Я отомщу те­бе, ми­лый!

Оби­жая жен­щи­ну, сле­ду­ет быть го­то­вым к то­му, что она мо­жет на­не­сти от­вет­ный удар, при­чем весь­ма ощу­ти­мый...

Vdvojem - - Женский Взгляд - МАР­ГА­РИ­ТА

Мы столк­ну­лись в две­рях су­пер­мар­ке­та нос к но­су, и Га­ли­на Ев­ге­ньев­на (за гла­за — ба­ба Га­ля), со­сед­ка мо­ей све­кро­ви, умер­шей по­чти год на­зад, рас­плы­лась в улыб­ке: — Ри­точ­ка, дет­ка, ра­да встре­че! Как по­жи­ва­е­те? А я вас по­рой вспо­ми­наю… — скорб­но про­из­нес­ла она. «С че­го бы это?» — по­ду­ма­ла я. — С Во­ло­дей мы те­перь ча­сто ви­дим­ся… Он ведь на­со­всем в от­чий дом пе­ре­ехал? «Нет, по­ка ре­монт де­ла­ет», — чуть бы­ло не вы­рва­лось у ме­ня, но я осек­лась, услы­шав сле­ду­ю­щую фра­зу. — Вот ведь прав­ду го­во­рят: бе­да од­на не хо­дит. Толь­ко неза­бвен­ная Олеч­ка умер­ла, а тут и вы с Во­ло­дей разо­шлись, — и, не об­ра­щая вни­ма­ния на мою от­вис­шую че­люсть, про­дол­жи­ла: — А ведь ка­кая па­ра кра­си­вая бы­ла, — она по­ка­ча­ла го­ло­вой. — С че­го вы взя­ли, что мы разо­шлись? — толь­ко и мог­ла спро­сить я. — Ну как же? Во­ло­дя здесь с дру­гой жен­щи­ной жи­вет! Ой, Ри­точ­ка, ска­жу вам по сек­ре­ту: смот­реть не на что — ко­жа да ко­сти… Или вы не раз­ве­лись? — спо­хва­ти­лась она. — Ну и пра­виль­но! — со­сед­ка бо­ком при­жа­ла ме­ня к стой­ке, ли­шая воз­мож­но­сти для ма­нев­ра. — За му­жа на­до бо­роть­ся, де­точ­ка. Мо­жет, он еще и пе­ре­ду­ма­ет: по­гу­ля­ет-по­гу­ля­ет да и в се­мью вер­нет­ся. — Спа­си­бо за ин­фор­ма­цию, — я рас­про­ща­лась с ба­бой Га­лей и от­пра­ви­лась до­мой, с тру­дом пе­ре­ва­ри­вая услы­шан­ное. По­сле смер­ти све­кро­ви Во­лодь­ке, мо­е­му му­жу, по за­ве­ща­нию до­ста­лась квар­ти­ра — не бог весть что, но близ­ко к мет­ро. — Мож­но непло­хо сдать, — по­со­ве­то­ва­ла я ему. — Лиш­няя ко­пей­ка в на­ше вре­мя ни­ко­му не по­ме­ша­ет. Во­ло­дя за­ду­мал­ся: — По­жа­луй. Толь­ко сна­ча­ла ре­монт нуж­но сде­лать. Я этим зай­мусь! По­участ­ву­ешь в про­цес­се? — де­ло­ви­то по­ин­те­ре­со­вал­ся он.

— Как-ни­будь без ме­ня спра­вишь­ся, — от­мах­ну­лась я. Во­лодь­кин пыл ме­ня уди­вил, так как он му­жик с лен­цой, а тут за де­ло взял­ся ли­хо: на­шел бри­га­ду, ку­пил обои, клеи, крас­ки. Все вы­ход­ные в той квар­ти­ре про­па­дал: — Ри­точ­ка, этих бра­ко­де­лов на­до по­сто­ян­но кон­тро­ли­ро­вать! А по­том и сре­ди неде­ли стал там «под­но­че­вы­вать»: — Все ведь зна­ют, что тут ни­кто сей­час не жи­вет, — убеж­дал он ме­ня. — Гра­ба­нут! А там од­них строй­ма­те­ри­а­лов на ты­ся­чи! Кто их ка­ра­у­лить будет? Что ма­те­ри­а­лов «на ты­ся­чи», я и зна­ла: день­ги на ре­монт уле­та­ли, как в тру­бу. «Так вот, зна­чит, ко­го ты там ка­ра­у­лишь, — дро­жа от зло­сти, я со­став­ля­ла план ме­сти. — Ме­ня за ду­роч­ку дер­жишь, по­сме­ши­щем пе­ред людь­ми вы­став­ля­ешь?.. Ну, дер­жись, ми­лый! Ты у ме­ня по­пля­шешь!» Я за­гля­ну­ла в су­моч­ку — пас­порт был при мне. «Вот и слав­нень­ко», — по­ду­ма­ла, за­ру­ли­вая в банк. Сра­зу по­сле сва­дьбы мы от­кры­ли сов­мест­ный счет, на ко­то­рый ежемесячно от­кла­ды­ва­ли сум­мы — на «счаст­ли­вую ста­рость», как шу­тил Во­лодь­ка. «Ста­реть те­бе те­перь все рав­но с дру­гой при­дет­ся», — рас­суж­да­ла я, об­ну­ляя счет и пе­ре­во­дя день­ги с него на свою кар­ту. В тот же ве­чер Во­лодь­ка пре­ду­пре­дил, что сно­ва оста­нет­ся «сте­речь обои». На­бив спор­тив­ную сум­ку его ру­баш­ка­ми и тру­са­ми, я по­еха­ла осмат­ри­вать «до­ро­гой ре­монт». — Вам ко­го? — две­ри от­кры­ла то­щая де­ви­ца в пе­нью­а­ре. Я ото­дви­ну­ла ее в сто­ро­ну и во­шла в квар­ти­ру — на­встре­чу мне из ван­ной, при­кры­вая срам по­ло­тен­цем, вы­ле­тел муж… Во­лодь­ка до­гнал ме­ня вни­зу на лест­нич­ной клет­ке: — Ри­точ­ка, лю­би­мая, это же глу­пость, ба­лов­ство… Ну сорвался — так ведь это ж несе­рьез­но. Про­сти ме­ня! Ка­кой раз­вод, что ты го­во­ришь, род­ная? Из-за ка­кой-то… — тут Во­лодь­ка, к мо­е­му удо­воль­ствию, гряз­но вы­ру­гал­ся, — сра­зу раз­во­дить­ся?! Он клял­ся мне в люб­ви и ру­гал свою пас­сию по­след­ни­ми сло­ва­ми. Я не

ме­ша­ла ему — за­чем? В мо­ей су­моч­ке ра­бо­тал дик­то­фон, ак­ку­рат­но за­пи­сы­вая Во­лодь­ки­ны «ком­пли­мен­ты» для его подруги. Но и это­го мне по­ка­за­лось ма­ло. Вер­нув­шись до­мой, я по­зво­ни­ла ба­бе Га­ле и слез­но по­про­си­ла ее по­мочь «вер­нуть му­жа в се­мью». За­ру­чив­шись под­держ­кой сер­до­боль­ной ста­руш­ки, я со­ста­ви­ла от ее име­ни пись­мо в по­ли­цию о том, что со­се­ди сда­ли квар­ти­ру в арен­ду, а там, мол, устро­и­ли бор­дель: «де­вок во­дят, а на­ло­ги не пла­тят»; об­ще­ствен­ность до­ма, де­с­кать, обес­по­ко­е­на и про­сит вме­шать­ся… Рас­пе­ча­тав пись­мо на прин­те­ре, вло­жи­ла его в кон­верт и на­ко­нец удо­вле­тво­рен­но вздох­ну­ла: — Я же обе­ща­ла, что отомщу те­бе, ми­лый!

Вот, зна­чит, чем мой бла­го­вер­ный так за­нят...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.