За­муж не хо­чу!

По­сле П раз­во­да р я да­ла се­бе за­рок: з боль­ше ни­ка­ких н офи­ци­аль­ных о по­хо­дов в загс...

Vdvojem - - Первая Страница -

Муж ушел к дру­гой. Бы­ва­ет, ко­неч­но, но по­че­му имен­но от ме­ня? Мы вро­де хо­ро­шо жи­ли. Во вся­ком слу­чае, пер­вые че­ты­ре го­да из пя­ти, про­жи­тых вме­сте. Прав­да, все хо­ро­шо бы­ло! Един­ствен­ное, что ме­ня не устра­и­ва­ло, — Игорь ни­как не мог со­зреть, что­бы сде­лать офи­ци­аль­ное пред­ло­же­ние. Не по­ду­май­те, я во­все не да­ви­ла на лю­би­мо­го, про­сто тер­пе­ли­во жда­ла. И до­жда­лась. Штамп в пас­пор­те по­явил­ся, а сказ­ка за­кон­чи­лась. Пе­ре­фра­зи­руя из­вест­ную по­сло­ви­цу: что жен­щине хо­ро­шо, то муж­чине... Ну, мо­жет, и не смерть, но к бра­ку они от­но­сят­ся яв­но ина­че, чем мы. С Иго­рем по­сле сва­дьбы ста­ли про­ис­хо­дить ме­та­мор­фо­зы. Из ве­се­ло­го лас­ко­во­го пар­ня он пре­вра­тил­ся в желч­но­го и веч­но кри­ти­ку­ю­ще­го ме­ня за­ну­ду. Кто зна­ет, мо­жет, это на муж­чин та­ким па­губ­ным об­ра­зом дей­ству­ет утра­та сво­бо­ды, или они счи­та­ют, что по­сле сва­дьбы же­на пе­ре­хо­дит в без­раз­дель­ную соб­ствен­ность: мол, моя вещь, что хо­чу, то и де­лаю... Так или ина­че, из раз­ря­да за­кон­ных су­пру­гов Игорь очень ско­ро вер­нул­ся к ста­ту­су граж­дан­ско­го му­жа. Толь­ко, увы, не мо­е­го. Как же пар­ши­во мне то­гда бы­ло! Да­же по­друг ви­деть не хо­те­лось. Вот и при­хо­ди­лось пла­кать­ся... зер­ка­лу. — Уй­ду в мо­на­стырь! — ска­за­ла я сво­е­му от­ра­же­нию, ко­гда оста­лась од­на. Не ушла, ко­неч­но. Так, толь­ко по­пу­га­ла се­бя немнож­ко. Да и ку­да я уй­ду, ес­ли шеф тре­бу­ет сдать от­чет, а у ма­моч­ки юби­лей на но­су... Во вре­мя вто­ро­го ди­а­ло­га с зер­ка­лом (в день рас­тор­же­ния бра­ка) по­кля­лась: «Боль­ше ни­ка­ких муж­чин!» Клят­ва бы­ла ис­крен­ней, но невы­пол­ни­мой. В по­жиз­нен­ные му­же­не­на­вист­ни­цы за­пи­сать­ся не по­лу­чи­лось. Дер­жа­ла дан­ное обе­ща­ние пол­го­да, по­ка за мной не на­чал уха­жи­вать па­рень, с ко­то­рым я по­зна­ко­ми­лась на ве­че­рин­ке у кол­ле­ги. Са­ша был оба­я­тель­ным, чуть за­стен­чи­вым, сим­па­тич­ным и об­ла­дал от­мен­ным чув­ством юмо­ра. В об­щем, был та­ким ми­лым, что, вер­нув­шись с тре­тье­го сви­да­ния, ре­ши­ла: «Я хо­зяй­ка сво­е­го сло­ва. Са­ма да­ла, са­ма и...» По­сле это­го по­до­шла к зер­ка­лу и до­ве­ри­тель­но со­об­щи­ла: «Ну лад­но, с муж­чи­на­ми встре­чать­ся бу­ду. Хо­тя бы с Са­шей. Но боль­ше ни­ка­ких штам­пов в пас­пор­те! Ни­ко­гда! Ни за что! И ни при ка­ких об­сто­я­тель­ствах!» Уже че­рез три ме­ся­ца Са­ша сде­лал мне пред­ло­же­ние. В смыс­ле, ру­ки и серд­ца. Ужас­но не хо­те­лось оби­жать его от­ка­зом, но я по-преж­не­му бо­я­лась офи­ци­аль­но­го бра­ка как ог­ня: слиш­ком хо­ро­шо пом­ни­ла, на­сколь­ко из­ме­нил­ся по­сле сва­дьбы Игорь... — Са­шень­ка, мо­жет, не бу­дем то­ро­пить­ся? — слу­ка­ви­ла я. — Ку­да спе­шить? Да­вай сна­ча­ла при­вы-

кнем друг к дру­гу, при­трем­ся, а уж по­том... — Да­вай, — со­гла­сил­ся он. На мой взгляд, да­же слиш­ком быст­ро со­гла­сил­ся, на­вер­ня­ка то­же не жаж­дет «за­клей­мить» пас­порт штам­пом, а свою жизнь — обя­за­тель­ства­ми. — Вот и хо­ро­шо, — об­ра­до­ва­лась я. — Угу... — кив­нул лю­би­мый. — А как мы бу­дем при­вы­кать друг к дру­гу? Ты на сво­ей Сал­тов­ке, я — на мо­ей Алек­се­ев­ке? Ес­ли за­муж по­ка не хо­чешь, мо­жет, хоть съе­дем­ся? Два от­ка­за в те­че­ние ча­са — та­ко­го уда­ра ни од­но муж­ское са­мо­лю­бие не вы­тер­пит. И я со­гла­си­лась съе­хать­ся, хо­тя так до кон­ца и не по­ня­ла, пра­виль­но по­сту­паю или нет. Прав­да, усло­вие по­ста­ви­ла: «Толь­ко, чур, ты ко мне...» Де­ло в том, что Са­ша жил с ро­ди­те­ля­ми, я же вхо­дить в их се­мью в ро­ли невест­ки (пусть да­же та­кой, не со­всем на­сто­я­щей) бы­ла со­вер­шен­но не го­то­ва. А даль­ше, как в сказ­ке: «Ста­ли они жить-по­жи­вать и добра на­жи­вать». Доб­ро ду­хов­ное на­жи­ва­лось тон­на­ми: я бук­валь­но на кле­точ­ном уровне ощу­ща­ла, как «рас­тут» на­ши чув­ства — с каж­дым но­вым днем бы­ло все боль­ше люб­ви, неж­но­сти, за­бо­ты. Ка­кая я бы­ла глу­пая, ко­гда счи­та­ла, что у нас с Иго­рем все в жиз­ни хо­ро­шо! ХО­РО­ШО — это сей­час, с Са­шей. С на­жи­ва­ни­ем добра ма­те­ри­аль­но­го об­сто­я­ло не так глад­ко. И де­ло бы­ло во­все не в фи­нан­со­вых про­бле­мах. Мы оба за­ра­ба­ты­ва­ли до­ста­точ­но, что­бы ку­пить, к при­ме­ру, но­вую дву­спаль­ную кро­вать или нор­маль­ный хо­ло­диль­ник вза­мен дре­без­жа­ще­го ра­ри­те­та вре­мен раз­ви­тО­го со­ци­а­лиз­ма. Но в кро­шеч­ную съем­ную «од­нуш­ку» про­сто немыс­ли­мо бы­ло втис­нуть ни кро­вать, ни хо­ло­диль­ник. Про­му­чив­шись око­ло ме­ся­ца на тах­те «Юность», рас­счи­тан­ной на под­рост­ка 11—15 лет, мы с Са­ней при­шли к по­ис­ти­не ге­ни­аль­но­му ре­ше­нию: снять дру­гую квар­ти­ру. Глав­ное усло­вие — что­бы по­про­стор­нее. Но за­тем на это ос­нов­ное и дру­гие «по­на­рас­та­ли»: что­бы обо­им удоб­но бы­ло до­би­рать­ся на ра­бо­ту, что­бы ме­бель и тех­ни­ка бы­ли не у уби­тые, , ря­дом рас­по­ла­гал­ся парк или лес... И еще с де­ся­ток та­ких же важ­ных для ком­форт­ной жиз­ни «что­бы». Ста­ли ис­кать под­хо­дя­щие ва­ри­ан­ты. Но вдруг... При­ступ ап­пен­ди­ци­та все­гда слу­ча­ет­ся вдруг — за­кон под­ло­сти в дей­ствии. Око­ло две­на­дца­ти но­чи «ско­рая» увез­ла Са­шу в боль­ни­цу. Ме­ня в ма­ши­ну не взя­ли — до­би­ра­лась на так­си. — Еха­ла бы до­мой, де­вонь­ка, — по­со­ве­то­ва­ли в при­ем­ном по­кое. — По­ка опе­ра­цию сде­ла­ют, по­ка от нар­ко­за отой­дет... Да ты не пе­ре­жи­вай, ведь не серд­це же ему пе­ре­са­жи­ва­ют, для на­ших хи­рур­гов ап­пен­дикс вы­ре­зать — тьфу, ерун­да. А утреч­ком при­е­дешь, тво­е­го уже из ре­ани­ма­ции в обыч­ную па­ла­ту пе­ре­ве­дут... Ня­неч­ка бы­ла пра­ва на все сто про­цен­тов, и я по­сле­до­ва­ла ее со­ве­ту. Толь­ко все по­лу­чи­лось немно­го не так, как она го­во­ри­ла. У Са­ши по­сле опе­ра­ции слу­чи­лось ослож­не­ние. Три дня дер­жа­лась вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра, и все это вре­мя он про­ле­жал в па­ла­те ин­тен­сив­ной те­ра­пии. Я обя­за­на бы­ла на­хо­дить­ся ря­дом: уха­жи­вать, под­дер­жи­вать мо­раль­но. Но... — Вы кем Сви­ри­до­ву при­хо­ди­тесь? — пре­гра­ди­ла мне путь стар­шая мед­сест­ра. — Не­ве­ста, — поз­во­ли­ла се­бе ма­лень­кую ложь. Тут же вы­яс­ни­лось, что ма­лень­кая ложь не го­дит­ся, нуж­на бы­ла боль­шая. — Не по­ло­же­но! В ре­ани­ма­цию пус­ка­ем толь­ко род­ствен­ни­ков — су­пру­гов, ро­ди­те­лей и де­тей, — от­ре­за­ла тет­ка и ста­ла на­сту­пать на ме­ня. Я разо­зли­лась и пе­ре­шла на крик: — Как это не по­ло­же­но? Вы не име­е­те пра­ва! — и то­же по­шла на нее гру­дью. Но что мог мой жал­кий пер­вый раз­мер про­тив ее ше­сто­го? Тет­ка бук­валь­но вы­да­ви­ла ме­ня бю­стом из от­де­ле­ния, бес­ко­неч­но по­вто­ряя, как по­пу­гай: — Ишь, ка­кая ум­ная на­шлась. Хо­дют тут вся­кие... Не­ве­сты без ме­ста! Я за­поз­да­ло со­об­ра­зи­ла, что нуж­но бы­ло дать ей де­нег, и по­пы­та­лась ис­пра­вить ошиб­ку, но тет­ка уже ви­де­ла во мне вра­га и от взят­ки от­ка­за­лась. Так я три дня и про­си­де­ла в хол­ле под хи­рур­ги­че­ским от­де­ле­ни­ем. Сла­ва бо­гу, все за­кон­чи­лось бла­го­по­луч­но — Са­шу вы­пи­са­ли, и мы сно­ва при­сту­пи­ли к по­ис­ку жи­лья. На­ко­нец на­шли то, что ис­ка­ли. Ну, то есть аб­со­лют­но ТО! Все на­ши «что­бы» плюс вы­со­кие по­тол­ки, плюс от­лич­ная биб­лио­те­ка — чи­тать не пе­ре­чи­тать... Да­же ок­на на во­сток, как я люб­лю. Хо­зяй­ка, ми­лая ста­руш­ка с се­дой «дуль­кой» на за­тыл­ке и в кру­жев­ном во­рот­ни­ке, неожи­дан­но пе­ре­ста­ла быть ми­лой, лишь толь­ко взгля­ну­ла в на­ши пас­пор­та. — Так вы не рас­пи­са­ны?! — гнев­но вос­клик­ну­ла она. — По­ка нет, — при­зна­лись мы, на­пи­рая на сло­во «по­ка». Но ста­руш­ка бы­ла непре­клон­на. — Раз­вра­та в сво­ем до­ме не по­терп­лю! — за­клей­ми­ла нас по­зо­ром. — Вот ста­не­те му­жем и же­ной, то­гда ми­ло­сти про­шу, а по­ка... — Слу­шай, а не про­ще ли нам по­же­нить­ся? — спро­сил Са­ня, ко­гда мы вы­шли на ули­цу. — Смот­ри, сколь­ко сра­зу про­блем ре­ша­ет­ся... И в ре­ани­ма­цию, ес­ли что, те­бя лю­бая цер­бер­ша пу­стит без зву­ка, и та­кие вот бор­цы за нрав­ствен­ность, как эта ба­бу­ля, с ра­до­стью сда­дут мо­ло­дой се­мье апар­та­мен­ты. Да и ре­бен­ку, меж­ду про­чим, луч­ше рас­ти, ко­гда его ро­ди­те­ли... — Что ты ска­зал? — взвол­но­ван­но пе­ре­би­ла его. — Ка­ко­му ре­бен­ку? — На­ше­му. Ведь ро­дит­ся же он ра­но или позд­но! Лич­но я на­стро­ен на «ра­но». И луч­ше ес­ли да­же не один. А ты что, дру­го­го мне­ния? На сле­ду­ю­щий день мы по­да­ли за­яв­ле­ние в загс. С тех пор про­шло три го­да. Со всей от­вет­ствен­но­стью за­яв­ляю: все муж­чи­ны ме­ня­ют­ся по­сле сва­дьбы. Толь­ко неко­то­рые, как мой Са­ня, в луч­шую сто­ро­ну!

Ба­буль­ка, по­ка­зав­ша­я­ся очень ми­лой, узнав, что мы не рас­пи­са­ны, вдруг пре­вра­ти­лась в фу­рию, на­от­рез от­ка­зав­шу­ю­ся сдать нам квар­ти­ру!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.