Мно­го­дет­ное... бес­пло­дие

Муж меч­тал о боль­шой се­мье и хо­тел, что­бы де­тей у нас бы­ло как ми­ни­мум чет­ве­ро. Но я да­же од­но­го не смог­ла ро­дить: вра­чи по­ста­ви­ли мне ди­а­гноз: « бес­пло­дие»...

Vdvojem - - Содержание -

Аэтот кон­курс для но­во­брач­ных! — та­ма­да вы­та­щил на се­ре­ди­ну бан­кет­но­го за­ла моль­берт с при­ко­ло­тым к нему ли­стом ват­ма­на. Нам с Сер­ге­ем за­вя­за­ли гла­за, да­ли каж­до­му по кле­я­ще­му ка­ран­да­шу и ве­ле­ли по оче­ре­ди до­ста­вить из ко­роб­ки кру­жоч­ки и кле­ить их на бу­ма­гу. Ко­гда по­вяз­ки сня­ли, ока­за­лось, что мы при­кле­и­ли один­на­дцать ро­зо­вых круж­ков и все­го пять го­лу­бых. — Пер­вен­цем у на­ших мо­ло­дых бу­дет де­воч­ка! — тор­же­ствен­но воз­ве­стил ве­ду­щий. Все за­хло­па­ли и сно­ва ста­ли кри­чать «Горь­ко!» Ко­гда нас с му­жем нена­дол­го оста­ви­ли в по­кое, я шеп­ну­ла: — Хо­ро­шо бы так и слу­чи­лось… — Ты про что? — не по­нял Се­ре­жа. — Про пол на­ше­го бу­ду­ще­го ре­бен­ка… А ты, на­вер­ное, как лю­бой муж­чи­на, меч­та­ешь о маль­чи­ке? — Да я в прин­ци­пе не воз­ра­жаю, что­бы пер­вой ро­ди­лась де­воч­ка. За­то вто­рой бу­дет па­цан. И тре­тий то­же. А вот чет­вер­тую мож­но сно­ва… — Эй, при­тор­мо­зи! — рас­сме­я­лась я. — А то так и до де­ся­то­го ре­бен­ка до­го­во­ришь­ся! — Лад­но, так и быть, оста­но­вим­ся на чет­ве­рых, — от­вет­но хо­хот­нул муж. — Я как гла­ва се­мьи на­ста­и­ваю! — и, оста­вив шут­ли­вый тон, до­ба­вил уже се­рьез­но: — Ты не пе­ре­жи­вай, Ма­ри­ша, я смо­гу про­кор­мить боль­шую се­мью. ...Мы по­же­ни­лись, ко­гда нам с Се­ре­жей бы­ло по два­дцать че­ты­ре. Пар­ни, да­же же­на­тые, в этом воз­расте обыч­но не спе­шат об­за­во­дить­ся потом­ством, вы­пра­ши­вая у же­ны от­сроч­ки, что­бы еще ка­кое-то вре­мя «по­жить для се­бя». Мой су­пруг был ис­клю­че­ни­ем из пра­ви­ла. Он очень хо­тел де­тей и с нетер­пе­ни­ем ждал, ко­гда же я со­об­щу ему ра­дост­ную но­вость. Но про­шел год, вто­рой, тре­тий, а бе­ре­мен­ность все не на­сту­па­ла. Се­ре­жа ни в чем ме­ня не упре­кал, он эту те­му во­об­ще ста­рал­ся не за­тра­ги­вать. Но ко­гда я ви­де­ла, ка­ким взгля­дом он про­во­жа­ет па­ры с ко­ляс­ка­ми, серд­це кро­вью об­ли­ва­лось. Так хо­те­лось сде­лать лю­би­мо­го счаст­ли­вым! Да и са­ма уже со­зре­ла для ма­те­рин­ства. Я по­ни­ма­ла: не се­го­дня-зав­тра Сер­гей пред­ло­жит вдво­ем схо­дить к док­то­ру и сдать ана­ли­зы. Но ре­ши­ла спер­ва об­сле­до­вать­ся са­мо­сто­я­тель­но — втайне от му­жа… Уро­нив ли­цо в ла­до­ни, я бе­лу­гой ре­ве­ла на чер­ной лест­ни­це жен­ской кон­суль­та­ции, ко­гда кто-то тро­нул ме­ня за пле­чо и лас­ко­во про­из­нес: — Что слу­чи­лось, де­вонь­ка? — Под­няв го­ло­ву, уви­де­ла по­жи­лую са­ни­тар­ку с круг­лым доб­рым ли­цом. — Че­го пла­чешь, ми­лая? — про­дол­жа­ла до­пы­ты­вать­ся она. — Врач ска­зал... Не ле­чит­ся... — по­пы­та­лась об­лечь свое го­ре в осмыс­лен­ную фра­зу, но не по­лу­чи­лось. — С ре­бе­ноч­ком что-то не так? — У ме­ня не бу­дет ре­бен­ка! Ни­ко­гда! По­ни­ма­е­те? Ни-ког-да!!! — Бе­да, — со­чув­ствен­но вздох­ну­ла

са­ни­тар­ка. — А абор­ты де­ла­ла? — Один, — при­зна­лась я. — Но мне то­гда ни­как нель­зя бы­ло ро­жать! — Крас­ну­ху или ка­кую дру­гую опас­ную за­ра­зу под­це­пи­ла? — по­ни­ма­ю­ще кив­ну­ла ста­ру­ха. — Нет... — Не­ужто сна­силь­ни­чал кто? От то­го уро­да ре­бе­ноч­ка за­ча­ла?! — Ни­кто ме­ня не на­си­ло­вал. Про­сто мне бы­ло все­го во­сем­на­дцать, а па­рень, ко­то­ро­го лю­би­ла, не со­би­рал­ся же­нить­ся. Вот я и... Гос­по­ди, — по ще­кам сно­ва по­тек­ли сле­зы, — ка­кая же я бы­ла ду­ра! — Ду­ра! — го­лос жен­щи­ны из лас­ко­во­го стал жест­ким, по­чти гру­бым. — А за ду­рость пла­тить нуж­но. Вот те­перь всю жизнь и рас­пла­чи­вай­ся! — и она по­ко­вы­ля­ла прочь, во­ло­ча за со­бой шваб­ру и сер­ди­то гре­мя пу­стым вед­ром. А я по­си­де­ла еще немно­го на сту­пень­ке, за­тем умы­лась в туа­ле­те и по­еха­ла до­мой. Му­жу я так и не смог­ла при­знать­ся в том, что мне по­ста­ви­ли ди­а­гноз «бес­пло­дие». По­ни­ма­ла, что обя­за­на все ему рас­ска­зать: и про первую неудач­ную лю­бовь, и про аборт, и про его фа­таль­ные по­след­ствия, но все от­тя­ги­ва­ла эту ис­по­ведь. Про­шло око­ло двух ме­ся­цев. — Ма­риш, мне тут по­со­ве­то­ва­ли од­но­го про­фес­со­ра из Цен­тра ре­про­дук­то­ло­гии. Да­вай схо­дим к нему, про­кон­суль­ти­ру­ем­ся, — ска­зал Се­ре­жа од­на­ж­ды за ужи­ном. Вот тут-то бы мне и объ­яс­нить­ся, но... не ре­ши­лась. Стру­си­ла. Точ­нее, по­ня­ла, что не хо­чу ло­мать ему жизнь. Ведь Сер­гей, узнав о «при­го­во­ре», ме­ня не бро­сит, но и счаст­лив со мной не бу­дет. А я не хо­чу пре­вра­тить­ся для него в че­мо­дан без руч­ки, ко­то­рый и нести тя­же­ло, и бро­сить жал­ко. Зна­чит, нуж­но са­мой сде­лать пер­вый шаг. Осво­бо­дить лю­би­мо­го... — Се­ре­жа, мне нуж­но ска­зать тебе что-то важ­ное... — вы­дох­ну­ла я. Его гла­за по­лых­ну­ли на­деж­дой: — Это... то, что я ду­маю?! — Нет, не то. Я по­лю­би­ла дру­го­го и ухо­жу от те­бя. Пря­мо сей­час. Муж был так оглу­шен этой но­во­стью, что да­же не пы­тал­ся ме­ня удер­жать. И хо­ро­шо, что не пы­тал­ся, по­то­му что, ока­жись я в теп­лом коль­це его рук, у ме­ня не хва­ти­ло бы ду­ху уй­ти. ...Моя ма­ма со сво­им че­хом жи­ла в Пра­ге, уез­жать к ним в стра­ну не хо­те­лось. Но и оста­вать­ся в го­ро­де, где все на­по­ми­на­ло о про­шлом, то­же не мог­ла. По­это­му пе­ре­еха­ла к стар­шей сест­ре в Одес­су. Ира че­рез зна­ко­мых наш­ла для ме­ня уют­ную недо­ро­гую квар­тир­ку, ее муж Ге­на по­мог с ра­бо­той. Что­бы от­влечь­ся от мыс­лей о Сер­гее, я с утра до ве­че­ра про­си­жи­ва­ла в офи­се, а в вы­ход­ные по­мо­га­ла Ир­ке во­зить­ся с ее ма­лы­ша­ми — трех­лет­ней Ва­си­ли­ной и по­лу­то­ра­го­до­ва­лы­ми двой­няш­ка­ми На­зар­чи­ком и Со­ло­мий­кой. Од­на­ж­ды сест­ра по­зво­ни­ла и ска­за­ла, что быв­шая со­курс­ни­ца из Оча­ко­ва при­гла­си­ла их с Ге­ной на сва­дьбу. — Ма­рин­ка, по­си­дишь с мо­и­ми кин­де­ра­ми? — по­про­си­ла она. — Мы в суб­бо­ту уедем, там пе­ре­но­чу­ем, а в вос­кре­се­нье утреч­ком вер­нем­ся. ...Они не вер­ну­лись — на обрат­ной до­ро­ге по­па­ли в страш­ное ДТП. Пол­го­да я оби­ва­ла по­ро­ги раз­ных ин­стан­ций, что­бы офор­мить опе­ку над пле­мя­ша­ми. На­ко­нец мне это уда­лось. По­на­ча­лу бы­ло труд­но, но по­сте­пен­но втя­ну­лась. И по­ня­ла, по­че­му Се­ре­жа так хо­тел боль­шую се­мью. Ко­неч­но, хло­пот с детьми очень мно­го, но ра­до­сти еще боль­ше. Про­шло че­ты­ре го­да. И вдруг та­кая неожи­дан­ная встре­ча... — Ка­ки­ми судь­ба­ми? — спро­си­ла я у быв­ше­го му­жа. — При­вез Ле­ру на мо­ре, — кив­нул он на дев­чуш­ку лет двух с по­ло­ви­ной, ко­то­рую дер­жал за ру­ку. — Зна­чит, же­нил­ся? — Же­нил­ся. А Ле­роч­ку удо­че­рил — она ре­бе­нок же­ны от пер­во­го бра­ка. — А где же твоя су­пру­га? Или вы ее до­ма оста­ви­ли? — На­та­ша умер­ла. Рак. Сго­ре­ла все­го за три ме­ся­ца. — Про­сти... — За что? Ты же не зна­ла... — Хо­чешь, я вас со сво­ей се­мьей по­зна­ком­лю? — Ты выш­ла за­муж? — Му­жа у ме­ня нет. За­то де­тей аж трое! ...Мы с Се­ре­жей сно­ва вме­сте — со­об­ща впряг­лись и тя­нем на­шу лю­би­мую чет­вер­ку. Вот та­кое у ме­ня по­лу­чи­лось уди­ви­тель­ное мно­го­дет­ное бес­пло­дие.

В день на­шей с Се­ре­жей сва­дьбы я и пред­ста­вить се­бе не мог­ла, что спу­стя ка­ких-ни­будь три го­да ска­жу ему страш­ные сло­ва: «Я те­бя не люб­лю и ухо­жу к дру­го­му. Пря­мо сей­час...»

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.