Я са­ма это­го хо­те хо­те­ла

Го­во­рят, хо­ро­ший секс ле­чит от всех бо­лез­ней. А раз­ве ра­не­ное серд­це – не смер­тель­ная бо­лезнь?..

Vdvojem - - Первая Страница -

Дождь шел с ран­не­го утра, не пе­ре­ста­вая, и я по­ня­ла, что ес­ли так и бу­ду ждать, ко­гда он за­кон­чит­ся, то опоз­даю на ра­бо­ту. Чер­ты­ха­ясь, по­лез­ла в кла­дов­ку за дож­де­ви­ком и на­ткну­лась на джин­со­вую курт­ку быв­ше­го. Сгреб­ла в охап­ку, ведь она до сих пор име­ла осо­бен­ный за­пах: смесь оде­ко­ло­на, та­ба­ка и че­го-то еще — зна­ко­мо­го, род­но­го, но не под­да­ю­ще­го­ся опи­са­нию. — Скот­ство! — бурк­ну­ла. Го­во­рят, вре­мя ле­чит, но про­шло пол­го­да, а мне до сих пор боль­но. По утрам в бар по­чти ни­кто не за­хо­дил, а се­го­дня из-за до­ждя по­се­ти­те­лей во­об­ще не бы­ло. По­ло­жив лок­ти на стой­ку, я ме­ди­ти­ро­ва­ла, гля­дя на сте­ка­ю­щие по окон­но­му стек­лу кап­ли до­ждя, ря­дом скла­ды­ва­ла сал­фет­ки офи­ци­ант­ка Ли­ля. — Вче­ра, кста­ти, за­хо­дил Хар­лей, — ле­ни­во про­тя­ну­ла она. Так мы зва­ли на­ше­го по­сто­ян­но­го кли­ен­та, при­хо­див­ше­го по ве­че­рам вы­пить тра­ди­ци­он­ный эс­прес­со. Мы не зна­ли его на­сто­я­ще­го име­ни, да­ли про­зви­ще из-за то­го, что па­рень неиз­мен­но при­ез­жал на ши­кар­ном мо­то­цик­ле — ко­неч­но, вряд ли на­сто­я­щем «Хар­лее», но очень на него по­хо­жем. — Сно­ва двой­ной эс­прес­со? — Угу, — кив­ну­ла Ли­ля и про­тяж­но вздох­ну­ла. — Блин, ка­кой же он сек­си! Ес­ли бы не мой Се­ре­га, я бы его... кхм. — Ну, зна­ешь, Се­ре­гу твое на­ли­чие не оста­но­ви­ло бы, — сар­ка­стич­но усмех­ну­лась я. Это бы­ло по­чти обид­но, но кол­ле­га дав­но зна­ла ме­ня, а по­то­му лишь со­чув­ствен­но по­смот­ре­ла. — Не все та­кие сво­ло­чи, как твой быв­ший, Крис. — Да ну, — хмык­ну­ла я. К ве­че­ру лю­ди так и не при­шли, и я от­пу­сти­ла Ли­лю по­рань­ше — бар­ме­на и офи­ци­ан­та бы­ло слиш­ком мно­го для двух сто­ли­ков, ко­то­рые я мог­ла об­слу­жить и са­ма. В ка­кой­то мо­мент, про­ти­рая стой­ку, вдруг услы­ша­ла зна­ко­мое: — При­вет. Двой­ной эс­прес­со без са­ха­ра, по­жа­луй­ста. Го­лос у пар­ня был низ­ким, об­во­ла­ки­ва­ю­щим — так по­гру­жа­ешь­ся в го­ря­чую ван­ну по­сле тя­же­ло­го дня, чув­ствуя, как по ру­кам и спине бе­гут му­раш­ки удо­воль­ствия. — При­вет! — улыб­ну­лась и неожи­дан­но для се­бя пред­ло­жи­ла: — А мо­жет, че­го-ни­будь по­креп­че? Незна­ко­мец удив­лен­но гля­нул на ме­ня. В его зо­ло­ти­сто-ка­рих гла­зах за­пля­са­ли чер­те­ня­та. — Я бы с удо­воль­стви­ем, но за ру­лем, — он хит­ро при­щу­рил­ся. — Од­на­ко ко­гда при­пар­кую мо­то­цикл, мо­гу се­бе поз­во­лить вы­пить и что-то по­креп­че. До­ма, кста­ти, у ме­ня есть бу­тыл­ка на­сто­я­ще­го ку­бин­ско­го ро­ма. — Обо­жаю ку­бин­ский ром, — про­из­нес­ла, не сво­дя с него глаз. Че­рез два­дцать ми­нут за­кры­ла бар и вы­шла на ули­цу. «Ду­ра, ну за­чем те­бе это? Ты ведь не ка­кая-ни­будь шлю­ха...» — в го­ло­ве мо­но­тон­но буб­нил го­лос пра­виль­ной ба­рыш­ни. Но ко­гда я уви­де­ла мер­ца­ю­щий в тем­но­те ого­нек си­га­ре­ты, внут­ри все то­ми­тель­но и слад­ко сжа­лось. «По­шла к чер­ту!» — по­сла­ла я пай-де­воч­ку и ре­ши­тель­ным ша­гом на­пра­ви­лась к мо­то­цик­лу. — Не бо­ишь­ся? — спро­сил па­рень, вру­чая шлем. — Я рез­во ез­жу. — Люб­лю ад­ре­на­лин, — иг­ри­во

улыб­ну­лась.— Ме­ня, кста­ти, зо­вут Кри­сти­на. — Влад, — кив­нул он. Устро­ив­шись сза­ди и об­хва­тив его ру­ка­ми, я по­чув­ство­ва­ла ту­гие мыш­цы под тон­кой тка­нью со­роч­ки. — Дер­жись креп­че, — бро­сил па­рень че­рез пле­чо. Мо­то­цикл взре­вел, мощ­но виб­ри­руя, и я по­ня­ла, по­че­му их на­зы­ва­ют же­лез­ны­ми ко­ня­ми. Чер­ная лен­та до­ро­ги, бле­стя­щая от до­ждя, сте­ли­лась под ко­ле­са, слов­но взлет­ная по­ло­са под шас­си са­мо­ле­та. И ка­за­лось, буд­то это не мы ле­тим в тем­но­ту, а она стре­ми­тель­но на­дви­га­ет­ся, пы­та­ясь по­гло­тить и за­брать­ся под ко­жу со все­ми звез­да­ми и от­ра­жа­ю­щи­ми­ся в лу­жах фо­на­ря­ми... — Мой дом, — со­об­щил Влад, щелк­нув вы­клю­ча­те­лем. Я осмот­ре­лась: боль­шой холл в сти­ле лофт, бар­ная стой­ка у даль­не­го кон­ца за­ла и огром­ная плаз­ма на стене. — Ми­лень­ко у те­бя, — усмех­ну­лась, устра­и­ва­ясь на ди­ване. Но па­рень, до­став бу­тыл­ку с ро­мом, по­ма­нил ме­ня за со­бой. — Идем! — Ку­да?.. — Уви­дишь. Вый­дя из квар­ти­ры, мы под­ня­лись по уз­кой тем­ной лест­ни­це, про­лез­ли в ка­кой-то люк и, толк­нув мас­сив­ную ме­тал­ли­че­скую дверь, ока­за­лись на кры­ше. У ме­ня пе­ре­хва­ти­ло ды­ха­ние: вни­зу, сон­но ми­гая жел­тым све­том све­то­фо­ров и ино­гда всхра­пы­вая слу­чай­ным ав­то­мо­би­лем, ле­жал спя­щий го­род. Мы бы­ли на са­мой вер­шине ми­ра, со­вер­шен­но од­ни. — Иди ко мне, — ско­ман­до­вал Влад и при­тя­нул за та­лию. Гу­бы его тре­бо­ва­тель­но впи­лись в мои, а ру­ки жад­но за­ша­ри­ли под пла­тьем. В жи­во­те без вся­ко­го пре­ду­пре­жде­ния вспых­нул по­жар, и я за­сто­на­ла, чем еще силь­нее рас­па­ли­ла его. — Хо­чу те­бя, — вы­дох­нул па­рень, на­щу­пы­вая мол­нию на мо­ем пла­тье. —И я те­бя, — про­шеп­та­ла, за­пус­кая ру­ки под ре­мень его джин­сов. Неожи­дан­но Влад под­хва­тил ме­ня за бед­ра и при­жал к стене. В ка­кой­то мо­мент сно­ва на­чал­ся дождь, но его кап­ли, ка­за­лось, с ши­пе­ни­ем ис­па­ря­ют­ся на на­шей раз­го­ря­чен­ной ко­же... Прос­ну­лась я от ти­ши­ны в до­ме — непри­выч­ной, ведь в мо­ей квар­ти­ре, ок­на­ми вы­хо­дя­щей на ожив­лен­ную ули­цу, уже с ше­сти утра слы­шен го­мон про­буж­да­ю­ще­го­ся го­ро­да. Ти­хонь­ко вста­ла, по­до­бра­ла с по­ла смя­тое пла­тье и на цы­поч­ках про­кра­лась в ван­ную. Так, есть хо­тя бы мы­ло в этой хо­ло­стяц­кой бер­ло­ге?.. Но вдруг уви­де­ла то, что за­ста­ви­ло за­ме­реть. На по­лоч­ке сто­ял це­лый ар­се­нал кос­ме­ти­че­ских средств: пен­ка, мо­лоч­ко, кре­мы в стек­лян­ных ба­ноч­ках. В шкаф­чи­ке над ра­ко­ви­ной об­на­ру­жи­ла упа­ков­ку там­по­нов. Сом­не­ний не воз­ник­ло: у та­ин­ствен­но­го Хар­лея есть де­вуш­ка, а то и же­на. — Я не хо­тел де­лать те­бе боль­но, — ска­зал он, об­ло­ко­тив­шись о двер­ной ко­сяк, и я вздрог­ну­ла от неожи­дан­но­сти. — Мы жи­вем вме­сте уже три го­да и лю­бим друг дру­га. — Так ты ей... из­ме­ня­ешь? — У нас сво­бод­ные от­но­ше­ния. Но со все­ми осталь­ны­ми у ме­ня про­сто секс, не боль­ше. Про­сти. Я улыб­ну­лась ему в зер­ка­ло: — Не­за­чем из­ви­нять­ся. Я са­ма это­го хо­те­ла. Про­сто секс, ни­че­го боль­ше. И это... бы­ло здо­ро­во. По­дой­дя к нему и чмок­нув в ще­ку, я про­шеп­та­ла на ухо: «Спа­си­бо!» — и ушла. На ули­це тем вре­ме­нем со­всем рас­све­ло, лю­ди, зе­вая, спе­ши­ли на ра­бо­ту. Дождь за­кон­чил­ся. За­драв го­ло­ву вверх, я уви­де­ла чи­стое го­лу­бое небо и по­ня­ла: день бу­дет ве­ли­ко­леп­ный. — На­до на­ко­нец вы­ки­нуть ту джин­со­вую курт­ку, — вслух на­пом­ни­ла се­бе и, вски­нув ру­ку, ста­ла ло­вить так­си.

Мы не зна­ли его име­ни и про­зва­ли Хар­ле­ем – из-за мо­то­цик­ла, на ко­то­ром при­ез­жал па­рень. Каж­дый раз, ко­гда он за­хо­дил в бар, по мо­ей спине бе­жа­ли му­раш­ки...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.