Вре­мя сни­мать мас­ки

Мне при­шлось за­ме­нить за­бо­лев­шую ше­фи­ню. Но судь­ба при­го­то­ви­ла неве­ро­ят­ный сюр­приз. И что из это­го по­лу­чит­ся, неиз­вест­но...

Vdvojem - - Он И Она -

Вшесть утра те­ле­фон го­ло­сом рок-пев­ца пред­ло­жил сво­ей ми­лой вста­вать. Я ре­ши­ла, что имен­но сей­час эти сло­ва ко мне не от­но­сят­ся. Но пе­вец ока­зал­ся на­стыр­ным. При­шлось от­ве­тить. В труб­ке что-то хри­пе­ло. Я не риск­ну­ла пред­по­ло­жить, чем зво­ня­щий за­ни­ма­ет­ся с мо­би­лой в ру­ках... По­че­му­то всплы­ло сло­во «тужь­ся»... И тут в по­то­ке сто­нов и под­вы­ва­ний я услы­ша­ла «про­верь по­чту». Лад­но, при­дет­ся встать. Кто бы со­мне­вал­ся! Пись­мо от ше­фи­ни. Вре­мя от­прав­ки — пять трид­цать. Гюр­за Са­та­нов­на стра­да­ет не толь­ко вам­пи­риз­мом, но еще и бес­сон­ни­цей. «Ма­шень­ка, доб­рое утро!..» Я бре­жу? Это она мне? С ка­ких пор я ста­ла Ма­шень­кой? Что­бы вы по­ни­ма­ли, моя ше­фи­ня Га­ли­на Сер­ге­ев­на (она же Гюр­за Са­та­нов­на) ни ра­зу не Мэ­рил Стрип и Prada не но­сит. Но нечто дь­воль­ское в ней есть. Она не по­ни­ма­ет, что та­кое вы­ход­ной, ночь или ко­нец ра­бо­че­го дня. «Из­ви­ни, что бес­по­кою в та­кую

рань, но, как ты мог­ла услы­шать, у ме­ня же­сто­чай­шая ан­ги­на. Ни сло­ва ска­зать не мо­гу. И тем­пе­ра­ту­ра. Муж по­ве­сил на две­ри ам­бар­ный за­мок и про­са­дил на­ше­го ала­бая с при­ка­зом «охра­нять». Что­бы я не ушла на ра­бо­ту. А се­го­дня при­дет Кра­сов­ский за от­че­том! Это ка­та­стро­фа! Этот дья­вол не по­ни­ма­ет, что та­кое ан­ги­на, вы­ход­ной или ко­нец ра­бо­че­го дня! По­жа­луй­ста, Ма­шень­ка, пе­ре­дай ему от­чет. Са­мо­го Кра­сов­ско­го нуж­но оба­ять. У те­бя это по­лу­чит­ся, ты ум­ная де­вуш­ка и в кур­се все­го, что в этот от­чет на­ши без­да­ри на­пи­ха­ли. И глав­ное — Кра­сов­ско­го на­до встре­тить креп­ким ко­фе с кап­лей сли­вок, дву­мя ку­соч­ка­ми ко­рич­не­во­го са­ха­ра и па­рой пе­че­нек «американо». Та­кие боль­шие с квад­ра­ти­ка­ми шо­ко­ла­да. Он их обо­жа­ет. Я в те­бя ве­рю». При­пис­ка гла­си­ла: «Он при­дет в по­ло­вине де­вя­то­го, пе­ред ра­бо­той, ему так удоб­нее». То, что в го­лов­ной ад­ми­ни­стра­ции су­ще­ству­ет некий Кра­сов­ский — зам­ге­не­раль­но­го по фин­ча­сти, са­дист и убийца, я уже зна­ла. По­ка еще лич­но не удо­сто­и­лась че­сти. И вот, по­хо­же, дев­ствен­ни­цу при­но­сят в жерт­ву кро­во­жад­но­му дра­ко­ну... Ото­слав ше­фине немыс­ли­мо ла­ко­нич­ный от­вет «ОК», я за­ме­та­лась по квар­ти­ре. На­до бы­ло в ре­корд­но о ко­рот­кий срок пре­вра­тить мя­тую ля­гуш­ку в Ва­си­ли­су Пре­крас­ную и Пре­муд­рую, успеть за­ско­чить в ма­га­зин за пре­сло­ву­тым пе­че­ньем и са­ха­ром, до­мчать­ся до ра­бо­ты в час пик, про­ли­стать от­чет, при­го­то­вить ко­фе и... Когда я рас­сти­ла­ла на спе­ци­аль­ном сто­ли­ке в ка­би­не­те Гюр­зы вы­ши­тую сал­фет­ку, за спи­ной раз­дал­ся при­ят­ный го­лос: — Доб­рое утро... 8.30. Это он! От­ли­ча­ет­ся де­мо­ни­че­ской пунк­ту­аль­но­стью! Черт, по­че­му я не гля­ну­ла фо­то, что­бы знать как вы­гля­дит этот вам­пир? На­де­ла на ли­цо улыб­ку, огля­ну­лась: — Доб­рое утро, гос­по­дин Кра­сов­ский... А я как раз ко­фе­ек при­го­то­ви­ла. Вы­пье­те ча­шеч­ку? А он сим­па­тич­ный, этот вам­пир. И до­воль­но мо­ло­дой. Ка­жет­ся, немно­го рас­те­рян, но это мы сей­час ис­пра­вим, оба­я­ем и об­лас­ка­ем. Фи­гу­раль­но, ра­зу­ме­ет­ся. Впих­нем в его креп­кие кра­си­вые ла­до­шки па­поч­ку с от­че­ти­ком и ча­шеч­ку ко­фей­ку с са­ха­роч­ком и пе­че­нюш­ка­ми... Муррр-мяу... От по­то­ка мо­е­го крас­но­ре­чия Кра­сов­ский толь­ко хло­пал гла­за­ми. Вы жуй­те, жуй­те, Вя­че­слав свет Де­мо­но­вич, пе­чень­ку, она вкус­ная. С шо­ко­ла­ди­ком. А я вам по­ка про ито­ги по­лу­го­ди­ка спою и спля­шу. Опом­ни­лась толь­ко то­гда, когда гос­по­дин Кра­сов­ский с аб­со­лют­но оша­лев­шей фи­зио­но­ми­ей по­че­му­то ска­зал мне «До ско­рой встре­чи, Га­ли­на Сер­ге­ев­на» и ис­чез. И тут я по­ня­ла — во­об­ще не пом­ню, что го­ро­ди­ла в те­че­ние пят­на­дца­ти ми­нут и не на­зы­ва­ла ли слу­чай­но все­мо­гу­ще­го Де­мо­на «зай­чи­ком» или «ко­ти­ком». Про­ве­дем ре­ви­зию. Ко­фе? Вы­пил. Пе­чень­ки? Упо­тре­бил. От­чет? Унес. В це­лом, ито­ги уте­ши­тель­ные. На­де­юсь, за «ко­ти­ка», ес­ли та­ко­вой все же про­зву­чал, не уво­лят. Это ж, про­сти гос­по­ди, лю­бя. — Де­воч­ки, я пой­ду по­ды­шу воз­ду- хом, — ска­за­ла кол­ле­гам. — Толь­ко что сда­ла от­чет са­мо­му Кра­сов­ско­му. Вме­сто Га­ли­ны Сер­ге­ев­ны. У ме­ня стресс... За уг­лом у са­мой обо­чи­ны сто­я­ла кру­тая тач­ка. У тач­ки, от­крыв ка­пот, за­мер сам Кра­сов­ский. На ли­це Вам­пи­ра Де­мо­но­ви­ча чи­та­лось то са­мое ем­кое сло­во, ко­то­рое мо­жет озна­чать лю­бую эмо­цию. Он тяж­ко вз­дох­нул, за­хлоп­нул ка­пот и по­то­пал в ка­фе. Я по­мча­лась сле­дом. — Вя­че­слав Юрье­вич! Я еще не успе­ла со­ску­чить­ся, как вы уже вот он, ря­дом! Ка­жет­ся, ме­ня опять пе­ре­кли­ни­ло. Ма­ша, помни: ни­ка­ких «ко­ти­ков!». Муж­чи­на улыб­нул­ся ши­ро­ко и при­вет­ли­во: — Про­бле­ма, по­ни­ма­е­те... Опаз­ды­ваю, а она хоть бы хны, — кив­нул на ав­то за ок­ном. — Вы­звал ме­ха­ни­ка из га­ра­жа. А по­че­му вы ме­ня Вя­че­сла­вом на­зы­ва­е­те? Мы, ко­неч­но, по­хо­жи, но не до та­кой же сте­пе­ни. — А вы не Вя­че­слав? Не Кра­сов­ский? — Кра­сов­ский. Я его млад­ший брат, Ко­стя. Ме­ня Сла­вик в ваш IT­от­дел устро­ил, когда я без ра­бо­ты­ра остал­ся. Се­го­дня он по­про­сил­про­си с утра за­ско­чить в бух­гал­те­рию,те­рию от­чет за­брать. Слав­ка где-то пи­ва хо­лод­но­гох на­хле­бал­ся, ан­ги­ну схва­тил.схва­ти Го­во­рит, неудоб­но пе­ред Га­ли­ной­Га­лин Сер­ге­ев­ной. — По­до­жди­те,Под Ко­стя... Я не Гюр­за... Вер­нее,В не Га­ли­на Сер­ге­ев­на. Я Ма­ша,Маш ас­си­стент. У Га­ли­ны Сер­ге­ев­ны­Сер­гее ан­ги­на. Как же я вас, то есть его, бо­я­лась... Это же Де­мон Вам­пи­ро­вич! — Да лад­но вам! Слав­ка стро­гий, но спра­вед­ли­вый! А вот я как встре­чи с Гюр­зой бо­ял­ся, не пе­ре­дать. Мне му­жи­ки в от­де­ле го­во­рят: ко­фе у нее не пей, неиз­вест­но че­го под­ме­шать мо­жет. Одур­ма­нит и впих­нет от­чет с глю­ка­ми. По­том не до­ка­жешь, что не вер­блюд. А она ока­за­лась си­па­тич­ной и ве­се­лой... — он сно­ва улыб­нул­ся. — Да­вай­те ко­фе вы­пьем? За зна­ком­ство? По­ка на­чаль­ство дуэтом ан­ги­ной ма­ет­ся. Ду­маю, ав­то Слав­ки­но не зря за­стря­ло, вас до­жи­да­лось...

На ли­це Вя­че­сла­ва Де­мо­но­ви­ча чи­та­лось то са­мое сло­во, ко­то­рое мо­жет озна­чать лю­бую эмо­цию. Наш от­чет под угро­зой! При­дет­ся устро­ить вто­рой се­анс оба­я­ния и оча­ро­вы­ва­ния...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.