И мстя бу­дет­мо­я­мо­я­бу­дет страш­на!

Vdvojem - - Журнал «вдвоем» Рекомендует -

Мы ре­ши­ли устро­ить ро­ман­ти­че­ский ве­чер в но­вой квар­ти­ре мо­е­го лю­би­мо­го. Он дал мне клю­чи, и я при­е­ха­ла. При­та­щи­ла с со­бой вся­ких ге­лей и ма­сел, аро­ма­ти­зи­ро­ван­ные све­чи — ко­ро­че, все, как со­ве­ту­ют да­мам ум­ные да­мы из дам­ских жур­на­лов. Аро­ма­ты, све­чи, ин­тим, плав­но пе­ре­хо­дя­щий в фе­е­ри­че­ский секс. При­го­то­ви­лась, жду Го­шу. Мо­е­го ха­ла­та в его квар­ти­ре еще нет. При­шлось вос­поль­зо­вать­ся Гош­ки­ным. А там в кар­мане — за­пис­ка: «В шесть на ста­ром ме­сте. Не опаз­ды­вай. Ки­са». Я обал­де­ла. И немед­лен­но при­шла в ярость. Ки­са? У мо­е­го Го­ши еще и Ки­са ка­кая-то есть? Со­брал зоо­парк! Сул­тан с По­до­ла! По­рву, как Бо­бик тряп­ку. Я его тут жду, вся в мас­лах и ге­лях при све­чах, а он с ка­кой-то Ки­сой мур­чит на ста­ром ме­сте. Убью! Вспом­ни­ла недав­но про­чи­тан­ный в Ин­тер­не­те рас­ска­зик. Соб­ствен­но, и не рас­ска­зик да­же — об­зор спо­со­бов ото­мстить невер­но­му без осо­бо­го ущер­ба для его жиз­ни, но с боль­шим вос­пи­та­тель­ным эф­фек­том. Он так и на­зы­ва­ет­ся: «Я мстю, и мстя моя страш­на». Так вот, моя мстя бу­дет уж­жж­жас­на! У ме­ня оста­ва­лось па­ру ча­сов для свер­ше­ния за­ду­ман­но­го, посколь­ку лю­би­мый по­зво­нил и со­об­щил, что за­дер­жи­ва­ет­ся на со­ве­ща­нии. Со­ве­ща­ет­ся он! С Ки­сой! Ну, по­го­ди! Я сва­ри­ла ко­фе, вы­рва­ла ли­стик из блок­но­та и углу­би­лась в раз­ра­бот­ку биз­нес-пла­на ме­сти ко­вар­но­му пре­лю­бо­дею Гош­ке. За­тем сбе­га­ла в бли­жай­ший тор­го­вый центр. Оста­лось под­го­то­вить плац­дарм. Пе­ред тем как по­ки­нуть по­ле ме­сти, я звяк­ну­ла Гош­ке на мо­бил­ку: «Се­год­ня зай­ти не смо­гу, мно­го ра­бо­ты, со­зво­ним­ся». — Ни­че­го, мыш­ка, у ме­ня то­же ку­ча дел об­ра­зо­ва­лась, зав­тра на­бе­ру, — с яв­ным об­лег­че­ни­ем от­ве­тил бес­со­вест­ный ли­це­мер и тай­ный зоофил. Сле­ду­ю­щие три дня я бы­ла на­столь­ко за­гру­же­на в офи­се, что по­зво­нить воз­люб­лен­но­му и по­ин­те­ре­со­вать­ся, как ему спа­лось, со­вер­шен­но не бы­ло вре­ме­ни. На­ко­нец про­ект сдан, ра­бо­чий день за­кан­чи­ва­ет­ся, я на­би­раю Гош­ку. Про­тив ожи­да­ния (как он там по­сле мо­ей

мсти?) бой­френд был мне рад: — Зай­ка, я тут неда­ле­ко, жди. У ма­мы по­след­ние три дня но­че­вал, на­до бы­ло по ин­стан­ци­ям по­бе­гать. Соску­чил­ся ужас­но. — Еще раз на­зо­вешь ме­ня зай­кой, ко­шеч­кой или туш­кан­чи­ком — уй­ду на­все­гда, — про­из­но­шу я на од­ном ды­ха­нии. — И жду не бо­лее де­ся­ти ми­нут. Го­ша по­явил­ся чуть ли не мгно­вен­но, да еще и с ши­кар­ной ро­зой. Я бы­ла тро­ну­та: да­рить цве­ты не в его пра-

ви­лах. Не то что­бы па­рень жад­ни­чал, про­сто в его ми­ро­ощу­ще­ние та­кие мел­кие, но при­ят­ные зна­ки вни­ма­ния как-то не впи­сы­ва­ют­ся. — Про­гу­ля­ем­ся? — спро­сил он. Чест­но ска­зать, я ожи­да­ла дру­го­го, во­об­ра­же­ние бы­ст­рень­ко ри­со­ва­ло ужин при све­чах, ин­тим­ный ве­чер... На­вер­ное, мое разо­ча­ро­ва­ние яв­ствен­но от­ра­зи­лось на ли­це, по­то­му что Го­ша по­спе­шил вне­сти яс­ность: — По­ни­ма­ешь, у ме­ня в квар­ти­ре Ки­са... Вос­по­ми­на­ния взо­рва­лись в мо­ей го­ло­ве вку­пе с него­до­ва­ни­ем. У него там Ки­са! Зай­ка! Ко­тя! Пу­ся! Сул­тан с По­до­ла! Ока­за­лось, что ро­за быст­ро пре­вра­ща­ет­ся в ко­лю­чую пал­ку, ес­ли ею вре­зать ко­му-ни­будь по спине. Гош­ка увер­нул­ся от мо­их ту­ма­ков, по­пы­тал­ся что-то ска­зать. Но мой пра­вед­ный гнев бу­ше­вал лес­ным по­жа­ром. — Так вот, знай, тво­ей Ки­се ма­ло не по­ка­жет­ся! — в па­мя­ти всплы­ла за­го­тов­лен­ная три дня на­зад «страш­ная мстя». — Ты еще по­жа­ле­ешь! На­ко­нец Гош­ке уда­лось вы­рвать из мо­их рук ко­лю­чую по­ло­ман­ную пал­ку, еще недав­но быв­шую ши­кар­ной ро­зой. — Ты что, с ума со­шла? Не тво­ей Ки­се, а тво­е­му! Вить­ке Кис­ли­ци­ну, ты его не пом­нишь, что ли? У него но­вая пас­сия, он у ме­ня клю­чи вы­про­сил, Ви­тя же с ма­мой в од­но­ком­нат­ной жи­вет! Ту­да мож­но жен­щи­ну при­ве­сти? Как я мог от­ка­зать? И что ему долж­но по­ка­зать­ся? Мне ста­ло пло­хо. — А ты до­ма уже был? — спро­си­ла с тай­ной на­деж­дой. — Да нет, го­во­рю же, у сво­их но­че­вал эти дни, мне так бли­же, у ме­ня кли­ен­ты в этой ча­сти го­рода бы­ли. А что? — А Ви­тя ко­гда при­дет на твою квар­ти­ру? — го­лос мой дро­жал, дро­жа­ли так­же ко­ле­ни и ру­ки. Гош­ка посмот­рел на ча­сы: — Они уже час как на ме­сте. Небось, ли­ри­че­ское вступ­ле­ние за­кан­чи­ва­ет­ся, ско­ро пе­рей­дут... Даш­ка, ты че­го та­кая блед­ная? За­ма­хал те­бя твой шеф? Пой­дем в ка­фе? Пе­ре­ку­сим, ко­фей­ку вы­пьем. Возь­мем тво­их лю­би­мых пи­рож­ных... От непри­выч­ной Гош­ки­ной доб­ро­ты мне ста­ло еще ху­же. От­дох­нуть в ка­фе нам не при­шлось. При­мер­но че­рез пол­ча­са Ки­са по­зво­нил Го­ше. Мой друг вы­слу­шал его и ска­зал: — Да у ме­ня нет тряп­ки, я щет­кой спе­ци­аль­ной по­лы вы­ти­раю. Не знаю. Возь­ми по­ло­тен­це. Ну, возь­ми два! Хо­ро­шо, три. Сей­час при­е­дем. С кем, с Даш­кой! Ну на­до же, не ве­зет Вить­ке, — по­яс­нил мне, — про­си­тит при­е­хать. Туа­лет там про­тек, что ли. Про­па­ла Ки­сы­на сви­дан­ка. Ох! По­тек он, ро­ди­мый, вспе­нил­ся и по­плыл. Мо­и­ми ми ста­ра­ни­я­ми. Ну а за­чем Го­ша Ки­су Ки­сой на­зы­ва­ет? От­ку­да же мне бы­ло знать, что ки­сы бы­ва­а­ют так­же му­же­ско­го по­лу? ? Ра­зу­ме­ет­ся, я пред­по­ла­га­ла,ала, ка­кую кар­ти­ну мы за­ста­немм в квар­ти­ре. Еще бы — это же я все и ор­га­ни­зо­ва­ла. Под де­ви­зом «Мстя моя страш­на!» Но су­ро­вая дей­стви­тель­но­сть­ь­ность пре­взо­шла все са­мые сме­лы­ее ожи­да­ния. Все, на­вер­ное, пом­нят, ка­как вы­гля­дит скром­ная двух­ком­нат­наяя хру­щев­ка. Гош­ке его апар­та­мен­ты от­пи­са­ла ба­буш­ка в за­ве­ща­нии. Наслед­ство он по­лу­чил, в об­щем, недав­но, и да­же ре­монт еще сде­лать не успел. Те­перь сде­ла­ет. По­то­му что пя­ти­де­ся­ти­лет­ней дав­но­сти пар­кет это­го не пе­ре­жи­вет. Преду­смот­ри­тель­но по­зво­нив (ма­ло ли, чем мо­ло­дые лю­ди за­ня­ты), мы услы­ша­ли вопль: «Че­го зво­нишь!» — и то­гда осто­рож­но при­от­кры­ли дверь. В Гош­ки­ной квар­тир­ке туа­лет на­хо­дит­ся непо­сред­ствен­но на­про­тив вход­ной две­ри. Ки­са, он же Вить­ка, в од­них

Ин­те­рес­но, что это за Ки­са та­кая, с ко­то­рой Гош­ка про­во­дит вре­мя, по­ка я тут си­жу и жду его, как ду­ра?

тру­сах сто­ял в при­хо­жей по ко­ле­но в ра­дуж­ной пене, с яр­ким по­ло­тен­цем в ру­ках, ко­то­рое я сво­е­му лю­би­мо­му по­да­ри­ла со­всем недав­но с даль­ним при­це­лом, что са­ма бу­ду им вы­ти­рать­ся... Ки­са со­вер­шал рав­но­мер­но че­ре­ду­ю­щи­е­ся при­се­да­тель­но-на­клон­ные дви­же­ния, слов­но тан­це­вал ино­пла­нет­ный та­нец. Вре­мя от вре­ме­ни он пе­ре­да­вал на­мок­шее по­ло­тен­це в ван­ную сво­ей по­дру­ге, по­лу­чая вза­мен дру­гое, от­жа­тое. — Ки­са, — спро­сил, на­ко­нец от­сме­яв­шись, Гош­ка, — от­ку­да эта пе­на? Что ты, соб­ствен­но, сде­лал с уни­та­зом? —Я? — Ки­са, по­хо­же, го­тов был Гош­ку убить. — Это же твоя квар­ти­ра, что у

те­бя с уни­та­зом? — Ко­гда я ухо­дил от­сю­да три дня на­зад, все бы­ло в по­ряд­ке! — По­че­му он то­гда пе­нит­ся вот уже це­лый час?! — По­ни­ма­е­те, — вы­ныр­ну­ла из ван-

ной де­вуш­ка (из одеж­ды на нейй ббы­ла толь­ко со­вер­шен­но мок­рая и без­на­деж­но нечи­стая ко­кет­ли­вая ма­еч­ка и сим­во­ли­че­ские тру­си­ки, хо­тя, по-мо­е­му, ба­рышне бы­ло на это в выс­шей сте­пе­ни пле­вать), — я по­шла в туа­лет... по де­лу. А ко­гда ста­ла спус­кать во­ду, от­ту­да пе­на как по­ва­лит... я ис­пу­га­лась и еще раз на­жа­ла, а она — еще боль­ше... И во­да не оста­нав­ли­ва­ет­ся, все вре­мя те­чет и пе­нит­ся, те­чет и пе­нит­ся... Ну вот и на­пе­ни­лась... — А, это у ме­ня уни­таз слег­ка те­чет, там на­до по­пра­вить со­бач­ку... Кла­пан то есть, он со­ска­ки­ва­ет... Я сей­час. Егор ра­зул­ся, про­брал­ся в ван­ную. Что-то там по­ко­вы­рял в бач­ке: — Все, во­да уже не те­чет. Во­об­ще-то его ме­нять по­ра. Ду­мал, по­лу­чу по по­след­не­му кон­трак­ту день­ги — нач­ну ре­монт. Гош­ка хму­ро осмот­рел по­ле убыт­ков: — М-да. Что же про­изо­шло? — Ни­че­го ин­те­рес­но­го, да­вай­те луч­ше бы­ст­рень­ко во­ду... пе­ну вы­ма­ки­вать, по­ка к со­се­дям не про­со­чи­лось, — за­яви­ла я го­ло­сом хо­ро­шей хо­зяй­ки. Мне бы­ло ин­те­рес­но дру­гое — как дол­го еще вли­тые мною в ба­чок три боль­ших бу­тыл­ки мо­ю­ще­го сред­ства по­вы­шен­ной кон­цен­тра­ции бу­дут да­вать пе­ну при каж­дом спус­ке во­ды? Дис­кус­сию на эту тему я преду­смот­ри­тель­но ре­ши­ла не от­кры­вать. Жизнь по­ка­жет. Глав­ное — ни­ко­го не до­пус­кать в ван­ную, ти­хо­неч­ко влить в уни­таз па­ру ве­дер во­ды и по­пы­тать­ся неза­мет­но смыть... это пре­вос­ход­ное, ка­че­ствен­ное сред­ство, ко­то­рое да­ет за­ме­ча­тель­ную, дол­го­игра­ю­щую, на­деж­ную пе­ну. Черт бы ее по­брал!

Вчет­ве­ром мы бы­ст­рень­ко на­ве­ли по­ря­док. По­том Гош­ка ва­рил ко­фе, а Ки­са с мо­ей по­мо­щью уби­рал со сто­ла. Ин­ти­ма у него не по­лу­чи­лось, но шам­пан­ское еще оста­ва­лось. И тут ме­ня по­ра­зи­ла мысль, от ко­то­рой я чуть не упа­ла: — Ки­са, а ку­да де­ва­лась твоя де­вуш­ка? Кста­ти, нас не по­зна­ко­ми­ли... — Ее Лю­ся зо­вут. Она по­шла душ при­нять по­сле этой борь­бы с уни­та­зом, — по­яс­нил Ви­тя-Ки­са. Ох! Пред­чув­ствуя нелад­ное, я бро­си­лась к ван­ной. Лю­ся сто­я­ла, за­вер­нув­шись в по­ло­тен­це, и с недо­уме­ни­ем рас­смат­ри­ва­ла свои ру­ки: — Ты не зна­ешь, что за гель та­кой у Го­ши? Он та­кой мяг­кий, но со­вер­шен­но не смы­ва­ет­ся, и скольз­кий... И не мы­лит­ся. И с во­лос то­же не смы­ва­ет­ся... Я по­ду­ма­ла, что со­вер­шен­но из­лишне рас­ска­зы­вать Лю­се, что гель и шам­пунь по­ки­ну­ли свои фла­ко­ны еще три дня на­зад, усту­пив ме­сто под­сол­неч­но­му мас­лу «без хо­ле­сте­ри­на». Род­ные суб­стан­ции из фла­ко­нов бы­ли остав­ле­ны со­всем чуть-чуть, на до­ныш­ке — для аро­ма­та. И пред­на­зна­че­ны бы­ли со­всем не для го­стей. Во вся­ком слу­чае — не для ми­лой и ни в чем не по­вин­ной де­вуш­ки Лю­си. — Зна­ешь,Зна­ешь это...это ле­чеб­ные.ле­чеб­ные У Гош­ки ал­лер­гия на шам­пунь. Ты луч­ше мы­лом. — Так оно и мы­лом пло­хо от­мы­ва­ет­ся. — Ну во­ду сде­лай по­го­ря­чее... То­гда от­мо­ет­ся. Улу­чив мо­мент, я за­тол­ка­ла зло­по­луч­ные фла­ко­ны под ван­ну: Гош­ка с Вить­кой то­же со­би­ра­лись в душ, по­сле де­ву­шек. А вдруг кто-ни­будь из них уню­ха­ет за­пах под­сол­неч­но­го мас­ла? Вчет­ве­ром мы про­ве­ли чу­дес­ный ве­чер. Осо­бен­но ра­до­ва­лась я. Во-пер­вых, Ки­са ока­за­лась Ви­тей. А во-вто­рых, мне уда­лось под ви­дом при­ня­тия ду­ша хо­ро­шень­ко про­мыть уни­таз от вы­со­ко­ка­че­ствен­но­го мо­ю­ще­го сред­ства для по­су­ды (у Гош­ки сан­узел сов­ме­щен­ный), так что пе­но­по­топ ни нам, ни со­се­дям сни­зу боль­ше не гро­зил. В уни­таз от­пра­ви­лась и «Олей­на без хо­ле­сте­ри­на», ко­то­рая при­та­и­лась в бу­тыл­ках «Гель для ду­ша чув­ствен­ный ва­ниль­ный» и «Шам­пунь для муж­чин с аро­ма­том хвои». Мы пи­ли шам­пан­ское, на­стро­е­ние улуч­ша­лось. Егор был про­щен, и я да­же поз­во­ли­ла ему па­ру раз на­звать се­бя зай­кой. Оста­вал­ся лишь один мо­мен­тик... Но я справ­люсь с этим. По­том. А ко­гда го­сти ушли, лю­би­мый чмок­нул ме­ня в уш­ко, по­том в щеч­ку, по­том бод­нул в пле­чо, по­том нена­вяз­чи­во под­толк­нул в сто­ро­ну спаль­ни. Я не слиш­ком со­про­тив­ля­лась. Вер­нее, со­всем не со­про­тив­ля­лась. Ро­ман­тич­но опу­сти­лась на по­стель. А Гош­ка по­тя­нул­ся ру­кой к вы­клю­ча­те­лю. — Нет! — взвизг­ну­ла я. — Не вы­клю­чай! — Ты че­го? При све­те хо­чешь? — Да. Да­вай при све­те. — Да­вай, — жар­ко по­шеп­тал Го­ша. Он от­ки­нул­ся на спи­ну. — Нет, свет в гла­за бьет. Отвле­ка­ет от про­цес­са. — Я за­крою гла­за по­це­лу­ем, — про­шеп­та­ла страст­но. Го­ша за­га­доч­но улыб­нул­ся и... щелк­нул вдруг у ме­ня за спи­ной вы­клю­ча­те­лем. Вот иди­от! Ком­на­та по­гру­зи­лась в мяг­кую тем­но­ту. — А-а-а! — за­орал Егор в ужа­се. Во мра­ке на нас со всех стен смот­ре­ли жут­кие оска­лен­ные ро­жи. Хо­ро­шая све­тя­ща­я­ся крас­ка про­да­ет­ся в от­де­ле но­во­год­них при­ко­лов. А по ри­со­ва­нию у ме­ня все­гда бы­ла са­мая вы­со­кая оцен­ка... Ко­гда лю­би­мый при­шел в се­бя, он за­явил, что зав­тра же я долж­на при­сту­пить к пе­ре­кле­и­ва­нию обо­ев в спальне, что­бы в сле­ду­ю­щий раз, ко­гда по­доб­ная идея взбре­дет мне в го­ло­ву... Что он сам лич­но по­зво­нит мо­е­му ше­фу и вы­про­сит для ме­ня от­гул ра­ди бла­го­род­ной це­ли уни­что­же­ния сле­дов мною со­де­ян­но­го. И обя­за­тель­но объ­яс­нит, ка­ких имен­но. По­сле че­го ушел спать в го­сти­ную на ди­ван­чик, на ко­то­ром мне ме­ста не бы­ло. Я оста­лась в спальне, на­кры­лась оде­я­лом с го­ло­вой, что­бы не ви­деть об­раз­цов соб­ствен­ной жи­во­пи­си. Но чу­ди­ща про­кра­лись в мой сон, они сли­ва­ли в уни­таз из огром­ных бу­ты­лей с над­пи­сью «Сред­ство для по­су­ды» ядо­ви­то-жел­тую жид­кость, спус­ка­ли во­ду, сла­до­страст­но ска­ли­лись и пля­са­ли в под­ни­ма­ю­щей­ся к по­тол­ку пене, на­пе­вая: «Мы мстим, и мстя на­ша страш­на»...

Во мра­ке ком­на­ты на нас со всех стен смот­ре­ли жут­кие све­тя­щи­е­ся ро­жи. При ви­де их Гош­ка за­орал от ужа­са

УЖЕ В ПРО­ДА­ЖЕ

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.