Ба­буш­ка ря­дыш­ком с де­душ­кой

Всем, что во мне есть хо­ро­ше­го, я обя­за­на мо­им родителям, ко­то­рые не­дав­но от­празд­но­ва­ли « золотой» юби­лей...

Vdvojem - - Содержание -

Умо­их ро­ди­те­лей че­рез две неде­ли золотой юби­лей, — со­об­щи­ла я за вос­крес­ным зав­тра­ком. — А что та­кое золотой юби­лей?— спро­си­ла млад­шая доч­ка — се­ми­лет­няя На­дюш­ка. — Это зна­чит, что они по­же­ни­лись ров­но пять­де­сят лет на­зад. —А я да­же не зна­ла, ко­гда у ба­буш­ки и де­да го­дов­щи­на сва­дьбы... — за­дум­чи­во про­из­нес­ла стар­шая дочь — два­дца­ти­лет­няя Ве­ра. — Они что, ее во­об­ще не от­ме­ча­ют? — Каж­дый год от­ме­ча­ют. Но вдво­ем. Счи­та­ют, что это... ин­тим­ный празд­ник. Мо­жет, и пра­вы, но сей­час мы не мо­жем остать­ся в сто­роне. Все-та­ки юби­лей! — Что и го­во­рить, пол­ве­ка — срок весь­ма впе­чат­ля­ю­щий, — под­дак­нул муж. — А ес­ли еще учесть, что в бра­ке один год идет за три... Я ле­гонь­ко щелк­ну­ла его по лбу. — К те­бе, Со­неч­ка, это не от­но­сит­ся, — стал оправ­ды­вать­ся Ко­ля. — А вот что ка­са­ет­ся мо­ей те­щи... Я сно­ва по­пы­та­лась от­пу­стить му­жу щел­бан, но он успел при­крыть лоб ру­кой: — Шу­чу-шу­чу. Но ты пра­ва — да­та дей­стви­тель­но зна­ме­на­тель­ная. Нуж­но сде­лать те­стю с те­щей ка­кой-ни­будь со­лид­ный по­да­рок. Что, ес­ли хо­ро­ший хо­ло­диль­ник? А то их ста­рый вот-вот сдох­нет. — Как сдох­нет, мы им и так но­вый ку­пим, без вся­ко­го юби­лея. Нуж­но что-то бо­лее... ро­ман­ти­че­ское. — То­гда плаз­му, — пред­ло­жил муж. — Бу­дут си­деть ря­дыш­ком, и смот­реть лю­бов­ные ме­ло­дра­мы. — А что, по-мо­е­му, непло­хая идея, — одоб­ри­тель­но кив­ну­ла я. — Те­ле­ви­зор? — скеп­ти­че­ски фырк­нул сын — сем­на­дца­ти­лет­ний Глеб. — То­же мне ро­ман­ти­ка. — Мо­жешь пред­ло­жить что-то по­луч­ше? — спро­си­ла я. — Мам, а те­бе ба­буш­ка с де­дом рас­ска­зы­ва­ли о сво­ей сва­дьбе? — Да ка­кая там сва­дьба, рас­пи­са­лись, и все... По­сле рос­пи­си еще два месяца жи­ли каж­дый в сво­ем об­ще­жи­тии, а по­том па­па стал по но­чам раз­гру­жать ва­го­ны и на эти день­ги сня­ли ха­луп­ку на Жу­равлев­ке. А квар­ти­ру от­цу от за­во­да да­ли толь­ко семь лет спу­стя, не­за­дол­го до моего рож­де­ния. — А где они по­зна­ко­ми­лись? — Во Ль­во­ве, на сту­ден­че­ской спар­та­киа­де. — Да­вай­те сде­ла­ем вот что... — ска­зал Глеб. На се­мей­ном со­ве­те его идея была еди­но­глас­но одоб­ре­на. Насту­пил день юби­лея. Ров­но в один­на­дцать я по­зво­ни­ла в дверь ро­ди­тель­ской квартиры. Там пах­ло све­жей вы­печ­кой, а в ва­зе сто­я­ли ма­ми­ны лю­би­мые бе­лые ро­зы. — У вас на сбо­ры два­дцать ми­нут, — ска­за­ла я. — Толь­ко ни­че­го не спра­ши­вай­те — это сюр­приз! Во Дво­рец бра­ко­со­че­та­ния по­еха­ли на двух ма­ши­нах: «мо­ло­дые» в ли­му­зине, а сза­ди мы на на­шей «Той­о­те». «Зо­ло­тая» це­ре­мо­ния по­лу­чи­лась очень ду­шев­ной. По­том была фо­то­сес­сия — в пар­ке Горь­ко­го, ку­да мои юные ро­ди­те­ли бе­га­ли на сви­да­ния, на том ме­сте, где ко­гда-то сто­я­ла ха­луп­ка, в ко­то­рой на­ча­лась их сов­мест­ная жизнь, на фоне род­до­ма, где со­рок два года на­зад я по­яви­лась на свет... За­тем по­еха­ли в ре­сто­ран. У ма­мы все вре­мя гла­за бы­ли на мок­ром ме­сте, а па­па по­ка дер­жал­ся. Но ко­гда му­зы­кан­ты за­пе­ли «До­ро­гие мои ста­ри­ки», и он про­сле­зил­ся. Сра­зу по­сле пес­ни я тор­же­ствен­но вру­чи­ла «но­во­брач­ным» две пу­тев­ки: «Уик-энд улоч­ка­ми древ­не­го Ль­во­ва». Ма­ма рас­тро­ган­но про­бор­мо­та­ла: — Род­ные мои, ну за­чем вы... Это все, на­вер­ное, безум­но до­ро­го! — Вы мне гораздо бо­лее до­ро­гой по­да­рок сде­ла­ли — жизнь, — креп­ко об­ня­ла я ро­ди­те­лей. — Да и вну­кам то­же — ведь без ме­ня их бы то­же не бы­ло. Глав­ное — жи­ви­те по­доль­ше, нам всем на радость!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.