Ес­ли ве­сти се­бя, как БО­ГИ­НЯ

Жень­ка, в от­ли­чие от ме­ня, про муж­чин зна­ла все. По­это­му счи­та­ла сво­им дол­гом по­сто­ян­но да­вать мне со­ве­ты...

Vdvojem - - Шанс На Счастье -

Вжиз­ни все так слож­но и непо­нят­но... На­при­мер, по­че­му мне не ве­зет в люб­ви? К сча­стью, у ме­ня есть по­дру­га, она зна­ет муж­чин и по­дроб­но объ­яс­ня­ет, как с ни­ми быть. — Ты слиш­ком роб­кая, — го­во­рит Же­ня. — И по­сто­ян­но чув­ству­ешь се­бя в чем-то ви­но­ва­той, ко­му-то обя­зан­ной. Вме­сто то­го что­бы ве­сти се­бя, как бо­ги­ня! — Как это? — Это зна­чит про­сто как нор­маль­ная жен­щи­на. Слу­шай ме­ня, и не про­па­дешь! Ча­сто мы с ней встре­ча­лись в ка­фе, пи­ли чай с пи­рож­ным, по­том не спе­ша про­гу­ли­ва­лись, и по­дру­га ме­ня на­став­ля­ла: — Что ты де­ла­ешь для то­го, что­бы най­ти се­бе пар­ня? Те­бе ведь хо­чет­ся, что­бы все са­мо со­бой по­лу­чи­лось, без уси­лий? — Да... — Так нель­зя! Евгения по­со­ве­то­ва­ла мне пой­ти в лю­ди, раз­влечь­ся и познакомиться. Я по­слуш­но от­пра­ви­лась на вы­став­ку фо­то­гра­фий, бро­ди­ла, смот­ре­ла. — Вы фо­то­граф? — спро­сил мо­ло­дой че­ло­век, по­дой­дя ко мне. — Нет, — сра­зу сму­ти­лась я. — Про­сто при­шла как зри­тель. — Да­вай­те я тут все по­ка­жу и рас­ска­жу. Он утвер­ждал, что я фо­то­ге­нич­на, при­гла­шал за­хо­дить к нему в сту­дию. Мы об­ме­ня­лись те­ле­фо­на­ми, па­ру раз встре­ти­лись. — Ты ему нра­вишь­ся? — спро­си­ла Же­ня. — Вро­де да. Да­же на­ме­кал, что хо­чет быть со мной, но как-то не очень на­стой­чи­во. — Так че­го мед­лишь? — уди­ви­лась по­дру­га. — Муж­чи­ну на­до ло­вить на сло­ве. — Но я не знаю, люб­лю ли его. — Глу­по­сти, моя ми­лая! Хо­ро­ший брак ос­но­ван не на люб­ви. — А на чем? — На том, что нуж­но от­но­сить­ся к за­му­же­ству, как к необ­хо­ди­мой ра­бо­те! Нор­маль­ный со­юз — это

не когда вме­сте пре­крас­но, а когда непло­хо. Вско­ре мой новый зна­ко­мый сам ис­чез, и я рас­стро­и­лась, хо­тя и бы­ла к нему рав­но­душ­на. Од­на­жды шла по ули­це и ду­ма­ла: «Все­та­ки хо­чет­ся, что­бы кто-то был ря­дом. Жи­вой, теп­лый». На трол­лей­бус­ной оста­нов­ке я при­се­ла, ми­мо то­ро­пи­лись про­хо­жие. Вдруг ря­дом оста­но­вил­ся па­рень в по­тре­пан­ной курт­ке. — Вам по­мочь? — спро­сил он. — За­чем? — У вас гла­за, как у оби­жен­но­го ле­му­ра. Боль­шие, кра­си­вые и груст­ные. Я рас­сме­я­лась, а он пред­ло­жил под­вез­ти ме­ня до­мой. — Не вол­нуй­тесь, не бу­ду я к вам при­ста­вать, — по­обе­щал. — И де­нег не возь­му. Ре­шив­шись, я се­ла в его ста­рень­кий ав­то­мо­биль. — Не зна­ла, что на све­те еще есть бес­среб­ре­ни­ки. — Так их и нет, — рас­сме­ял­ся во­ди­тель. — Я та­кой по­след­ний остал­ся. Че­рез па­ру недель уез­жаю к се­бе на ро­ди­ну. За­ра­бо­тал на ре­монт до­ма, те­перь за­жи­ву. — Же­на, на­вер­ное, ра­да? — Когда най­ду же­ну, на­де­юсь, будет ра­да! Его зва­ли Ти­му­ром. Когда мы встре­ча­лись, ме­ня охва­ты­ва­ла ра­дость. Жизнь вне­зап­но об­ре­ла смысл. Стран­но: недав­но я его не зна­ла, а уже го­то­ва за ним ид­ти ку­да угод­но. Раз­ве так бы­ва­ет? На­до по­зна­ко­мить пар­ня со сво­ей опыт­ной по­дру­гой... По­ка мы си­де­ли в ка­фе втро­ем, Же­ня улы­ба­лась, ще­бе­та­ла. Ти­мур по­мал­ки­вал, он во­об­ще был не болт­лив. Когда он, со­слав­шись на де­ла, ушел, по­дру­га за­яви­ла: — Он те­бе не па­ра. — По­че­му? — Обык­но­вен­ный, без изю­мин­ки. Слиш­ком скуч­ный, та­кой нето­роп­ли­вый, слег­ка за­нуд­ный. Для про­вин­ции это, мо­жет, и хорошо, но он силь­но про­иг­ры­ва­ет то­му фо­то­гра­фу. Я хо­те­ла воз­ра­зить, но про­мол­ча­ла. Де­лить­ся всем с ней, как рань­ше, мне уже не хо­те­лось. Есть ве­щи, о ко­то­рых не ска­жешь вслух. На­при­мер, как Ти­мур спит воз­ле мо­е­го пле­ча. Ды­шит, как его ав­то­мо­биль: мощ­но и негром­ко. А что фо­то­граф? И где он? Нет, мне ни­кто не ну­жен, кро­ме Ти­мы... Од­на­жды при­шла к по­друж­ке и ска­за­ла с по­ро­га: — Же­неч­ка, я за­шла по­про­щать­ся. Уез­жаю с Ти­му­ром. Я так счаст­ли­ва! Она по­смот­ре­ла на ме­ня рас­те­рян­но и вдруг рас­пла­ка­лась. — Что с то­бой? — ис­пу­га­лась я. — Ни­че­го... Толь­ко немно­го обид­но и за­вид­но, — всхлип­ну­ла Же­ня. — Про­сти. Я со сво­и­ми со­ве­та­ми пы­та­лась жить за те­бя, тво­ей жиз­нью. А у те­бя все по­лу­чи­лось го­раз­до луч­ше! — Ну что ты, что ты... — я об­ня­ла ее, по­гла­ди­ла по пле­чу. — Не пе­ре­жи­вай! Да­вай бу­дем при­ез­жать друг к дру­гу в го­сти. — До­го­во­ри­лись. Но смот­ри, с му­жем ве­ди се­бя, как бо­ги­ня, что­бы от­но­сил­ся со­от­вет­ствен­но, — де­ло­ви­то ска­за­ла она. —А с род­ней дер­жи ухо вост­ро, не поз­во­ляй... — Жень­ка! Опять со­ве­ты? — я стро­го по­смот­ре­ла ей в гла­за и не вы­дер­жа­ла — за­хи­хи­ка­ла. Евгения то­же рас­сме­я­лась от всей ду­ши. — Ой, про­сти... — ска­за­ла, вы­ти­рая сле­зы в угол­ках глаз. — Но это в са­мый по­след­ний раз!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.