А Я СЯД У В КАБ­РИ­О­ЛЕТ...

Ка­ки­ми-то нера­дост­ны­ми в по­след­нее вре­мя К в по­лу­ча­ют­ся на­ши от­но­ше­ния. Не­уже­ли Н на­ша лю­бовь за­кон­чи­лась?

Vdvojem - - Страсть И Желание -

Муж от­ки­нул­ся на спи­ну. Я на­блю­да­ла за ним сквозь рес­ни­цы: жел­ва­ки хо­дят — по­хо­же, нерв­ни­ча­ет... Бы­ло из-за че­го: сно­ва об­лом! Я уже са­ма ста­ла ком­плек­со­вать: ес­ли Вань­ка в по­ряд­ке, зна­чит, со мной что-то не то, не вдох­нов­ляю я его боль­ше. — Не бе­ри в го­ло­ву, — слов­но под­слу­шал он мои мыс­ли. — Ты, как все­гда, кон­фет­ка, — его ру­ка лег­ла на мой жи­вот, — это я что-то не в фор­ме. Че­го-то не хва­та­ет... — Ерун­да, — при­обод­ри­ла му­жа. А са­ма уда­ри­лась в раз­мыш­ле­ния... А че­го, соб­ствен­но, не хва­та­ет? Все ведь есть: от­дель­ная квар­ти­ра, удоб­ная кро­вать, вре­ме­ни ку­ча... Гос­по­ди! Смеш­но вспом­нить, как мы жи­ли с его ро­ди­те­ля­ми! За од­ной сте­ной дед крях­тит, за дру­гой — све­кор со све­кро­вью пе­ре­го­ва­ри­ва­ют­ся, в уг­лу, за шка­фом Дим­ка, Ва­нин брат, со­пит: спит или нет — кто его зна­ет... И еще кош­ка, рев­ни­вая бес­тия, все но­ро­вит в са­мый непод­хо­дя­щий мо­мент в зад ког­тя­ми вце­пить­ся. Вот и по­про­буй в та­ких усло­ви­ях сек­сом за­нять­ся. Да ка­кой там секс! Мы на этом раз­дол­бан­ном ди­ване по­ше­вель­нуть­ся бо­я­лись, что­бы скри­пом весь дом не раз­бу­дить. Про­бо­ва­ли в ван­ной за­пи­рать­ся: от­кро­ем душ на всю, и... Но не про­хо­ди­ло и пя­ти ми­нут, как в две­ри уже та­ра­ба­нил кто-ни­будь из род­ствен­нич­ков: «Вы ско­ро?» На­шим на­сто­я­щим спа­се­ни­ем стал ста­рый, длин­ный, как ска­мей­ка, «Мер­се­дес» све­к­ра — сам он из-за про­блем с серд­цем на нем уже прак­ти­че­ски не ез­дил, и Ва­ня ча­стень­ко вы­пра­ши­вал у от­ца клю­чи. Ес­ли вы ска­же­те, что эта ко­лы­ма­га неудоб­на, то я вам от­ве­чу: это смот­ря для ко­го. Нам с Вань­кой очень нра­ви­лось — осо­бен­но где-ни­будь за го­ро­дом, в ле­соч­ке или на за­бро­шен­ном пу­сты­ре, на ма­ло­люд­ной ули­це, в тем­ном дво­ри­ке — для ин­тим­ной об­ста­нов­ки го­ди­лось все, лишь бы не бы­ло сви­де­те­лей. Ко­гда Ва­нин дед умер, ро­ди­те­ли ре­ши­лись раз­ме­нять квар­ти­ру. Дим­ка остал­ся жить с от­цом и ма­те­рью, а мы с Ва­ней ста­ли счаст­ли­вы­ми об­ла­да­те­ля­ми соб­ствен­ных мет­ров. Это бы­ло чу­до! Боль­ше не нуж­но бы­ло, за­ку­тав­шись в ха­лат, как в па­ран­джу, про­би­рать­ся на цы­поч­ках в ван­ную или лас­кать друг дру­га под оде­я­лом до из­не­мо­же­ния в ожи­да­нии, ко­гда все, вклю­чая под­лую кош­ку, на­ко­нец-то уснут... Ока­за­лось, про­хлад­ную ко­жу ста­ро­го «Мер­се­де­са» пре­крас­но мо­жет за­ме­нить не толь­ко ор­то­пе­ди­че­ский мат­рас, но и ку­хон­ный стол или виб­ри­ру­ю­щая сти­рал­ка — как бы в от­мест­ку за упу­щен­ное мы ме­то­дич­но опро­бо­ва­ли каж­дый угол, каж­дую по­верх­ность в до­ме. Это бы­ло по­зна­ва­тель­но, ска­жу я вам! Хо­тя, при­знать­ся, ино­гда я ску­ча­ла по про­дав­лен­ным си­де­ньям ста­рень­ко­го «мер­са»... — Отец про­сил от­вез­ти его на да­чу, — муж нехо­тя под­нял­ся с по­сте­ли, —а я свою тач­ку вче­ра на стан­цию сдал: тор­мо­за ба­рах­лят. Марш­рут­кой точ­но не по­еду, при­дет­ся, на­вер­ное, так­си за­ка­зы­вать, — рас­суж­дал он вслух. — Возь­ми от­цов­ский «мерс»! — по­со­ве­то­ва­ла я. — Он еще на хо­ду? — Ду­маю, да, — Иван усмех­нул-

ся. — А что, это мысль! Хо­чешь со о мной? — Ту­да-об­рат­но? Мож­но, — со­гла­си­лась я. ...Воз­вра­ща­лись до­мой ве­че­ром. Еха­ли мол­ча. Ста­рый мо­тор ра­дост­но ур­чал, до­ка­зы­вая свою со­сто­я­тель­ность. Ва­ня крут­нул руч­ку маг­ни­то­лы. «А я ся­ду в каб­ри­о­лет и уеду ку­да-ни­будь...» — но­сталь­ги­ро­ва­ла Успен­ская. Я при­кры­ла гла­за, на­щу­па­ла ру­койй ры­ча­жок и на­да­ви­ла — спин­ка на­туж­но по­полз­ла вниз. — А пом­нишь?.. А пом­нишь?.. — мы хо­ром за­хи­хи­ка­ли, вспо­ми­ная про­шлое. Я уви­де­ла, как в му­же за­жглась ка­кая-то ис­кра, и са­ма по­чув­ство­ва­ла вол­не­ние. Ва­ня съе­хал с трас­сы в неглу­бо­кий овра­жек и за­глу­шил мо­тор. Па­ру ми­нут мы си­де­ли мол­ча, яв­но ду­мая об од­ном и том же. Я рас­смат­ри­ва­ла его на­пря­жен­ный про­филь, пуль­си­ру­ю­щую жил­ку на шее, от­во­рот рас­стег­ну­той ру­ба­хи. Вдруг моя ру­ка са­ма по­тя­ну­лась к его бед­ру. Ва­ня обер­нул­ся: — Пе­ре­бе­рем­ся на­зад?за — пред­ло­жил он по­лу­ше­по­том,по гла­за его го­ре­ли. — Да­вай, — счаст­ли­во кив­ну­ла я. Зна­ко­ма­яЗ­на про­хла­да по­тер­тойп ко­жи: спи­ной­спи я на­щу­па­ла при­выч­ну­ю­при вмя­ти­ну в си­де­нье.сид Мы ста­ли спеш­но­спеш сры­вать друг с дру­гад­руг одеж­ду, уда­ря­ясь ру­ка­мир и но­га­ми о стен­ки­стенк и две­ри тес­но­го са­ло­на.са­лон — —АеА ес­ли нас кто-ни­будь об­на­ру­жит?об­нар — шеп­та­ла я, за­ды­ха­лась от стра­сти. — Пле­вать, — муж по­ста­ны­вал от нетер­пе­ния, — мы дав­но со­вер­шен­но­лет­ние. Ми­мо нас по трас­се нес­лись над­мен­ные ав­то, удив­лен­ный месяц за­гля­ды­вал в ок­на са­ло­на, где мы с му­жем успеш­но вос­кре­ша­ли за­топ­тан­ные бы­том чув­ства.

Те­перь меж­ду на­ми все по-преж­не­му. Чув­ства не про­сто вос­крес­ли, а да­же, ка­жет­ся, ста­ли яр­че...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.