Под мас­кой неудач­ни­цы

За пят­на­дцать лет, про­шед­ших по­сле окон­ча­ния шко­лы, я не бы­ла ни на од­ной встре­че вы­пуск­ни­ков. А на эту по­еха­ла...

Vdvojem - - Страсть И Желание -

Ве­тер тре­пал мне во­ло­сы и но­ро­вил за­драть ши­ро­кий по­дол вы­ход­но­го пла­тья. Еще и дождь, как на­зло, стал на­кра­пы­вать... Ту­фли, хоть и на вы­со­ком каб­лу­ке, но по­ши­тые из шку­ры мо­ло­до­го дер­ма­ти­на успе­ли на­те­реть во­дян­ки на пят­ках. К то­му же я опа­са­лась, что к то­му вре­ме­ни, как я до­шкан­ды­баю до ре­сто­ра­на, они мо­гут во­об­ще раз­ва­лить­ся (де­ше­вая рыб­ка — по­га­ная юш­ка). Ко­неч­но, сто­и­ло взять так­си, но от вок­за­ла до ре­сто­ра­на, где на­ши от- ме­ча­ли встре­чу вы­пуск­ни­ков, бы­ло все­го два квар­та­ла, и ни один из так­си­стов не за­хо­тел ме­ня вез­ти. ...В бан­кет­ном за­ле уже бы­ло че­ло­век пят­на­дцать од­но­класс­ни­ков. Оста­но­вив­шись на по­ро­ге, я про­ска­ни­ро­ва­ла взгля­дом при­сут­ству­ю­щих, но Гле­ба не уви­де­ла. Не­уже­ли Тань­ка об­ма­ну­ла? Пер­вым ме­ня за­ме­тил Гриш­ка Про­хо­рен­ко. За го­ды по­сле окон­ча­ния шко­лы он успел рас­те­рять ше­ве­лю­ру на ма­куш­ке и отрас­тить из­ряд­ное пив­ное брюш­ко, но, по­хо­же, остал­ся та­ким же ве­се­лым и ком­па­ней­ским, как и рань­ше. — Смот­ри­те, кто при­шел! — ра­дост­но за­во­пил он и ри­нул­ся мне на­встре­чу. Об­нял, по­хло­пал ла­до­ня­ми по спине и сде­лал «ком­пли­мент»: — Ку­зя, а ты со­всем не из­ме­ни­лась! Не­по­да­ле­ку о чем-то шеп­та­лись быв­шие со­пер­ни­цы за зва­ние пер­вой кра­са­ви­цы клас­са Ви­ка Бо­ро­вая и Оля Гринь­ко. Нетруд­но бы­ло до­га­дать­ся, о чем имен­но го­во­рят. На­вер­ня­ка сплет­ни­ча­ют том, что я как бы­ла блед­ной мо­лью, так ею и оста­лась. Но, вид­но, за­хо­те­ли в этом убе­дить­ся и по­до­шли бли­же.

— При­вет, Куз­не­цо­ва, — ска­за­ла Оля, скеп­ти­че­ски огля­ды­вая ме­ня с ног до го­ло­вы. — Ты где пят­на­дцать лет про­па­да­ла? — С ро­ди­те­ля­ми в Ки­ев пе­ре­еха­ла, — по­яс­ни­ла. — Так ты, ока­зы­ва­ет­ся, те­перь сто­лич­ная штуч­ка... — фырк­ну­ла Ви­ка. — А где ра­бо­та­ешь? — В стро­и­тель­ной фир­ме... — Се­кре­тут­кой? — Ну что ты, — хи­хик­ну­ла Гринь­ко. — Ди­ноч­ка у нас не та­кая. Она вы­со­ко­мо­раль­ная, по­это­му тру­дит­ся ли­бо ма­ля­ром-шту­ка­то­ром, ли­бо пли­точ­ни­цей-от­де­лоч­ни­цей. Тут они по­те­ря­ли ко мне ин­те­рес, по­то­му что в две­рях по­явил­ся Глеб По­лян­ский — моя пер­вая и по­ка един­ствен­ная лю­бовь. Я бы­ла влюб­ле­на в него с вось­мо­го клас­са, но толь­ко в кон­це один­на­дца­то­го он об­ра­тил на ме­ня вни­ма­ние. При­гла­сил в ки­но, сам на­про­сил­ся тан­це­вать со мной в па­ре вальс на по­след­нем звон­ке... Несколь­ко раз мы гу­ля­ли по го­ро­ду и да­же це­ло­ва­лись. А по­том па­пе пред­ло­жи­ли ра­бо­ту в сто­ли­це, на­ша се­мья про­да­ла квар­ти­ру и пе­ре­ха­ла. В 2001 го­ду у нас с Гле­бом еще не бы­ло мо­биль­ных, по­это­му ка­кое- то вре­мя пе­ре­пи­сы­ва­лись. Че­рез пол­го­да он вдруг пе­ре­стал пи­сать, я оби­де­лась и то­же пе­ре­ста­ла. А в 2004 вы­шла за­муж за со­ро­ка­лет­не­го биз­не­сме­на Иго­ря Сте­па­но­ва. Это был брак по рас­че­ту: мне нуж­ны бы­ли день­ги на ма­ми­ну опе­ра­цию (ей сроч­но по­на­до­би­лась пе­ре­сад­ка поч­ки), а мужу — скром­ная неис­пор­чен­ная де­вуш­ка «из на­ро­да», что­бы ро­ди­ла ему здо­ро­во­го на­след­ни­ка. Ма­му удач­но про­опе­ри­ро­ва­ли в Из­ра­и­ле, она вы­здо­ро­ве­ла и за­бы­ла о кош­ма­ре ге­мо­ди­а­ли­за. Но все пе­ре­жи­ва­ла, что я ра­ди нее вы­шла за­муж без люб­ви. Од­на­ко мы с Иго­рем нор­маль­но жи­ли и да­же успе­ли по­дру­жить­ся. Вот толь­ко ре­бен­ка я ро­дить ему не успе­ла, по­то­му что вско­ре он умер от об­шир­но­го ин­фарк­та. А две неде­ли на­зад ме­ня на­шла в соц­се­ти школь­ная по­дру­га Та­ня Ка­сат­ки­на и при­гла­си­ла на встре­чу вы­пуск­ни­ков. «По­лян­ский то­же обе­щал прий­ти. Кста­ти, он не­дав­но раз­вел­ся и сно­ва сво­бо­ден», — на­пи­са­ла она. Мне так за­хо­те­лось уви­деть Гле­ба, что я плю­ну­ла на все де­ла, ку­пи­ла би­лет на по­езд и по­еха­ла в род­ной го­род... ...Он очень об­ра­до­вал­ся, ко­гда уви­дел ме­ня. Мы немно­го по­тан­це- ва­ли, а по­том Глеб утя­нул ме­ня на ве­ран­ду — по­даль­ше от лю­бо­пыт­ных глаз быв­ших од­но­класс­ни­ков. Уеди­нить­ся не уда­лось: там ку­ри­ли Бо­ро­вая и Гринь­ко. — Ты Дин­ки­ны се­реж­ки ви­де­ла? — спро­си­ла Ви­ка. — Как ду­ма­ешь, это брюли­ки? — Ко­пе­еч­ная би­жу­те­рия, — фырк­ну­ла Оля. — От­ку­да у этой лу­зер­ши брил­ли­ан­ты! Ты ее пла­тье ви­де­ла? На­вер­ня­ка неде­лю по се­кон­дам рыс­ка­ла. А ту­фли в пе­ре­хо­де за 200 гри­вен ку­пи­ла! — Не об­ра­щай вни­ма­ния на этих дур! — шеп­нул Глеб. — Не бу­ду. — Да­вай сбе­жим от­сю­да. — Да­вай... Три ме­ся­ца спу­стя. — Это что — твой дом? — изум­лен­но при­свист­нул лю­би­мый. — Этот дом, а еще три ма­ши­ны, счет в бан­ке и стро­и­тель­ная ком­па­ния мне до­ста­лись в на­след­ство от му­жа. — Так ты оли­гарх­ша? А по­че­му рань­ше не го­во­ри­ла? Хо­те­ла про­ве­рить ис­крен­ность мо­их чувств? — Что-то вро­де, — улыб­ну­лась я. — Про­ве­ри­ла, убе­ди­лась и... да­вай боль­ше об этом не бу­дем!

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.