Сто ты­сяч за лю­бовь

Что мо­жет быть для муж­чи­ны при­ят­нее, чем ви­деть счаст­ли­вую улыб­ку на ли­це лю­би­мой?

Vdvojem - - Хиты номера - АРТЕМ

Есть та­кой ста­рый муль­тик, в ко­то­ром му­жи­ки раз­ных эпох чи­та­ют сво­ей жен­щине сти­хи: «Лю­би­мая, я по­да­рю те­бе эту звез­ду!», а та в это время чи­стит ка­стрю­лю. Так вот: я со­вер­шен­но не та­кой!

Есть та­кой ста­рый муль­тик, в ко­то­ром му­жи­ки раз­ных эпох чи­та­ют сво­ей жен­щине сти­хи «Лю­би­мая, я по­да­рю те­бе эту звез­ду!», а та в это время чи­стит ка­стрю­лю. На­мек ав­то­ров бо­лее чем про­зра­чен: нуж­но не толь­ко сла­гать лю­би­мой се­ре­на­ды, но и ста­рать­ся об­лег­чить ее жизнь. Что­бы Ни­ку­ше не при­хо­ди­лось во­зить­ся с ка­стрю­ля­ми, я ку­пил для нее по­су­до­мо­еч­ную ма­ши­ну. Но и звез­ду то­же по­да­рил — на день свя­то­го Ва­лен­ти­на пре­под­нес сер­ти­фи­кат, в ко­то­ром чер­ным по бе­ло­му бы­ло на­пи­са­но, что од­на и звезд со­звез­дия Ле­бе­дя от­ныне но­сит имя «Ве­ро­ни­ка». Впро­чем, я слег­ка за­бе­жал впре­ред, лучше рас­ска­жу свою лав-сто­ри с са­мо­го на­ча­ла. С Ни­кой я по­зна­ко­мил­ся год на­зад, и эта необык­но­вен­ная де­вуш­ка сра­зу так ме­ня «за­це­пи­ла», что уже спу­стя ме­сяц пред­ло­жил ей пе­ре­ехать ко мне. По­че­му я счи­таю свою де­вуш­ку необык­но­вен­ной? По­то­му что она все­гда раз­ная. То ве­дет се­бя как лег­ко­мыс­лен­ная де­ся­ти­класс­ни­ца, то как при­мер­ная до­мо­хо­зяй­ка, то как рас­су­ди­тель­ная биз­нес-ле­ди. При­чем это не мас­ки, а ли­ца — та­кая она у ме­ня... мно­го­гран­ная. Но есть по­сто­ян­ная кон­стан­та: в ка­кой бы ипо­ста­си Ни­ка ни пред­ста­ва­ла пе­ре­до мной, мне все время хо­те­лось ее обе­ре­гать и за­щи­щать. А еще ба­ло­вать... Она ни­ко­гда ни­че­го не про­си­ла — про­сто вос­тор­жен­но за­ми­ра­ла пе­ред ка­кой-ни­будь вит­ри­ной или кар­тин­кой в ин­тер­нет-ка­та­ло­ге, и у ме­ня сра­зу на­чи­на­лись че­сать­ся ру­ки, так хо­те­лось от­крыть ко­ше­лек и ку­пить то, что вы­зва­ло вос­хи­ще­ние лю­би­мой. Вся­ко­му по­дар­ку или об­но­ве она ра­до­ва­лась, как ре­бе­нок. Я же в та­кие мо­мен­ты ощу­щал на­сто­я­щую эй­фо­рию — что мо­жет быть для муж­чи­ны при­ят­нее, чем сде­лать хоть нена­дол­го свою жен­щи­ну счаст­ли­вой?! К со­жа­ле­нию, я не оли­гарх, и спу­стя три ме­ся­ца с на­ча­ла сов­мест­но­го про­жи­ва­ния все за­нач­ки на бан­ков­ских кар­точ­ках за­кон­чи­лись. На­лич­ка — то­же. А мо­ей зар­пла­ты при ны­неш­них це­нах хва­та­ет толь­ко на еду, опла­ту ком­му­нал­ки и нехит­рые раз­вле­че­ния вро­де по­хо­да в ки­но раз в неде­лю. А тут Ни­ку­ша, как на­зло, сно­ва впа­ла в зна­ко­мый до бо­ли сту­пор

За все в жиз­ни нуж­но пла­тить! Лю­бовь к Ве­ро­ни­ке обо­шлась мне в круг­лень­кую сум­му. А мо­жет быть, это це­на мо­ей глу­по­сти или пла­та за по­лу­чен­ный урок?

пе­ред мо­ни­то­ром но­ут­бу­ка. Ко­гда я по­до­шел по­смот­реть, она лас­ко­во по­гла­ди­ла паль­чи­ком фо­то жел­той су­моч­ки. Ни­же фот­ки бы­ло круп­ным шриф­том на­пи­са­но сло­во «Рас­про­да­жа», ста­рая це­на 5800 грн бы­ла пе­ре­черк­ну­та, и ря­дом в ра­моч­ке кра­со­ва­лась но­вая — 3400. Ес­ли рань­ше я с лег­ко­стью тра­тил на лю­би­мую день­ги, ко­то­рые в те­че­ние се­ми лет ко­пил на ма­ши­ну (всю жизнь ез­дил на мет­ро, и еще по­ез­жу!) то те­перь, ко­гда этот ис­точ­ник ис­сяк, ку­пить «уце­нен­ную» су­моч­ку зна­чи­ло до кон­ца ме­ся­ца вдвоем со­сать ла­пу. По­это­му мол­ча ото­шел, сде­лав вид, что ни­че­го та­ко­го не ви­дел. Ни­ку­ша ве­ла се­бя, как все­гда, де­ли­кат­но — ни­че­го не про­си­ла, ни на что не на­ме­ка­ла... Толь­ко сде­ла­лась груст­ной и рас­се­ян­ной. За­чем-то вы­ста­ви­ла на ко­мод все свои сум­ки и, свер­нув­шись ка­ла­чи­ком на ди­ване, пе­чаль­но взды­хая, по­дол­гу их раз­гля­ды­ва­ла. Эти ее вздо­хи рва­ли мне серд­це, и на пя­тый день я не вы­дер­жал — от­пра­вил­ся в од­ну из ша­ра­шек, ко­то­рые в по­след­нее время рас­пло­ди­лись, как гри­бы по­сле до­ждя. На­вер­ня­ка вы ви­де­ли на ули­цах сво­е­го го­ро­да их ре­клам­ные щи­ты: «Бы­ст­рый кре­дит под 0% до трех (пя­ти, де­ся­ти) ты­сяч гри­вен без спра­вок о до­хо­дах и по­ру­чи­те­лей. С вас — толь­ко пас­порт и код!» Как вы уже до­га­да­лись, во­жде­лен­ную жел­тую су­моч­ку Ни­ку­ша по­лу­чи­ла. Ви­де­ли бы вы ли­цо мо­ей лю­би­мой, ко­гда она вскры­ла при­не­сен­ный ку­рье­ром свер­ток. Да за та­кую улыб­ку и та­кой ра­дост­ный блеск в гла­зах ни­ка­ких де­нег не жал­ко! Этот долг я от­дал в срок, и уже мыс­лен­но при­ки­ды­вал, как на жал­кий ош­ме­ток зар­пла­ты до­тя­нуть до сле­ду­ю­щей, ко­гда Ни­ке по­нра­ви­лись ту­фель­ки. За­тем был брас­лет с то­па­за­ми, ком­плект ниж­не­го бе­лья по цене по­дер­жан­но­го вер­то­ле­та, но­вый смарт­фон, плед из под­шерст­ка вы­со­ко­гор­ных ги­ма­лай­ских коз, по­груж­ной блен­дер, на ко­то­рый лю­би­мая вдруг так за­па­ла, что, во­пре­ки сво­им прин­ци­пам, да­же озву­чи­ла свой фир­мен­ный взгляд: «С ним я смо­гу те­бе та­кие по­тря­са­ю­щие крем-су­пы го­то­вить!» Я тер­петь не мо­гу про­тер­тых суп­чи­ков, од­на­ко блен­дер Ни­ку­ше ку­пил. Как и все осталь­ное. Для это­го мне при­шлось на­брать в раз­ных ме­стах «быст­рых» кре­ди­тов. Но, как из­вест­но, ско­ро сказ­ка ска­зы­ва­ет­ся, да не ско­ро де­ло де­ла­ет­ся. Но­вые зай­мы я во­вре­мя по­га­сить не смог, и тут ока­за­лось, что обе­щан­ные 0% — об­ман. За каж­дый день про­сроч­ки пла­те­жа все эти «бла­го­де­те­ли» на­чис­ля­ли по­ис­ти­не дра­ко­нов­скую пе­ню, а про­ще го­во­ря, по­ста­ви­ли ме­ня на счет­чик. ...На 8 Мар­та Ни­ку­ша по­лу­чи­ла от ме­ня три тюль­па­на, шо­ко­лад­ку и ко­фе в по­стель. Су­дя по вы­ра­же­нию ли­ца лю­би­мой, она весь день жда­ла, что я вот-вот вру­чу ей нор­маль­ный по­да­рок, а не до­ждав­шись... — Те­ма, ты ме­ня боль­ше не лю­бишь? — спро­си­ла она, ед­ва сдер­жи­вая сле­зы, за со­всем не празд­нич­ным (ма­ка­ро­ны с со­сис­ка­ми) ужи­ном. — Очень люб­лю. — Се­год­ня жен­ский день, — на­пом­ни­ла Ни­ка, как бы меж­ду про­чим. — Знаю, — от­вел я взгляд. —А я ду­ма­ла, ты за­был... — Пом­ню, ко­неч­но. Про­сто у ме­ня за по­след­ние пол­го­да на­ко­пи­лось по­чти... сто ты­сяч гри­вен дол­га. — От­ку­да? — ис­пу­ган­но округ­лив гла­за, ах­ну­ла она. По­да­вив рву­щий­ся с язы­ка от­вет «От вер­блю­да!», вкрат­це об­ри­со­вал фи­нан­со­вую си­ту­а­цию. — По­ни­ма­ешь, ес­ли в бли­жай­шее время не по­га­шу дол­ги вме­сте с про­цен­та­ми, то эти пи­яв­ки по­да­дут на ме­ня в суд, и я мо­гу остать­ся без квар­ти­ры. Так что нам с то­бой нуж­но бу­дет вре­мен­но за­тя­нуть по­я­са. — Хо­ро­шо, за­тя­нем, — про­вор­ко­ва­ла Ни­ку­ша и неж­но ме­ня по­це­ло­ва­ла. Вер­нув­шись на­зав­тра с ра­бо­ты, я не об­на­ру­жил ни лю­би­мой, ни ее ве­щей, за­то на­шел за­пис­ку: «Я по­лю­би­ла дру­го­го. Про­сти и спа­си­бо те­бе за все!» И зна­е­те, что ме­ня по­тряс­ло боль­ше все­го? Не са­мо пре­да­тель­ство Ни­ки, а то, что она не взя­ла блен­дер!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.