты? — Не уез­жай! Лю­да мол­ча­ла. — Остань­ся, по­жа­луй­ста. — За­чем? — Я... — Сло­ва с тру­дом вы­хо­ди­ли из гор­ла. — Я люб­лю те­бя. На нас смот­ре­ли все пас­са­жи­ры, кто был сей­час в ко­ри­до­ре, неко­то­рые улы­ба­лись. — Это прав­да? — спро­си­ла Лю­да. Гла­за ее си­я­ли. — Прав­да, ми­лая! Я так дол­го... Неожи­дан­но ме­ня схва­ти­ли сза­ди за ло­коть. Ог­ля­нув­шись, я уви­дел по­ли­цей­ско­го. — Я вас дол­жен за­дер­жать! Вы сби­ли с ног че­ло­ве­ка, раз­бро­са­ли его ве­щи, — стро­го ска­зал он. Мне те­перь бы­ло мо­ре по ко­ле­но, по­это­му я лишь мол­ча кив­нул. Лю­да ска­за­ла: — Иди, я при­ду с ад­во­ка­том и за­бе­ру те­бя. Но толь­ко при усло­вии, что до­ма ты по­вто­ришь мне все мед­лен­но и с са­мо­го на­ча­ла!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.