Ко­гда- ни­будь она вер­нет­ся

Был Б от­цом-оди­ноч­кой, а те­перь вот уже и де­дом стал. с И то­же оди­ноч­кой. Долж­но быть, я где-то Д д до­пу­стил ошиб­ку, но так и не по­нял, где имен­но. А ведь люб­лю сво­их де­во­чек...

Vdvojem - - Хиты номера - НИКОЛАЙ

Оля бы­ла в седь­мом клас­се, ко­гда умер­ла моя же­на. С тех пор за­бо­та о до­че­ри лег­ла на мои пле­чи. Ко­неч­но, я и не по­до­зре­вал, как труд­но рас­тить под­рост­ка...

Мы с Юлеч­кой обо­жа­ем гу­лять. Идем ми­мо сто­я­щих вдоль тро­туа­ра ав­то­мо­би­лей, и воз­ле каж­до­го внуч­ка тре­бо­ва­тель­но ты­чет паль­чи­ком в стек­ло: — МаЕть! Я бе­ру ее на ру­ки и раз­ре­шаю «смот­реть». Она все­гда за­гля­ды­ва­ет в ок­на ма­шин. Не­уже­ли пом­нит, как мать из ав­то по­ма­ха­ла ей ру­кой на про­ща­ние? Вер­нув­шись до­мой, мы иг­ра­ем. Ма­лыш­ка все­гда ко­ман­ду­ет: чем иг­рать и во что. Вид­но, ха­рак­те­ром по­шла в Олю, мою дочь, та то­же лю­би­ла по­ко­ман­до­вать... Олень­ка бы­ла в седь­мом клас­се, ко­гда умер­ла моя же­на. С тех пор за­бо­та о до­че­ри лег­ла на ме­ня. Ко­неч­но, я и не по­до­зре­вал, как труд­но рас­тить под­рост­ка! За­то уста­лость поз­во­ля­ла про­ва­лить­ся в сон, не ду­мать по­сто­ян­но об утра­те. — Па, мне нуж­ны день­ги, — го­во­ри­ла Оля. — За­чем? — На­до. Гу­лять с дев­чон­ка­ми. Я вор­чал, да­вал немно­го. Дочь пре­зри­тель­но мор­щи­лась и убе­га­ла. По­че­му она ме­ня не слу­ша­ет­ся? — Оля, у те­бя нет со­ве­сти! — Да лад­но. — Я всю неде­лю мыл по­су­ду, а ты да­же та­рел­ку за со­бой не хо­чешь спо­лос­нуть! — Ты ре­аль­но до­стал, — ле­ни­во от­ве­ча­ла она. — Не смей так го­во­рить! — Ой, все! У нас все-та­ки слу­ча­лись ми­ну­ты вза­и­мо­по­ни­ма­ния — ко­гда вспо­ми­на­ли ее ма­му. Дочь рас­спра­ши­ва­ла, как мы по­зна­ко­ми­лись, я охот­но рас­ска­зы­вал. У Оль­ги за­го­ра­лись

гла­за, и в эти мо­мен­ты она бы­ла не вред­ным под­рост­ком, а хо­ро­шей де­воч­кой. Я по­ни­мал, что в ней про­сы­па­ет­ся ма­лень­кая жен­щи­на и хо­чет люб­ви. Хо­чет ло­вить на се­бе осо­бен­ные взгля­ды маль­чи­ков, слу­шать их ло­ма­ю­щи­е­ся го­ло­са, по­лу­чать в день де­сят­ки смс-ок, вздра­ги­вая от каж­дой, за­го­ра­ясь до жа­ра в ще­ках. Од­на­ж­ды я ни­как не мог най­ти свою ста­рую брит­ву, а но­вая сло­ма­лась. Спро­сил Олю. — Не ви­де­ла, — ска­за­ла она и от­вер­ну­лась. — По­смот­ри мне в гла­за. Ты врешь? — Не вру! Ну, взя­ла для Ко­сти­ка, ему нечем брить­ся. Те­бе она все рав­но не нуж­на! — Но по­че­му не спро­си­ла?! — Ты бы все рав­но не дал, у те­бя ни­че­го не до­про­сишь­ся! Я на­кри­чал на нее, она — на ме­ня. Схва­ти­ла рюк­зак и убе­жа­ла из до­му... По­том, разыс­ки­вая ее у по­друг, я вы­яс­нил: дочь сни­ма­ет квар­ти­ру вме­сте с дру­гой де­вуш­кой. Поз­же по­зво­ни­ла, хму­ро со­об­щи­ла: — Не пе­ре­жи­вай, у ме­ня все норм. — На что ты жи­вешь? — Тан­ца­ми за­ра­ба­ты­ваю, — и от­клю­чи­лась. Ме­ня свер­ли­ла од­на и та же мысль: «Я пло­хой отец, не су­мев­ший вос­пи­тать дочь! Где я до­пу­стил ошиб­ку, по­че­му мы ста­ли чу­жи­ми?» — Позна­комь­ся, это Фе­ликс, — ска­за­ла Оля, при­ве­дя од­на­ж­ды пар­ня. — Мой же­них. Он мне сра­зу не по­нра­вил­ся: гла­за крас­ные, бе­га­ют. Го­во­рить не уме­ет, од­ни меж­до­ме­тия. На во­прос, где ра­бо­та­ет, от­ве­тил: в по­ис­ке. Я сдер­жал­ся, не стал да­вить. А по­том, улу­чив мо­мент, ска­зал доч­ке: — Он те­бе не па­ра. Не му­жик, а так, пу­стое ме­сто. — Не твое де­ло. — Насто­я­щий муж­чи­на дол­жен за­ра­ба­ты­вать! — я чув­ство­вал, что за­во­жусь. — Ведь там, где двое, обя­за­тель­но по­явит­ся тре­тий! — Ре­бе­нок, что ли? Мы по­ка не пла­ни­ру­ем. И во­об­ще, от­стань! Дочь уеха­ла, и пол­то­ра го­да я не знал, где она. Зво­ни­ла па­ру раз, но в от­вет на лю­бые во­про­сы сра­зу от­клю­ча­лась. А од­на­ж­ды при­е­ха­ла, дер­жа на ру­ках мла­ден­ца. — Па­поч­ка, по­мо­ги! — ры­да­ла Оля. — Этот мер­за­вец бро­сил ме­ня с ре­бен­ком! Вот так я стал де­душ­кой. Все упре­ки спря­тал по­даль­ше: глав­ное — успо­ко­ить дочь и обес­пе­чить внуч­ке хо­ро­ший уход. Пол­го­да все бы­ло пре­крас­но: Оля кор­ми­ла Юлеч­ку, гу­ля­ла с ней, мы вме­сте хо­ди­ли в по­ли­кли­ни­ку. Ино­гда дочь об­ни­ма­ла ме­ня, шеп­та­ла: — Па­па, про­сти. Ты не об­ра­щай вни­ма­ния, ес­ли я злая. Я те­бя очень люб­лю... — Все хо­ро­шо, я по­ни­маю. Ко­гда Ольга ста­ла ча­сто не но­че­вать до­ма, я обо всем до­га­дал­ся. — Пой­ми, — ска­за­ла она, со­би­рая ве­щи, — это мой шанс! Я не мо­гу упу­стить та­ко­го муж­чи­ну! Во дво­ре ее ждал ав­то­мо­биль, муж­чи­на сто­ял ря­дом и ку­рил, по­гля­ды­вая на ча­сы. С тех пор про­шло пол­то­ра го­да. Ино­гда она пи­шет, очень ред­ко зво­нит. Один раз при­сла­ла де­нег. А я за­ни­ма­юсь внуч­кой, бла­го опыт есть — вы­рас­тил же дочь. Вот толь­ко не знаю, пра­виль­но ли? И бы­ва­ет ли во­об­ще пра­виль­но? — Кась­ку! — тре­бу­ет Юлеч­ка пе­ред сном. Я рас­ска­зы­ваю ей сказ­ку, а в кон­це все­гда до­бав­ляю ти­хонь­ко: — Она обя­за­тель­но вер­нет­ся до­мой, ведь мы лю­бим ее и ждем, прав­да?

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.