Ро­ман серд­ца и ра­зу­ма

Ну раз­ве мог­ла я вый­ти за­муж за та­ко­го несе­рьез­но­го че­ло­ве­ка? Ни це­ли в жиз­ни, ни кон­крет­ных пла­нов на бу­ду­щее? Ве­тер в по­ле!

Vdvojem - - Хиты номера -

Со­труд­ни­ки ушли. По­ра и мне. И тут в го­ло­ву при­шла безум­ная идея: а не по­ехать ли и мне до­мой? Нет, не на но­вую квар­ти­ру, а ту­да, где вы­рос­ла. Сколь­ко лет я не бы­ла в род­ном по­сел­ке? Три? Пять?

Япо­смот­ре­ла на ча­сы — чет­верть вось­мо­го. На­до же, и не за­ме­ти­ла, что уже так позд­но. Со­труд­ни­ки ушли. По­ра и мне. И тут в го­ло­ву при­шла безум­ная идея: я: а не по­ехать ли и мне до­мой. Нет, не на но­вую квар­ти­ру, а ту­да, где вы­рос­ла. Сколь­ко лет я не бы­ла в род­номм по­сел­ке? Три? Пять? Мо­ги­лу ро­ди­те­лей со­сед­ка те­тя То­маа уби­ра­ет. Она же и за пу­стым до­мом смот­рит. Вот он, клю­чик, на об­щей связ­ке… За­пас­ной у те­ти Та­ма­ры хра­нит­ся, ма­ло ли что… Ин­те­рес­но, за­мок не за­ржа­вел еще? Ма­ши­ну я оста­ви­ла на сто­ян­ке у вок- за­ла. По­еду элек­трич­кой, как ез­ди­лаа все го­ды, по­ка учи­лась. По­че­му-то за­хо­те­лось вновь по­чув­ство­вать се­бя дев­чон­кой… На род­ную стан­цию элек­трич­ка при­бы­ла по­чти в один­на­дцать но­чи. По­вез­ло. Ка­кой-то де­док ехал в мою сто­ро­ну, под­вез. Вот и дом. За­мок про­вер­нул­ся со скри­пом. Дверь за­сто­на­ла. Я про­шла че­рез ве­ран­ду, во­шла в ком­на­ту, щелк­ну­ла вы­клю­ча­те­лем. Ра­бо­та­ет! А ведь мог­ли элек­три­че­ство и от­клю­чить, вро­де как для без­опас­но­сти. В до­ме все вы­гля­де­ло так, слов­но ма­ма толь­ко что бы­ла здесь, от­лу­чи­лась на ми­ну­ту к со­сед­ке. Убра­но, как при ней. Да­же пы­ли по­чти нет. Дверь скрип­ну­ла. Я огля­ну­лась: — Вы кто? — Ми­ша. Не­уже­ли не узна­ла? — па­рень ши­ро­ко улы­бал­ся. Снял оч­ки. — Миш­ка! С ка­ких пор ты оч­ка­ри­ком за­де­лал­ся? — я про­тя­ну­ла ру­ку. Он немно­го удив­лен­но гля­нул на мою ла­донь, но по­жал. Ну да… На­вер­ное, по­ду­мал, что я на шею бро­шусь. У нас ведь ко­гда-то боль­шая лю­бовь бы­ла... — Да лет де­сять уже как. А ма­ма ме­ня раз­бу­ди­ла, го­во­рит: пой­ди по­смот­ри, че­го это у Стро­же­нок свет го­рит. А это ты… Не­ожи­дан­но. — Для ме­ня са­мой не­ожи­дан­но. По­рыв ду­ши. По­че­му-то по­тя­ну­ло до­мой. Глу­по, ко­неч­но: на ночь гля­дя, без ве­щей, элек­трич­кой. — По­рыв ду­ши — это не про те­бя, — в го­ло­се Ми­ха­и­ла про­зву­ча­ла грусть или мне все же по­слы­ша­лось? — И на­дол­го к нам? — На день, на­вер­ное. Ми­ша, из­ви­ни, ко­неч­но, за бес­це­ре­мон­ность, но не мог­ла бы я у вас ку­пить немно­го чаю и са­ха­ра? Мне пол­ста­кан­чи­ка и три па­ке­ти­ка. — Ку­пить… — скри­вил­ся Миш­ка. — У нас… Что с то­бой, Ли­да? Ты се­бя слы­шишь? Со­бра­лась у ме­ня и мо­ей ма­мы ку­пить пол­чаш­ки са­ха­ра? Эх, биз­не­сву­мен… Он раз­вер­нул­ся иу­ше­ли­у­шел.и ушел. Я сто­я­ла стол­бом по­сре­ди ком­на ком­на­ты. Что не так ска­за­ла? Лад­но, с го­ло­ду не по­мру. Сейчас най­ду вед­ро, при­не­су во­ды из ко­лод­ца, умо­юсь — и спать. Зря я все это за­те­я­ла. Ин­те­рес­но, в ко­то­ром ча­су пер­вая элек­трич­ка? Тут по­слы­шал­ся ка­кой-то то­пот и гро­хот, дверь рас­пах­ну­лась. Я ока­за­лась в теп­лых мяг­ких объ­я­ти­ях те­ти То­мы. Она чмо­ка­ла ме­ня, и тис­ка­ла, и та­рах­те­ла без умол­ку: — Кра­са­ви­ца сто­лич­ная, как кар­тин­ка, как ар­тист­ка! А ко­стюм­чик-то, ну пря­мо ми­ни­стер­ша или эта, как ее, гла­ва Нац­бан­ка! — Здрав­ствуй­те, те­тя То­ма. —А я как чув­ство­ва­ла, что го­сти бу­дут, ва­ре­нич­ков на­ле­пи­ла, пу­ши­стых, на кис­лом мо­лоч­ке! И с мя­сом, и с ма­лин­кой! И мас­ли­це к ним есть, и ме­док мо­ло­дой! Пой­дем к нам, Ли­ду­ся, пой­дем! Они еще теп­лень­кие! — Не­удоб­но, те­тя То­ма. Вре­мя позд­нее. Да и не ем я по­сле ше­сти... — Не­удоб­но? Что это та­кое, не по­ни­маю! Миш­ка, ты че­го сто­ишь дун­ду­ком, бе­ри ее за руч­ки бе­лые, та­щи-ка к нам! А ху­деть, до­ро­гая, по­том бу­дешь! Ты и так вон — чи­сто куз­не­чик, все ко­сточ­ки про­щу­пы­ва­ют­ся... Я за­ме­ти­ла, что Ми­ша за ее спи­ной усмех­нул­ся. Это ведь он ме­ня куз­не­чи­ком про­звал, еще в дет­стве. Те­тя То­ма пот­че­ва­ла и за­бра­сы­ва­ла во­про­са­ми: как жи­ву, за­му­жем ли? Ми­ша по­гля­ды­вал ис­ко­са. — Эх, — вздох­ну­ла со­сед­ка. — Ка­рье­ра, де­ла… Вот и Ка­тя с Пе­тей вну­чат не до­жда­лись. И этот… — она кив­ну­ла на сы­на. — Бо­быль. Я под­ня­лась: — Спа­си­бо за ужин. Спать хо­чу — уми­раю. Не хо­те­лось мне про­дол­жать этот раз­го­вор, да еще и при Ми­ха­и­ле. Ну не мог­ла я за та­ко­го че­ло­ве­ка за­муж вый­ти! Ни це­ли, ни пер­спек­тив. Ве­тер в го­ло­ве! Эко­но­ми­че­ский бро­сил, с ка­ки­ми-то бро­дя­га­ми от­пра­вил­ся ав­то­сто­пом по Аф­ри­ке… Ми­ша по­шел ме­ня про­во­дить. — Чем за­ни­ма­ешь­ся? — спро­си­ла я. — Жи­ву. — Глу­бо­ко­мыс­лен­но. А ра­бо­та­ешь? — На фер­ме. Я зоо­тех­ник, если это для те­бя важ­но. — Про­сто ин­те­рес­но, как ты жи­вешь. — Мо­гу по­ка­зать. Утром за­еду, — он не­ожи­дан­но кос­нул­ся мо­их губ гу­ба­ми и быст­ро ушел. Под ок­ном за­та­рах­те­ло, ко­гда небо ед­ва окра­си­лось в ро­зо­вый цвет. Я вы­гля­ну­ла: Миш­ка! На квад­ро­цик­ле! Мы мча­лись по уха­би­стой до­ро­ге, рас­се­кая ве­тер, над зем­лей под­ни­ма­лось неве­ро­ят­ных раз­ме­ров оран­же­вое солн­це. Я бо­я­лась вы­ле­теть на по­во­ро­те и впер­вые за мно­го ме­ся­цев чув­ство­ва­ла се­бя бес­ша­баш­но счаст­ли­вой. Квад­ро­цикл оста­но­вил­ся. Мы с Ми­шей це­ло­ва­лись дол­го, буд­то в пер­вый раз... — Пом­нишь это ме­сто? Мое пред­ло­же­ние все еще в си­ле... — Ми­ша, я бан­кир, уже на­чаль­ник от­де­ла. Ну что я бу­ду де­лать в глу­ши? — Жить. — Без це­ли? Без пер­спек­тив? Без пла­нов на бу­ду­щее? — Жизнь — это и есть цель, Куз­не­чик. Вот этот рас­свет, эти лу­га, си­рень вес­ной и хри­зан­те­мы осе­нью. Ма­ми­ны ва­ре­ни­ки. Жуль­ки­ны щен­ки, ко­то­рых на­до раз­дать в хо­ро­шие ру­ки. В го­ло­ве мельк­ну­ла некая до­гад­ка. — Слу­шай, а ты зна­ешь та­ко­го ху­дож­ни­ка, Ми­ха­и­ла Степ­ня­ка? Тез­ка твой. Мне го­во­ри­ли зна­ю­щие лю­ди, его кар­ти­ны про­сто на­рас­хват. — Знаю, — бурк­нул Миш­ка. — По­е­ха­ли, Лидия Ан­дре­ев­на, на элек­трич­ку опоз­да­ешь. Про­па­дет банк без те­бя...

Я лю­би­ла свою ра­бо­ту, стре­ми­лась сде­лать ка­рье­ру, до­стичь ма­те­ри­аль­но­го бла­го­по­лу­чия. Но в один пре­крас­ный день вдруг ощу­ти­ла пу­сто­ту в ду­ше, как буд­то что-то важ­ное упу­ще­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.