Тест на по­ря­доч­ность

Ино­гда де­ти бы­ва­ют по­ис­ти­не бес­по­щад­ны к сво­им ро­ди­те­лям...

Vdvojem - - Хиты номера -

Да­ша про­це­ди­ла сквозь зу­бы: – Гос­по­ди! Ста­рые ве­ни­ки, а все ту­да же… Ее сло­ва за­де­ли за жи­вое. – Мо­жет, ста­рые, – от­ве­ти­ла я, но по­ка жи­вые!

Да­ша пре­зри­тель­но по­смот­ре­ла на ме­ня и про­це­ди­ла сквозь зу­бы: — Гос­по­ди! Ста­рые ве­ни­ки, а все ту­да же… Хо­тя я дав­но при­вык­ла к пре­не­бре­жи­тель­но­му то­ну до­че­ри, ее сло­ва за­де­ли за жи­вое. — Мо­жет, и ста­рые, — от­ве­ти­ла оби­жен­но, — но по­ка жи­вые! И, как все жи­вое, хо­тим люб­ви. — Ка­кой люб­ви, ма­ма?! — разо­зли­лась дочь. — Ты все еще ве­ришь в эти сказ­ки? Уму непо­сти­жи­мо! — Ну по­че­му сказ­ки, Да­шень­ка? — пы­та­лась за­щи­щать­ся я. — Да по­то­му, что все му­жи­ки оди­на­ко­вые! Или мой па­па­ша те­бя ни­че­му и не на­учил?! Ци­низм Да­рья уна­сле­до­ва­ла от сво­е­го от­ца, мо­е­го быв­ше­го му­жа. Гру­бый, бес­це­ре­мон­ный, же­сто­кий, он ни­ко­гда не стес­нял­ся устра­и­вать скан­да­лы и ха­мить мне в при­сут­ствии до­че­ри, и Да­ша по­сте­пен­но пе­ре­ня­ла этот из­де­ва­тель­ский тон по от­но­ше­нию ко мне. Ино­гда да­же со­зда­ва­лось впе­чат­ле­ние, что они со­рев­ну­ют­ся меж­ду со­бой, кто ужа­лит боль­нее. Мне, ко­неч­но, нуж­но бы­ло во­вре­мя по­дать на раз­вод, что­бы и дочь убе­речь от дур­но­го вли­я­ния от­ца, и свою судь­бу пе­ре­ло­мить, да толь­ко вос­пи­та­на я бы­ла в убеж­де­нии, что жен­щи­на ра­ди се­мьи долж­на все пе­ре­тер­петь. Я и тер­пе­ла, по­ка муж не при­вел в дом мо­ло­дую лю­бов­ни­цу и не по­тре­бо­вал, что­бы я и ее об­сти­ры­ва­ла и кор­ми­ла. — Хоть до­че­ри по­стес­нял­ся бы! — пла­ка­ла я. — На Во­сто­ке у муж­чин несколь­ко жен, и это аб­со­лют­но пра­виль­но! Ты, ста­рая ку­ри­ца, бу­дешь ве­сти хо­зяй­ство, а она — лю­бить ме­ня, — за­явил он. Но тут уж не вы­дер­жа­ла Даш­ка: со­бра­ла от­цо­вы ве­щи и по­бро­са­ла их с бал­ко­на, а за­тем са­ма вы­лез­ла на под­окон­ник и за­яви­ла: — Если вы оба немед­лен­но не убе­ре­тесь из на­ше­го до­ма на­все­гда — вы­бро­шусь! — И уточ­ни­ла: — На тво­их гла­зах, па­поч­ка… Тот по­ве­рил, ис­пу­гал­ся: знал, что Да­рья у нас чок­ну­тая — в него… Так и оста­лись мы с до­че­рью вдво­ем. Вдво­ем, но все рав­но не вме­сте: у нее своя жизнь, у ме­ня — своя. Я, отрав­лен­ная муж­ни­ной нена­ви­стью, бо­я­лась гла­за на муж­чин под­нять. А ко­гда по­явил­ся Ва­ле­ра, серд­це вдруг от­та­я­ло от его за­бо­ты и неж­но­сти и, слов­но де­рев­це по весне, вы­пу­сти­ло мо­ло­дую по­росль.

По­зна­ко­ми­лись мы слу­чай­но — на да­че у по­дру­ги: у него дом ря­дом. Же­на Ва­ле­ры два го­да на­зад умер­ла, и он, что­бы раз­ве­ять тос­ку оди­но­че­ства, стал за­ха­жи­вать к со­се­дям на чай. Мы как-то сра­зу по­тя­ну­лись друг к дру­гу: обо­им, на­вер­ное, не хва­та­ло теп­ла… Ста­ли встре­чать­ся, я да­же па­ру раз оста­ва­лась у него, а Даш­ке го­во­ри­ла, что у Лю­бы но­чую — по­ба­и­ва­лась, что­бы доч­ка сча­стье мое вне­зап­ное не спуг­ну­ла… Но все рав­но по­зна­ко­мить ее с мо­им но­вым из­бран­ни­ком при­шлось. Она встре­ти­ла но­вость скеп­ти­че­ски, но, за­ме­тив моль­бу в мо­их гла­зах, сми­ри­лась: — Да лад­но, не бой­ся! Бу­ду ве­сти се­бя при­лич­но, — по­обе­ща­ла. Ва­ле­ра при­шел тор­же­ствен­ный, с цве­та­ми. По­зна­ко­ми­лись, се­ли за стол — и ту об­на­ру­жи­лось, что хле­ба в до­ме нет. — Сейчас, я быст­рень­ко, — под­хва­ти­лась, — а вы по­ка по­об­щай­тесь немно­го. Мар­кет был ря­дом, за уг­лом, но ра­бо- та­ла все­го од­на кас­са, и со­брав­ша­я­ся оче­редь за­дер­жа­ла ме­ня. Ко­гда я вер­ну­лась, в квар­ти­ре бы­ло непри­выч­но ти­хо, лишь ед­ва до­но­сил­ся го­лос до­че­ри — что-то в ее ин­то­на­ци­ях по­ка­за­лось по­до­зри­тель­ным и не на шут­ку рас­тре­во­жи­ло. Я по­до­шла бли­же и осто­рож­но за­гля­ну­ла в при­от­кры­тую дверь. В гла­зах по­тем­не­ло: Да­ша, си­дя на ру­ках у Ва­ле­ры, сбро­си­ла блуз­ку и, при­жав­шись к нему по­лу­об­на­жен­ной гру­дью, шеп­та­ла: — Ну да­вай, не бой­ся. Она не ско­ро при­дет… Ва­ле­ра си­дел крас­ный, ис­пу­ган­ный, не зная, ку­да де­вать ру­ки. — Да­шень­ка? — я сту­пи­ла на по­рог. Ва­ле­ра тут же вско­чил, сбро­сив Да­шу с ко­лен: — Ма­ша, — смот­рел на ме­ня ви­но­ва­то, — я сам не по­ни­маю, что про­ис­хо­дит, — и, усты­див­шись про­ис­хо­дя­ще­го, рва­нул с ве­шал­ки курт­ку и вы­ско­чил из квар­ти­ры. Насту­пи­ло тя­гост­ное мол­ча­ние. — Да лад­но, мать, — дочь по-свой­ски хлоп­ну­ла ме­ня по пле­чу, — ни­че­го ведь страш­но­го не про­изо­шло. Про­сто я ре­ши­ла про­ве­рить тво­е­го но­во­го ха­ха­ля. Вдруг он та­кой же, как и наш па­поч­ка? Тест это был, по­ни­ма­ешь? На по­ря­доч­ность, — и она как ни в чем не бы­ва­ло про­шла к се­бе в ком­на­ту. …На сле­ду­ю­щий же день, со­брав свои ве­щи, я пе­ре­еха­ла жить к Ва­ле­ре.

Мы как-то сра­зу по­тя­ну­лись друг к дру­гу. Вид­но, обо­им очень не хва­та­ло теп­ла...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.