Cе­рьез­ные на­ме­ре­ния

Он ка­зал­ся мне иде­а­лом: за каж­дое ска­зан­ное сло­во, за каж­дый по­сту­пок мыс­лен­но ста­ви­ла ему плю­сик. Как же я оши­ба­лась...

Vdvojem - - Содержание -

Раз­ве я пред­по­ла­га­ла, что со мной мо­жет та­кое слу­чить­ся? Ко­неч­но, нет, и в мыс­лях не бы­ло! Тем не ме­нее ни о чем не жа­лею. На­вер­но, мне необ­хо­ди­мо бы­ло при­об­ре­сти этот горь­кий опыт, что­бы ра­до­вать­ся то­му, что поз­же по­да­ри­ла судь­ба. Ме­ня все­гда счи­та­ли ве­зу­чей, и я са­ма бы­ла то­го же мне­ния. Дей­стви­тель­но, все в жиз­ни по­лу­ча­лось так, как за­ду­ма­но. Гимназия — с зо­ло­той ме­да­лью, уни­вер — с крас­ным ди­пло­мом. И ра­бо­ту ис­ка­ла все­го ме­сяц, а на­шла та­кую, что все по­дру­ги об­за­ви­до­ва­лись. И на­чаль­ник нор­маль­ный, и кол­лек­тив от­лич­ный, и зар­пла­та та­кая, что из ком­на­ты в коммуналке, ко­то­рую сни­ма­ла с быв­шей од­но­каш­ни­цей, я смог­ла пе­ре­брать­ся в квар­ти­ру с от­лич­ным ре­мон­том. Не жизнь, а сплош­ная бе­лая по­ло­са! А в два­дцать шесть эта по­ло­са ста­ла пря­мо-та­ки осле­пи­тель­но-бе­лой — я по­зна­ко­ми­лась с Ан­то­ном. До него, ко­неч­но, встре­ча­лась с пар­ня­ми, но не один не до­тя­ги­вал до идеала, в каж­дом бы­ла ка­кая-то «чер­во­то­чин­ка». У од­но­го чув­ство юмо­ра хро­ма­ет, у дру­го­го на пер­вом плане хоб­би, тре­тий ску­по­ват. У Ан­то­на недо­стат­ков не бы­ло. За каж­дую про­из­не­сен­ную им фра­зу, лю­бой со­вер­шен­ный по­сту­пок я мыс­лен­но вы­став­ля­ла пар­ню плю­сик. Все­го за пол­то­ра ме­ся­ца этих плю­си­ков на­ко­пи­лось так мно­го, что я без ма­лей­ших ко­ле­ба­ний от­ве­ти­ла со­гла­си­ем на его пред­ло­же­ние жить вме­сте и пе­ре­еха­ла к лю­би­мо­му. У него бы­ла соб­ствен­ная квартира, ко­то­рую он по­лу­чил в на­след­ство от тет­ки. Прав­да, жи­лье ока­за­лось до­воль­но за­пу­щен­ным. Ан­тон по­чув­ство­вал, что мне неуют­но в его хо­ло­стяц­кой бер­ло­ге, и стал оправ­ды­вать­ся: — Дав­но хо­тел при­ве­сти ее в по­ря­док, но зна­ешь, как бы­ва­ет: то вре­ме­ни нет, то де­нег… А сей­час — ни то­го, ни дру­го­го, — за­кон­чил он ви­но­ва­то. — Не воз­ра­жа­ешь, ес­ли я са­ма зай­мусь этим? У ме­ня есть на сче­ту нем­но­го де­нег. На ка­пи­таль­ный ре­монт за­ма­хи­вать­ся не сто­ит, но на хо­ро­шую «кос­ме­ти­ку» долж­но хва­тить... — Ме­няй все, что хо­чешь, — улыб­нул­ся Ан­тон и до­ба­вил слег­ка па­фос­но: — Мой дом — твой дом. То­гда мне и в го­ло­ву не при­хо­ди­ло, что меж­ду на­ми мо­жет что-то из­ме­нить­ся. Ну, в са­мом де­ле, это же так есте­ствен­но: ес­ли па­рень пред­ла­га­ет де­вуш­ке жить под од­ной кры­шей, значит, у него се­рьез­ные на­ме­ре­ния. Мы сде­ла­ли непло­хой ре­монт, а на оста­ток мо­их сбе­ре­же­ний укра­си­ли на­ше гнез­дыш­ко но­вы­ми све­тиль­ни­ка­ми, што­ра­ми, рас­те­ни­я­ми, вся­ки­ми уют­ны­ми без­де­луш­ка­ми. Жи­ли с Ан­то­ном в граж­дан­ском бра­ке, что очень не нра­ви­лось мо­ей ма­ме. Она это­го не скры­ва­ла. — До­чень­ка, не хо­чу вме­ши­вать­ся в твою жизнь, но, мо­жет, вы все-та­ки по­же­ни­тесь? Не хо­ти­те сва­дьбу — бог с ней. Хоть про­сто рас­пи­ши­тесь, а? — Мам, ка­кая раз­ни­ца? — Мне так хо­чет­ся, что­бы все бы­ло по-люд­ски... — на­ста­и­ва­ла она. — Все­му свое вре­мя, — от­ве­ча­ла я с по­ис­ти­не сто­и­че­ским спо­кой­стви­ем. — Штамп в пас­пор­те для сча­стья не глав­ное... — Это те­бе толь­ко так ка­жет­ся. А на са­мом де­ле... — А те­тя Оля и дя­дя Ми­ша? — па­ри­ро­ва­ла я. — Трид­цать лет не рас­пи­са­ны, и ни­че­го. Живут ду­ша в ду­шу, дво­их де­тей вы­рас­ти­ли, те­перь вну­ков нян­чат... — Да, — со вздо­хом со­гла­ша­лась ма­ма с мо­им же­лез­ным ар­гу­мен­том, но тут же сно­ва шла в ата­ку: — Оля и Ми­ха­ил — то са­мое ис­клю­че­ние, ко­то­рое толь­ко под­твер­жда­ет пра­ви­ло. А на са­мом де­ле офор­мить от­но­ше­ния со­всем нелишне. Это нуж­но преж­де все­го жен­щине. Я по­ни­маю, ты сей­час влюб­ле­на, смот­ришь на мир и на сво­е­го Ан­то­на сквозь ро­зо­вые оч­ки. Но по­верь, до­чень­ка, в жиз­ни бы­ва­ют си­ту­а­ции... Вся­кое мо­жет слу­чить­ся! — Ма­му­ля, ну что ты го­во­ришь? Что мо­жет слу­чить­ся?! Мы лю­бим друг

дру­га, нам хо­ро­шо вме­сте. Ты все­гда все пре­уве­ли­чи­ва­ешь, все ви­дишь в чер­ном цве­те! Ан­тон ни­ко­гда ме­ня не оби­дит, ес­ли это име­ешь в ви­ду... — Ох, Анеч­ка, мо­ло­дая ты еще, жиз­ни со­всем не зна­ешь, — со­кру­шен­но ка­ча­ла го­ло­вой ма­ма. Я не лю­би­ла, ко­гда она за­во­ди­ла раз­го­вор на эту те­му, ме­ня раз­дра­жал ее пес­си­мизм. Толь­ко го­раз­до поз­же по­ня­ла, что это был не пес­си­мизм, а жиз­нен­ный опыт. Мне бы при­слу­шать­ся к ма­те­рин­ским со­ве­там, не от­ма­хи­вать­ся от них. Мо­ло­дая бы­ла, глу­пая. Счи­та­ла, что ни в чьих под­сказ­ках не нуж­да­юсь и во­об­ще все знаю луч­ше всех. Несколь­ко раз да­же со­зна­тель­но на­гру­би­ла ма­ме, что­бы оста­ви­ла ме­ня в по­кое. Но она, про­гло­тив оче­ред­ную обиду, про­дол­жа­ла ме­ня уго­ва­ри­вать: — А ес­ли за­бе­ре­ме­не­ешь и ро­дит­ся ре­бе­нок? Хо­чешь, что­бы у него в гра­фе «отец» про­черк сто­ял? — Мы по­ка не со­би­ра­ем­ся за­во­дить де­тей. И де­ло во­все не в Ан­тоне, я са­ма не го­то­ва. Хо­чу еще несколь­ко лет по­жить для се­бя, за­нять­ся ка­рье­рой, по­смот­реть мир... — Ну а ес­ли все-та­ки вдруг за­бе­ре­ме­не­ешь... — Мам, ка­кое «вдруг»? — по­вы­ша­ла я го­лос, окон­ча­тель­но по­те­ряв тер­пе­ние. — Мы ведь не в сред­ние ве­ка жи­вем и да­же не во вре­ме­на тво­ей мо­ло­до­сти. Сей­час зна­ешь ка­кие на­деж­ные сред­ства кон­тра­цеп­ции? Так что раз­ные «вдруг» со­вер­шен­но ис­клю­че­ны! Чест­но признать­ся, ко­гда я с та­ким во­оду­шев­ле­ни­ем го­во­ри­ла о ка­рье­ре, пу­те­ше­стви­ях и жиз­ни «для се­бя», то это бы­ли не со­всем мои сло­ва. Про­сто об этом несколь­ко раз го­во­рил Ан­тон, ая с ним вро­де бы со­гла­ша­лась. Вро­де бы, по­то­му что в глу­бине ду­ши бы­ла со­всем не прочь со­здать насто­я­щую се­мью и ро­дить ре­бен­ка. Но лю­би­мый недву­смыс­лен­но дал по­нять, что брак и де­ти не вхо­дят в его бли­жай­шие пла­ны. Сна­ча­ла он хо­чет на­сла­дить­ся жиз­нью, а уж по­том... В кон­це кон­цов ма­ма пе­ре­ста­ла ме­ня до­ста­вать. Не то что­бы мне уда­ло уда­лось убе­дить ее в сво­ей право­те, прост про­сто сми­ри­лась с си­ту­а­ци­ей: — Де­лай как зна­ешь, но не го­вор го­во­ри, что я те­бя не пре­ду­пре­жда­ла... — Ма­му­ля, вот уви­дишь, у ме­ня все бу­дет за­ме­ча­тель­но! — По­жи­вем — уви­дим... На ра­бо­те де­ла шли пре­вос­ход­но пре­вос­ход­но: я по­лу­чи­ла очередное по­вы­ше­ни по­вы­ше­ние и ста­ла за­ра­ба­ты­вать еще боль­ше боль­ше. Прав­да, те­перь про­во­ди­ла с Ан­то Ан­то­ном мень­ше вре­ме­ни, од­на­ко он не жа жа­ло­вал­ся и не оби­жал­ся. Мой лю­бим лю­би­мый! Он го­во­рил, что все в по­ряд­ке, чт что по­ни­ма­ет и одоб­ря­ет мое же­ла­ни же­ла­ние сде­лать ка­рье­ру, по­то­му что день день­ги и по­ло­же­ние в об­ще­стве — это очень важ­но. Мне ка­за­лось, ни­кто и ни­что не смо­жет раз­ру­шить мое сча­стье. Ка­за­лось... Од­на­ж­ды на ра­бо­те я по­чув­ство­ва­ла се­бя пло­хо. За­кру­жи­лась го­ло­ва, по­тем­не­ло в гла­зах. Сна­ча­ла ре­ши­ла, что это от уста­ло­сти или про­бле­мы с со­су­да­ми. К вра­чу не по­шла, по­то­му что недо­мо­га­ние быст­ро про­шло. Но че­рез несколь­ко дней, прос­нув­шись утром, ощу­ти­ла силь­ную тош­но­ту. И сно­ва не при­да­ла это­му зна­че­ния — по­ду­ма­ла, что чем-то отра­ви­лась. Вы­пи­ла ак­ти­ви­ро­ван­ный уголь, и все вско­ре про­шло. Но ко­гда на сле­ду­ю­щий день от за­па­ха бен­зи­на у ме­ня на­ча­лась рво­та, за­по­до­зри­ла нелад­ное. Неуже­ли залетела? Но ведь я по­сто­ян­но при­ни­ма­ла про­ти­во­за­ча­точ­ные таб­лет­ки! Или не по­сто­ян­но? По-мо­е­му, как-то раз из-за ав­ра­ла на ра­бо­те за­бы­ла при­нять во­вре­мя. Или да­же два ра­за... Но не мо­жет же из-за то­го, что я про­пу­сти­ла два дня, да и то не под­ряд, на­сту­пить бе­ре­мен­ность? Ведь ор­га­низ­му нуж­но вре­мя, что­бы пе­ре­стро­ить­ся... Или все-та­ки мо­жет? По­сле ра­бо­ты за­шла в ап­те­ку за те­стом на бе­ре­мен­ность. При­бе­жа­ла до­мой, за­пер­лась в ван­ной. Гос­по­ди, две по­лос­ки! Смот­ре­ла на тест и не знала, пла­кать или сме­ять­ся. Ко­гда про­шел пер­вый шок, ощу­ти­ла страх и ра­дость. Вот уж не ду­ма­ла, что че­ло­век мо­жет од­но­вре­мен­но ис­пы­ты­вать та­кие вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щие чув­ства! На­вер­ное, так бы­ва­ет толь­ко у бе­ре­мен­ных. Я си­де­ла на кра­еш­ке ван­ны и пред­став­ля­ла: гу­ляю в скве­ре с яр­кой ко­ляс­кой, про­во­жу с ма­лы­шом ле­то на да­че, мы от­ме­ча­ем его дни рож­де­ния... Так раз­меч­та­лась, что да­же не услы­ша­ла, как Ан­тон при­шел до­мой. Оч­ну­лась, толь­ко ко­гда он за­ба­ра­ба­нил в дверь ван­ной: — Анют­ка, ты ку­па­ешь­ся? От­крой, мне ру­ки вы­мыть нуж­но!

Он сра­зу уви­дел: что-то не так. — Ты по ка­ко­му по­во­ду си­я­ешь, как но­вый са­мо­вар? Пре­мию да­ли? — Не уга­дал... Вто­рая по­пыт­ка... — Шеф по­хва­лил пе­ред стро­ем? — Сно­ва ми­мо. — Тря­поч­ку но­вую ку­пи­ла? Да­вай, хва­стай­ся, и об­мо­ем об­нов­ку... — па­рень об­нял ме­ня и при­влек к се­бе. — У нас ма­лень­кий бу­дет... — Что? Что ты ска­за­ла?! — Я бе­ре­мен­на... Ан­тон рез­ко от­стра­нил ме­ня: — Ка­ко­го чер­та?! Ведь мы до­го­ва­ри­ва­лись: ни­ка­ких мла­ден­цев! Ду­ма­ешь, я не по­ни­маю, зачем ты это сде­ла­ла? — он по­чти кри­чал с пе­ре­ко­шен­ным от зло­сти ли­цом. — Зачем? — ото­ро­пе­ла я. — Что­бы же­нить ме­ня на се­бе! Не бу­дет это­го, по­ня­ла?! Ес­ли за­хо­чу же­нить­ся, то это бу­дет мое ре­ше­ние. Толь­ко мое, так что мо­жешь не шан­та­жи­ро­вать сво­ей бе­ре­мен­но­стью! А мо­жет, ты во­об­ще все при­ду­ма­ла, что­бы за­та­щить ме­ня в загс?! — воз­люб­лен­ный уже прак­ти­че­ски не вла­дел со­бой, мне по­ка­за­лось, что еще нем­но­го — и он уда­рит ме­ня. Раз­ве бы­ва­ет, что­бы че­ло­век так ра­зи­тель­но из­ме­нил­ся все­го за ми­ну­ту? Раз­ве это тот муж­чи­на, ко­то­ро­му за год на­ше­го зна­ком­ства я не вы­ста­ви­ла ни од­но­го ми­ну­са? — Я не хо­чу ни­ка­ко­го ре­бен­ка! — про­дол­жал бес­но­вать­ся Ан­тон. — Из­бавь­ся от него! Зав­тра же!!! Ка­кое про­стое ре­ше­ние... Про­сто убить ма­лы­ша, ко­то­ро­му я мыс­лен­но уже по­до­бра­ла ко­ляс­ку, ко­то­ро­го ка­та­ла на ка­че­лях и учи­ла пла­вать, ко­то­ро­му успе­ла в меч­тах от­празд­но­вать несколь­ко дней рож­де­ния. Ма­лы­ша со свет­лы­ми и мяг­ки­ми, как пух, во­ло­си­ка­ми и лю­бо­пыт­ны­ми се­ры­ми гла­зен­ка­ми... Мо­жет быть, еще час на­зад, лишь уви­дев вто­рую по­лос­ку на те­сте, я и смог­ла бы ре­шить­ся на аборт, но те­перь... Лю­бовь к муж­чине по­рой при­хо­дит не сра­зу, но по­лю­бить ре­бен­ка, ко­то­рый уже жи­вет в те­бе... для это­го бы­ва­ет до­ста­точ­но все­го несколь­ких ми­нут. — Это невоз­мож­но, — про­шеп­та­ла я. — То­гда вы­ме­тай­ся из мо­е­го до­ма! — Ан­тон по­крыл­ся баг­ро­вы­ми пят­на­ми, его гла­за на­ли­лись кро­вью. Я пред­при­ня­ла по­след­нюю по­пыт­ку его об­ра­зу­мить: — Вы­пей во­ды, и да­вай по­го­во­рим спо­кой­но. Ты пре­крас­но зна­ешь, что я не пла­ни­ро­ва­ла эту бе­ре­мен­ность... — я изо всех сил ста­ра­лась, что­бы го­лос зву­чал ров­но, — и даю чест­ное сло­во, что все по­лу­чи­лось слу­чай­но. Но уж раз так вы­шло... — Я ска­зал, убирайся! — рявк­нул Ан­тон и, схва­тив ме­ня за пле­чи, по­та­щил в при­хо­жую. У са­мой две­ри опом­нил­ся, от­пу­стил, бурк­нул, гля­дя в сто­ро­ну: —Я к Сте­па­ну. Вернусь ча­са че­рез три. Что­бы к мо­е­му при­хо­ду тво­е­го ду­ху здесь не бы­ло. По­нят­но? — хлоп­нул две­рью так, что за­зве­не­ли стек­ла в ок­нах. За­хле­бы­ва­ясь сле­за­ми, я по­шла со­би­рать свои ве­щи. Вы­зва­ла так­си. — Ку­да едем? — спро­сил во­ди­тель. И вправ­ду, ку­да? К ма­ме? Мож­но, ко­неч­но, но ведь сра­зу нач­нет­ся: а я го­во­ри­ла, я пре­ду­пре­жда­ла... Раз­го­во­ра с ней, ко­неч­но, не из­бе­жать, но пусть он слу­чит­ся не се­год­ня. На­бра­ла но­мер по­дру­ги. — Ри­ту­ся, мож­но я к те­бе сей­час при­еду? Да, слу­чи­лось... Нет, не мо­гу... В двух сло­вах тем бо­лее. Все рас­ска­жу при встре­че. Ри­та дол­го не мог­ла по­ве­рить в то, что слу­чи­лось, ду­ма­ла, это про­сто глу­пая шут­ка, а ко­гда на­ко­нец по­ве­ри­ла, вы­ска­за­ла все, что ду­ма­ет о мо­ем несо­сто­яв­шем­ся же­ни­хе: — Гад! Сво­лочь! По­до­нок!!! И как та­ких толь­ко зем­ля но­сит? А ты не жа­лей об этом коз­ле... Я жа­ле­ла. Вспо­ми­на­ла счаст­ли­вый год, про­жи­тый с Ан­то­ном, и ры­да­ла на­взрыд. Ну по­че­му он так по­сту­пил со мной? Ведь я не из­ме­ни­ла, не пре­да­ла — про­сто ре­ши­ла ро­дить ре­бен­ка. Пусть неза­пла­ни­ро­ван­но­го, но ведь на­ше­го! Раз­ве это пре­ступ­ле­ние? — Аня, ты ме­ня слы­шишь? — Что? — встре­пе­ну­лась я. — Го­во­рю, у ме­ня есть один знакомый, очень хо­ро­ший ад­во­кат. — Зачем? — всхлип­ну­ла я. — Мы ведь не же­на­ты, значит, не бу­дет ни раз­во­да, ни раз­де­ла иму­ще­ства... — Зд­расте! А ре­монт в его бер­ло­ге? А но­вый хо­ло­диль­ник? А все эти што­ры-люст­ры-по­кры­ва­ла? Это же на твои день­ги сде­ла­но-куп­ле­но? Вот пусть и от­даст все до ко­пе­еч­ки! Пи­ши за­яв­ле­ние в суд, я пой­ду сви­де­те­лем! Я вдруг успо­ко­и­лась. Пра­виль­но го­во­ри­ла моя ба­буш­ка: все, что ни де­ла­ет­ся, — к лучшему. Се­год­ня Ан­тон по­ка­зал свое ис­тин­ное ли­цо, так что да­же хо­ро­шо, что мы не успе­ли по­же­нить­ся. Я вы­тер­ла на­су­хо гла­за и ска­за­ла твер­до: — Ни­ка­ко­го ис­ка пи­сать не бу­ду. Бу­дем счи­тать, что ре­монт и хо­ло­диль­ник — моя пла­та за него... — я неж­но по­гла­ди­ла свой еще плос­кий живот и до­ба­ви­ла сры­ва­ю­щим­ся от иду­щей из са­мых глу­бин неж­но­сти го­ло­сом: — Хо­ро­ший мой... Ни­че­го не бой­ся... Вот уви­дишь, ма­ма ни­ко­гда не даст те­бя в обиду! У нас все бу­дет хо­ро­шо. Ри­ту­ся взгля­ну­ла ис­пу­ган­но, вид­но, по­ду­ма­ла, что у ме­ня на из-за стрес­са слу­чи­лось по­ме­ша­тель­ство. Но по­том уви­де­ла мою ру­ку, ле­жа­щую на жи­во­те, и по­ни­ма­ю­ще улыб­ну­лась: — Точ­но, ма­лый, не дрейфь! С па­па­шей не по­вез­ло, за­то с та­кой мам­кой не про­па­дешь! Мо­е­му Олеж­ке уже по­чти два го­да. Он — мое сол­ныш­ко, моя ра­дость, но те­перь уже не един­ствен­ный муж­чи­на в мо­ей жиз­ни. Пять ме­ся­цев на­зад я по­зна­ко­ми­лась с за­ме­ча­тель­ным пар­нем, ко­то­рый ис­кренне любит ме­ня, а к Олеж­ке от­но­сит­ся, как к род­но­му сы­ну. Че­рез неде­лю у нас с Ан­дрю­шей сва­дьба. А Ан­тон... До ме­ня до­шли слу­хи, что он сей­час жи­вет в граж­дан­ском бра­ке с немо­ло­дой, но очень бо­га­той жен­щи­ной. За все это вре­мя он ни ра­зу не по­зво­нил, не по­ин­те­ре­со­вал­ся сво­им ребенком, не го­во­ря уже о ма­те­ри­аль­ной по­мо­щи. Ну что ж... Каж­дый сам вы­би­ра­ет свою до­ро­гу.

Мо­е­му Олеж­ке уже по­чти два го­да. Он – мое сча­стье, моя ра­дость, но уже не един­ствен­ный муж­чи­на в мо­ей жиз­ни...

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.