Мы с то­бой не па­ра, про­сти!

На­ши с Мак­сом ро­ди­те­ли счи­та­ли, что мы не под­хо­дим друг дру­гу и не долж­ны встре­чать­ся ...

Vdvojem - - Он И Она -

Мы с Мак­сом до­го­во­ри­лись встре­тить­ся в цен­тре на на­шем обыч­ном ме­сте. Я при­е­ха­ла на 10 ми­нут рань­ше услов­лен­но­го вре­ме­ни и нетер­пе­ли­во пе­ре­ми­на­лась с но­ги на но­гу, вы­гля­ды­вая бой­френ­да в тол­пе про­хо­жих. Из про­ез­жав­шей ми­мо ма­ши­ны на всю ули­цу по­нес­лось за­лих­ват­ское: «Как ты ни кру­ти, но мы не па­ра, не па­ра, вот та­кая вот у нас за­па­ра, за­па­ра...» «Му­зы­каль­ный» джип дав­но скрыл­ся за по­во­ро­том, а ме­ло­дия про­дол­жа­ла зву­чать у ме­ня в го­ло­ве. Ну, да, на то и хит, что­бы за моз­ги цеп­лять­ся... За мои этот так креп­ко за­це­пил­ся, что да­же и са­ма не за­ме­ти­ла, как ста­ла мур­лы­кать се­бе под нос: «Как ты ни кру­ти, нам не по пу­ти, мы с то­бой не па­ра, про­сти...» Мои гла­за за­кры­ли чьи-то ла­до­ни. Впро­чем, что зна­чит чьи-то? Это обыч­ные шу­точ­ки Пав­лов­ско­го! — При­вет, — ска­за­ла я и по­пы­та­лась кус­нуть его за па­лец. Макс то­роп­ли­во убрал ру­ки от мо­е­го ли­ца. — При­вет. Дав­но ждешь? — Ми­нут семь. — А где шля­па, что­бы де­неж­ку бро­сать? — Ка­кую де­неж­ку? — За пес­ню. Ре­ши­ла, по­ка ме­ня нет, во­ка­лом немно­го под­за­ра­бо­тать? — Ага. Но что-то нын­че пло­хо по­да­ют, — улыб­ну­лась я. — На­вер­ное, не успе­ла еще пуб­ли­ку про­ка­чать... — По­ешь че­рес­чур ти­хо. Толь­ко я и оце­нил... — хмык­нул Макс. — Кста­ти, а по­че­му та­кой вы­бор ре­пер­ту­а­ра? Ты же вро­де рав­но­душ­на к R&B! — За­то текст бо­лее чем ак­туа­лен. Осо­бен­но в на­шем с то­бой слу­чае... — ре­ши­ла я под­драз­нить лю­би­мо­го. — И ты, Брут? То­же так счи­та­ешь? — рас­сме­ял­ся Пав­лов­ский. Ко­неч­но, он ни на се­кун­ду не за­по­до­зрил ме­ня в «от­ступ­ни­че­стве», од­на­ко сло­во «то­же» упо­тре­бил не зря... Де­ло в том, что мои и его ро­ди­те­ли ка­те­го­ри­че­ски про­тив на­ших от­но­ше­ний. Мы с Мак­сом встре­ча­ем­ся уже три го­да, но по офи­ци­аль­ной вер­сии все­го лишь дру­зья. Од­на­ко пред­ки — лю­ди неглу­пые и по­ни­ма­ют, к че­му мо­жет при­ве­сти «про­сто друж­ба» два­дца­ти­лет­них пар­ня и де­вуш­ки. Все чет­ве­ро па­ни­че­ски бо­ят­ся, что в один да­ле­ко не пре­крас­ный для них день мы с Пав­лов­ским со­об­щим, что ре­ши­ли по­же­нить­ся. Ре­ак­ция бу­дет од­но­знач­ной — хо­ром за­во­пят «Толь­ко че­рез наш труп!» А моя ба­буш­ка обя­за­тель­но до­ба­вит то­ном вдов­ству­ю­щей ко­ро­ле­вы: «По­доб­ный со­юз — ти­пич­ный ме­за­льянс!» — а за­тем по­яс­нит для ме­ня, слов­но я — круг­лая ду­ра. — «Ме­за­льянс» в пе­ре­во­де с фран­цуз­ско­го озна­ча­ет нерав­ный брак». До зна­ком­ства с Мак­сом я да­же не по­до­зре­ва­ла в сво­их род­ных та­ко­го мах­ро­во­го сно­биз­ма. Ну да, ведь они счи­та­ют се­бя эли­той... Мой па­па — вла­де­лец круп­ной стро­и­тель­ной ком­па­нии, ма­ма — до­мо­хо­зяй­ка, но с дву­мя выс­ши­ми об­ра­зо­ва­ни­я­ми. Дед был док­то­ром на­ук, про­фес­со­ром, про­рек­то­ром од­но­го из ки­ев­ских ву­зов. Но сам он, меж­ду про­чим, ро­дом из за­би­то­го се­ла. А ба­бу­ля, преж­де чем ста­ла «про­фес­сор­шей», жи­ла в ком­му­нал­ке и ра­бо­та­ла фа­сов­щи­цей на кон­ди­тер­ской фаб­ри­ке... — Да, жи­ла, да, ра­бо­та­ла... — не пы­та­ет­ся оспо­рить этот факт сво­ей био­гра­фии. — И знаю, что это та­кое! По­это­му те­бе, Настень­ка, по­доб­ной уча­сти не же­лаю. Хо­чешь, рас­ска­жу, что те­бя ждет, ес­ли ре­шишь свя­зать жизнь с Мак­си­мом? — Не хо­чу... — сер­ди­то от­ве­чаю я, но во­прос ока­зы­ва­ет­ся ри­то­ри­че­ским, она вдох­но­вен­но и кра­соч­но ри­су­ет пер­спек­ти­вы на­ше­го

с Пав­лов­ским об­ще­го бу­ду­ще­го: — Бу­дешь с ним жить в уби­той съем­ной хру­щев­ке, што­пать кол­гот­ки и от­ды­хать не за гра­ни­цей, как ты при­вык­ла, а на бе­ре­гу ка­кой-ни­будь реч­ки-во­нюч­ки. Кар­тин­ка по­лу­ча­ет­ся жут­ко­ва­тая, и у ме­ня про­тив во­ли вы­ры­ва­ет­ся: — Вы мне по­сле за­му­же­ства во­об­ще по­мо­гать не со­би­ра­е­тесь?! — Ес­ли из­бран­ни­ком ста­нет ка­кой­ни­будь до­стой­ный и пер­спек­тив­ный мо­ло­дой че­ло­век, ко­неч­но, на пер­вых по­рах, по­ка он на но­ги не вста­нет, по­мо­жем. Но тво­е­му раз­лю­без­но­му дру­гу ни­ка­кие пер­спек­ти­вы не све­тят, — без­апел­ля­ци­он­но за­яв­ля­ет ба­буш­ка. — Выс­шее об­ра­зо­ва­ние он, без­услов­но, ни­ко­гда не по­лу­чит, ка­рье­ры не сде­ла­ет... В луч­шем слу­чае всю жизнь бу­дет кру­тить гай­ки в ав­то­ре­монт­ной ма­стер­ской, в худ­шем — со­пьет­ся и умрет где-ни­будь под за­бо­ром! — Чтоб ты зна­ла, он да­же пи­ва не пьет! — бро­са­юсь на за­щи­ту Мак­са. — Это по­ка... А лет че­рез де­сять, по­пом­ни мои сло­ва, не бу­дет брез­го­вать да­же на­стой­кой бо­ярыш­ни­ка и стек­ло­очи­сти­те­лем! — По­че­му?!! — сры­ва­юсь я на крик. — По­то­му что от осин­ки не ро­дят­ся апель­син­ки, — че­ка­нит ба­бу­ля, слов­но гвоз­ди за­би­ва­ет. Име­ет­ся в ви­ду, что я — бла­го­род­ный плод на бла­го­род­ном фрук­то­вом де­ре­ве, а Пав­лов­ские — сплошь оси­ны, го­дя­щи­е­ся раз­ве что на ко­лья для ней­тра­ли­за­ции вам­пи­ров, и по еди­но­душ­но­му мне­нию мо­их близ­ких, они «не на­ше­го кру­га». Ну еще бы... Отец мо­е­го лю­би­мо­го — ма­стер по ре­мон­ту хо­ло­диль­ни­ков, ма­ма — по­ва­ри­ха в школь­ной сто­ло­вой. Как по мне, вполне сим­па­тич­ные лю­ди, ес­ли бы не од­но «но» — ро­ди­те­ли Мак­са счи­та­ют, что я не па­ра их лю­би­мо­му сы­ноч­ку. По­то­му как «ма­жор­ка», бе­ло­руч­ка и сво­и­ми бар­ски­ми за­про­са­ми непре­мен­но до­ве­ду его до тюрь­мы. В смыс­ле что­бы их удо­вле­тво­рить, Макс пой­дет гра­бить бан­ки, так как чест­ным тру­дом невоз­мож­но за­ра­бо­тать на боль­шой дом, пре­стиж­ную ино­мар­ку и цац­ки с брил­ли­ан­та­ми, без ко­то­рых я яко­бы жить не мо­гу. Пав­лов­ский-млад­ший сто раз го­во­рил Пав­лов­ским-стар­шим, что я — не та­кая, что чи­хать хо­те­ла на брюли­ки, а лю­бо­му ав­то­мо­би­лю пред­по­чту мо­пед. Нет, не ве­рят! Упря­мо сто­ят не сво­ем: мол, Настя — де­вуш­ка из­ба­ло­ван­ная, по хо­зяй­ству ни­че­го не уме­ет. А вдруг она и де­тей ро­жать не за­хо­чет, что­бы фи­гу­ру не ис­пор­тить? Нет, нам нуж­на дру­гая невест­ка!!! — Я со­брал нор­маль­но де­нег и со­брал свои пон­ты... — ве­се­ло про­де­кла­ми­ро­вал Макс (он класс­но чи­та­ет рэп, да­же свои тек­сты пи­шет). — Зна­чит, ве­дешь ме­ня се­го­дня ужи­нать в «Ве­люр»? — лу­ка­во по­ин­те­ре­со­ва­лась я. — За­чем нам ка­кой-то «Ве­люр», ко­гда есть «Мак­до­нал­дс»? — Толь­ко де­нег не хва­ти­ло, я пон­ты не за­це­ни­ла, — рас­хо­хо­та­лась я. — Ну что, по­гна­ли? И мы от­пра­ви­лись в Ма­ри­ин­ский парк ка­тать­ся на ро­ли­ках. ...С тех пор про­шло семь лет. Пя­тую го­дов­щи­ну сва­дьбы мы с му­жем ре­ши­ли от­празд­но­вать с раз­ма­хом — в хо­ро­шем ре­сто­ране. Род­ствен­ни­ков, есте­ствен­но, то­же при­гла­си­ли. По­ка обе ба­буш­ки со­стя­за­лись за по­чет­ное пра­во дер­жать внуч­ку на ру­ках, двух­лет­няя Даш­ка са­ма вы­бра­ла се­бе «трон» — за­лез­ла на ко­ле­ни пра­ба­буш­ки, си­дев­шей на пра­вах ста­рей­ши­ны во гла­ве сто­ла. — Сол­ныш­ко мое, кра­са­ви­ца на­ша... — за­вор­ко­ва­ла ба­бу­ля, за­тем стро­го взгля­ну­ла на мо­е­го му­жа: — Мак­сим, а вы зна­е­те, что у Да­шень­ки ва­ши гла­за? — Это пло­хо? — на­пряг­ся он. — Я про­сто кон­ста­ти­рую факт. И уши точ­но та­кой же фор­мы... — Зна­чит, бу­дет в се­мье два Че­бу­раш­ки, — хмык­нул Макс. — Не на­го­ва­ри­вай­те на се­бя — у вас аб­со­лют­но нор­маль­ные уши. Как ра­бо­та? — Не­дав­но на­зна­чи­ли на­чаль­ни­ком IT-от­де­ла. — А на­чаль­ство не сму­ща­ет, что у вас нет выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния? — Ба, Макс еще на про­шлой неде­ле ди­плом за­щи­тил! — встря­ла я. — С от­ли­чи­ем, меж­ду про­чим... — Весь­ма по­хваль­но... Све­кровь впол­го­ло­са рас­ска­зы­ва­ла ма­ме, ка­ким вкус­ней­шим бор­щом с чер­но­сли­вом я ее не­дав­но уго­ща­ла, а та «алавер­ды» хва­ли­ла зя­тя: «Из ва­ше­го сы­на та­кой за­ме­ча­тель­ный отец по­лу­чил­ся! И во­об­ще, он хо­ро­ший маль­чик — на­стой­чи­вый, це­ле­устрем­лен­ный...» «Как ты ни кру­ти, но мы не па­ра, не па­ра, вот та­кая вот у нас за­па­ра, за­па­ра...» — на­вяз­чи­во кру­ти­лось у ме­ня в го­ло­ве. Хо­ро­шая пес­ня, но уж точ­но не про нас с Мак­сом!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.