Ты бу­дешь АН­ГЕ­ЛОМ мо­им

Те­перь, спу­стя год со дня зна­ком­ства с Па­шей, я по­ве­ри­ла в то, что на­ша встре­ча бы­ла не про­сто слу­чай­но­стью, а зна­ком судь­бы...

Vdvojem - - Он И Она -

Мо­ре бы­ло иде­аль­ным — чи­стым, спо­кой­ным, теп­лым и со­вер­шен­но без ме­дуз. Я за­плы­ла да­ле­ко за буй­ки, дол­го ле­жа­ла на спине, по­ка­чи­ва­ясь на вол­нах, а по­том по­вер­ну­ла к бе­ре­гу. Ко­гда вы­шла из во­ды, уви­де­ла, что впри­тык к мо­ей под­стил­ке рас­по­ло­жил­ся незна­ко­мый муж­чи­на (во вся­ком слу­чае, в сто­ло­вой и на тер­ри­то­рии на­ше­го до­ма от­ды­ха я его ни ра­зу не ви­де­ла). Очень не люб­лю, ко­гда по­сто­рон­ние лю­ди на­ру­ша­ют мое лич­ное про­стран­ство, по­это­му чуть вы вы­па­ли­ла сер­ди­то: «Не­уже­ли ме­ста мало?!», но во­вре­мя при­ку­си­ла язык — за те со­рок ми­нут, что плес­ка­лась в мо­ре, неболь­шой за­кры­тый пляж «Бри­за» ока­зал­ся по­чти пол­но­стью за­бит жад­ны­ми до июнь­ско­го солн­ца те­ла­ми от­ды­ха­ю­щих. — Доб­рое утро, — с улыб­кой ска­зал незна­ко­мец и по­дал мне мое по­ло­тен­це. — Доб­рое... Спа­си­бо... — я по­ста­ра­лась то­ном сра­зу рас­ста­вить точ­ки над «i» и про­из­нес­ла эти два сло­ва до­ста­точ­но веж­ли­во, что­бы ме­ня не со­чли хам­кой, но и пре­дель­но хо­лод­но — пусть не ду­ма­ет, что на­рвал­ся на лю­би­тель­ни­цу ку­рорт­ных при­клю­че­ний! Но, по­хо­же, му­жи­ку бы­ло пле­вать на мои ин­то­на­ци­он­ные ню­ан­сы: — Лю­би­те хо­ро­шую по­э­зию? — спро­сил он, как ни в чем не бы­ва­ло. И тут я уви­де­ла в ру­ках у муж­чи­ны МОЮ кни­гу. А это уже во­об­ще ни в ка­кие во­ро­та! Опу­стив­шись на под­стил­ку, мол­ча ото­бра­ла у него по­тре­пан­ный то­мик, от­кры­ла на­угад и сде­ла­ла вид, что чи­таю. Лю­бой нор­маль­ный че­ло­век сра­зу по­нял бы, что я ка­те­го­ри­че­ски не же­лаю про­дол­жать об­ще­ние. Но этот был ли­бо ненор­маль­ным, ли­бо неве­ро­ят­но на­стыр­ным, что, по боль­шо­му сче­ту, од­но и то же... — Мне то­же нра­вит­ся Ах­ма­то­ва, — ска­зал он, а за­тем ого­ро­шил прось­бой. — А по­чи­тай­те вслух свое лю­би­мое сти­хо­тво­ре­ние... — Я при­шла сю­да за­го­рать и пла­вать, а не за­ни­мать­ся ху­до­же­ствен­ной де­кла­ма­ци­ей! — ска­за­ла, не скры­вая воз­му­ще­ния и зло­сти. — Не хо­ти­те? Ну, то­гда я сам... —

улыб­нул­ся «ненор­маль­ный». — «Я знаю, ты моя на­гра­да За го­ды бо­ли и тру­да, За то, что я зем­ным от­ра­дам Не пре­да­ва­лась ни­ко­гда, За то, что я не го­во­ри­ла Воз­люб­лен­но­му: «Ты лю­бим». За то, что всем я все про­сти­ла, Ты бу­дешь ан­ге­лом мо­им...» Спра­вед­ли­во­сти ра­ди на­до ска­зать, что чи­тал он очень хо­ро­шо. И со сти­хо­тво­ре­ни­ем по­пал в яб­лоч­ко — это дей­стви­тель­но бы­ло од­но из мо­их лю­би­мых. Но мне по-преж­не­му хо­те­лось от­шить незна­ком­ца, по­это­му бурк­ну­ла сер­ди­то: — Это не муж­ские сти­хи! — Есте­ствен­но, — рас­хо­хо­тал­ся он. — Раз по­этес­са — жен­щи­на, то и сти­хи у нее жен­ский. А вы, на­вер­ное, ду­ма­е­те, что нам, муж­чи­нам, не да­но по­стичь глу­би­ны за­га­доч­ной жен­ской ду­ши? — Не­уже­ли да­но? — яз­ви­тель­но спро­си­ла — со­сед все-та­ки вы­ну­дил ме­ня всту­пить в диа­лог. «А этот на­хал непло­хо об­ра­зо­ван... — мельк­ну­ла мысль. —И с че­го я ре­ши­ла, что он ко мне кле­ит­ся? Для по­доб­ных це­лей на­вер­ня­ка на­шел бы ко­го-ни­будь по­мо­ло­же. В кон­це кон­цов, ес­ли я — кош­ка, ко­то­рая при­вык­ла гу­лять са­ма по се­бе, это не зна­чит, что все лю­ди та­кие. Мо­жет, этот лю­би­тель Ах­ма­то­вой из тех, кто жить не мо­жет без об­ще­ния, вот и про­щу­пы­ва­ет от­ды­ха­ю­щих в по­ис­ках ин­те­рес­но­го со­бе­сед­ни­ка». ...Мы по­го­во­ри­ли о пси­хо­ло­ги­че­ских раз­ли­чи­ях муж­чин и жен­щин, по­том вер­ну­лись к по­э­зии, за­тем по­бе­се­до­ва­ли о му­зы­ке, ки­но... И лишь ко­гда на­ста­ла по­ра ид­ти на обед, спо­хва­тив­шись, позна­ко­ми­лись. — И как у вас тут кор­мят? — по­ин­те­ре­со­вал­ся Па­вел (так зва­ли но­во­го зна­ко­мо­го). — Без изыс­ков, но вполне съе­доб­но. А вы сю­да на­дол­го? — Толь­ко на вы­ход­ные вы­рвал­ся. Моя свод­ная сест­ра мед­сест­рой в «Бри­зе» ра­бо­та­ет, вот и при­стро­и­ла на два дня неле­га­лом. Так что уже зав­тра ве­че­ром уез­жаю до­мой в Вин­ни­цу... — На­до же... Я то­же из Вин­ни­цы! Вот так сов­па­де­ние! — вос­клик­ну­ла удив­лен­но, а мыс­лен­но до­ба­ви­ла: «Ес­ли он сей­час ска­жет, что это — знак судь­бы, боль­ше на пу­шеч­ный вы­стрел не под­пу­щу!» — Жизнь во­об­ще пол­на сов­па­де­ний, — фи­ло­соф­ски за­ме­тил Па­вел. ...По­сле обе­да мы сно­ва встре­ти­лись на пля­же. И боль­шую часть вос­кре­се­нья то­же нескуч­но по­об­ща­лись на бе­ре­гу. Бы­ло око­ло вось­ми ве­че­ра (я как раз со­би­ра­лась по­ва­лять­ся в но­ме­ре с книж­кой), ко­гда вдруг по­зво­ни­ла ма­ми­на со­сед­ка: — Ки­роч­ка, Ан­то­нине Фе­до­ровне ста­ло пло­хо, я вы­зва­ла «ско­рую». Врач ска­зал, по­хо­же на ин­фаркт! — В ка­кую боль­ни­цу ее увез­ли?! — Во вто­рую, ту, что на Ки­ев­ской. Ты ко­гда смо­жешь при­е­хать? — Пря­мо сей­час вы­зо­ву так­си — и на вок­зал. По­ста­ра­юсь сесть на ка­кой-ни­будь про­хо­дя­щий по­езд... Толь­ко я на­жа­ла на те­ле­фоне кноп­ку от­боя, как в дверь по­сту­ча­ли. — Да, вой­ди­те! — крик­ну­ла. На по­ро­ге по­явил­ся Па­вел: — Вот, за­шел по­про­щать­ся... Кира, по­че­му у вас та­кое взвол­но­ван­ное ли­цо? Что-то слу­чи­лось? — Ма­ма в боль­ни­цу по­па­ла. По­до­зре­ва­ют ин­фаркт. Вы на ма­шине? — Да. — Возь­ме­те ме­ня с со­бой? — Что за во­прос? Ко­неч­но, возь­му! Сколь­ко вам нуж­но на сбо­ры? — Пять ми­нут. ...По­езд идет до Вин­ни­цы око­ло се­ми ча­сов. Па­вел до­мчал за че­ты­ре. Точ­нее, ПО­ЧТИ до­мчал. По­то­му что, ко­гда до го­ро­да оста­ва­лось не боль­ше два­дца­ти ки­ло­мет­ров, ка­кой-то ко­зел на джи­пе вы­ру­лил на встреч­ку, осле­пив нас фа­ра­ми даль­не­го све­та. — Осто­рож­но!!! — за­ора­ла я и ин­стинк­тив­но схва­ти­лась за руль, вы­во­ра­чи­вая его до от­ка­за. «Той­о­та» Павла рез­ко виль­ну­ла впра­во. Столк­но­ве­ния с джи­пом чу­дом уда­лось из­бе­жать, а вот с де­ре­вом, рос­шим на обо­чине, — нет. Ло­бо­вое стек­ло раз­ле­те­лось вдре­без­ги, но я, ес­ли не счи­тать мел­ких по­ре­зов на ру­ках, прак­ти­че­ски не по­стра­да­ла. А вот Па­вел силь­но уда­рил­ся гру­дью о руль и по­те­рял со­зна­ние. Тря­су­щи­ми­ся ру­ка­ми до­ста­ла мо­биль­ный, вы­зва­ла «ава­рий­ку» и «ско­рую». Они при­е­ха­ли од­но­вре­мен­но. «Той­о­ту» по­гру­зи­ли на эва­ку­а­тор, а нас с Па­шей — в бе­ло­крас­ный мик­ро­ав­то­бус. — От­ве­зи­те во вто­рую го­род­скую, — по­про­си­ла я док­то­ра. — Но се­го­дня де­жур­ная... — Я за­пла­чу, — пе­ре­би­ла его. — Лад­но,— врач хлоп­нул по пле­чу во­ди­те­ля. — Пе­тя, во вто­рую да­вай. ...Ко­гда мы при­е­ха­ли в кли­ни­ку, Павла от­пра­ви­ли на рент­ген, а я по­мча­лась в кар­дио­ло­гию. — Ки­роч­ка, из­ви­ни, что от­пуск тебе ис­пор­ти­ла, — ви­но­ва­то ска­за­ла ма­ма. — У ме­ня был не ин­фаркт, а обыч­ный сер­деч­ный при­ступ. Врач го­во­рит, ме­ня еще па­ру дней по­на­блю­да­ют, а по­том вы­пи­шут. Так что воз­вра­щай­ся в дом от­ды­ха... Я по­си­де­ла с ней пол­ча­си­ка, а по­том от­пра­ви­лась на по­ис­ки Павла. На­шла в од­ной из па­лат трав­ма­то­ло­ги­че­ско­го от­де­ле­ния. — Со мной ни­че­го страш­но­го, три реб­ра сло­мал... — улыб­нул­ся он. — Как твоя ма­ма? — С ней то­же все в по­ряд­ке. Па­ша, мор­щась от бо­ли, взял мою ру­ку, под­нес к гу­бам, по­це­ло­вал... — Я знал, что ты — моя на­гра­да, и ста­нешь ан­ге­лом мо­им, — про­де­кла­ми­ро­вал он. — Толь­ко не го­во­ри, что это жен­ские сти­хи! В мо­ем ва­ри­ан­те — еще ка­кие муж­ские... — Пла­ги­ат чи­стой во­ды, — за­сме­я­лась я, но ру­ки не от­ня­ла.

«Той­о­те» чу­дом уда­лось из­бе­жать ло­бо­во­го столк­но­ве­ния с джи­пом, нес­шим­ся по встреч­ной по­ло­се, но в ДТП мы все же по­па­ли – вре­за­лись в де­ре­во, рос­шее на обо­чине...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.