Бо­юсь се­бя

Я по­ни­ма­ла, что имен­но ме­ня при­вле­ка­ет в Лель­ке. Для нее не су­ще­ство­ва­ло сло­ва «нель­зя»...

Vdvojem - - Содержание -

Шле­пок был неожи­дан­ный и бес­це­ре­мон­ный – я обер­ну­лась, на­ме­ре­ва­ясь съез­дить шут­ни­ку по фи­зио­но­мии. – А я все ду­маю: ты это или не ты? – по­дру­га си­я­ла все­ми трид­ца­тью дву­мя. – Лель­ка!

Шле­пок был неожи­дан­ный и до­воль­но бес­це­ре­мон­ный — я рез­ко обер­ну­лась, на­ме­ре­ва­ясь съез­дить шут­ни­ку по фи­зио­но­мии. —А я все ду­маю: ты это или не ты? — си­я­ла она трид­ца­тью дву­мя зу­ба­ми. — Лель­ка! — я бро­си­лась на шею по­дру­ге, ко­то­рую не ви­де­ла с окон­ча­ния шко­лы. Мы, по­лу­раз­де­тые, сто­я­ли в раз­де­вал­ке фит­нес-клу­ба и тис­ка­ли друг друж­ку: «Как жи­вешь?», «Ка­ки­ми судь­ба­ми?» — во­про­сы сы­па­лись один за дру­гим. В шко­ле Лель­ка бы­ла не про­сто за­ка­дыч­ной по­дру­гой, она бы­ла мо­им alter ego, мо­ей тем­ной сто­ро­ной лу­ны, мо­и­ми скры­ты­ми ин­стинк­та­ми и тай­ны­ми же­ла­ни­я­ми. — Я бы на ва­шем ме­сте эту друж­бу не по­ощ­ря­ла, — пи­ли­ла класс­ная мою ма­му по­сле оче­ред­но­го на­ше­го «от­ры­ва». — Ок­са­на у вас де­воч­ка ти­хая. Звезд, ко­неч­но, с неба не хва­та­ет, но учит­ся непло­хо — у нее есть бу­ду­щее! А ка­кое бу­ду­щее у этой Оль­ги? — учи­тель­ни­ца за­ка­ты­ва­ла гла­за. — Мне во­об­ще непо­нят­но, что их свя­зы­ва­ет! — Мне то­же, — от­ве­ча­ла ро­ди­тель­ни­ца, по­ту­пив взгляд. Но что ме­ня свя­зы­ва­ет с Лель- кой, от­лич­но по­ни­ма­ла я — без­гра­нич­ная сво­бо­да, ко­то­рую ис­по­ве­до­ва­ла по­дру­га. Для нее не су­ще­ство­ва­ло слов «нет» или «нель­зя». По на­ту­ре экс­пе­ри­мен­та­тор, Лель­ка все долж­на бы­ла по­щу­пать соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми. Моя пер­вая си­га­ре­та вы­ку­ре­на с ней, пер­вая бу­тыл­ка рас­пи­та то­же с ней, о су­ще­ство­ва­нии нар­ко­ти­ков, пре­зер­ва­ти­вов, ЛГБТ-со­об­ществ, нецен­зур­ной лек­си­ки и да­же де­тей из про­бир­ки я то­же узна­ла от нее. Бу­дучи еще под­рост­ком, Оль­ка ту­со­ва­лась с во­ло­са­ты­ми дядь­ка­ми — ху­дож­ни­ка­ми и му­зы­кан­та­ми, ко­то­рые тас­ка­ли нас по вы­став­кам, за­кры­тым

вер­ни­са­жам и со­мни­тель­ным клу­бам, боль­ше на­по­ми­на­ю­щим при­то­ны. Оль­ка бы­ла го­ря­щим фа­ке­лом в мо­ей пра­виль­ной жиз­ни. По­это­му, встре­тив ее, я тут же да­ла во­лю дав­но за­бы­тым эмо­ци­ям. — Идем ко мне? — пред­ло­жи­ла Оль­ка, ко­гда мы на­ко­нец-то вы­шли из клу­ба. Я с ра­до­стью со­гла­си­лась: по­зво­ни­ла Юри­ку, му­жу, и пре­ду­пре­ди­ла, что бу­ду позд­но. Оля жи­ла в неболь­шой квар­тир­ке в «ти­хом» цен­тре. Боль­шую часть един­ствен­ной ком­на­ты за­ни­ма­ла рос­кош­ная кро­вать. — От му­жа до­ста­лась, — по­хва­ста­лась она. — Раз­ве­лись… с детьми не успе­ли, — до­ба­ви­ла, пред­вос­хи­щая мои во­про­сы. Мы развалились на этой кро­ва­ти и, по­пи­вая ви­но, уда­ри­лись в вос­по­ми­на­ния. От вина и Лель­ки­ных флю­и­дов ме­ня раз­вез­ло: я ста­ла жа­ло­вать­ся по­дру­ге на жизнь, ску­ко­ти­щу се­мей­ных от­но­ше­ний и тух­лые пер­спек­ти­вы. — За­ве­ди лю­бов­ни­ка, — по­жа­ла пле­ча­ми Лель­ка, раз­ми­ная паль­ца­ми си­га­ре­ту и на­би­вая ее трав­кой, — или лю­бов­ни­цу. Я рас­сме­я­лась в от­вет. — Че­го сме­ешь­ся? Ты ведь на­вер­ня­ка да­же не про­бо­ва­ла и не пред­став­ля­ешь, как это бы­ва­ет. Лель­ка рас­ку­ри­ла ко­сяк, на­кло­ни­лась и вы­пу­сти­ла дым мне в ли­цо. — Позд­но, мне по­ра, — я по­пы­та­лась под­нять­ся. — Те­бе луч­ше остать­ся. Она да­же не смот­ре­ла на ме­ня, но я не мог­ла про­ти­вить­ся ее во­ле. Так бы­ло все­гда, и те­перь я то­же по­слуш­но рух­ну­ла об­рат­но на кро­вать. — Дей­стви­тель­но, позд­но. Бу­дем спать? — она по­до­дви­ну­лась бли­же. — Да­вай по­мо­гу, — и Оль­га ста­ла ре­ши­тель­но стя­ги­вать с ме­ня одеж­ду. …То ли от ал­ко­го­ля, то ли от бес­ну­ю­щих­ся на сте­нах и по­тол­ке те­ней у ме­ня кру­жи­лась го­ло­ва. Оль­ки­ны ру­ки вни­ма­тель­но и неж­но изу­ча­ли мое те­ло. Бы­ло страш­но и нем­но­го стыд­но. Я знала, что нуж­но оста­но­вить это, но не бы­ло сил от­толк­нуть ее: «Еще чу­точ­ку… Все рав­но ведь ни­кто не узна­ет», — ду­ма­ла я, из­ви­ва­ясь от ласк по­дру­ги. — Ни­кто не узна­ет, — под­хва­ти­ла она мои мыс­ли, — рас­слабь­ся… Она кос­ну­лась языком мо­е­го уха, по­ще­ко­та­ла впа­дин­ку на шее, по­мас­си­ро­ва­ла гру­ди, а за­тем, впив­шись в гу­бы дол­гим, глу­бо­ким по­це­лу­ем, осто­рож­но раз­дви­ну­ла мои но­ги… Я прос­ну­лась от яр­ко­го солн­ца, бив­ше­го в гла­за из рас­пах­ну­то­го ок­на. Лель­ка спа­ла ря­дом, при­жав­шись го­ря­чим го­лым жи­во­том и за­бро­сив на ме­ня од­ну но­гу. От осо­зна­ния слу­чив­ше­го­ся ме­ня за­тряс­ло. Я вспом­ни­ла про Юри­ка, по­пы­та­лась вы­сво­бо­дить­ся. Оль­га про­ве­ла ла­до­нью по мо­ей спине, про­су­ну­ла ру­ку мне меж­ду ног и, до­тя­нув­шись до лоб­ка, ста­ла лас­кать ме­ня. — Нет! — вскрик­ну­ла я, вска­ки­вая на ко­ле­ни. Лель­ка ле­жа­ла на спине, бес­стыд­но раз­бро­сав но­ги и бу­ра­вя ме­ня взгля­дом; она при­под­ня­лась на лок­те и по­тя­ну­лась ко мне рас­пух­ши­ми, ис­ку­сан­ны­ми гу­ба­ми. — Нет… — про­шеп­та­ла я, впи­ва­ясь в них глу­бо­ким, дол­гим по­це­лу­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.