ПРИНЦ и быв­ший

Ой, де­воч­ки, ка­ких толь­ко глу­по­стей мы ни де­ла­ем, ко­гда речь идет о на­ших быв­ших! Я вот, к при­ме­ру, пы­та­ясь по­нять, что про­ис­хо­дит, сло­ма­ла но­гу...

Vdvojem - - Дорога Любви -

Ко­гда дру­зья или род­ствен­ни­ки про­сят рас­ска­зать, как на­ча­лась на­ша ис­то­рия с Па­шей, я ча­ще все­го при­бе­гаю к нехит­ро­му при­е­му, из­вест­но­му всем еще со школь­ной пар­ты, и уда­ля­юсь в сор­тир. На­де­ясь, ко­неч­но, на то, что за вре­мя мо­е­го там пре­бы­ва­ния у спра­ши­ва­ю­ще­го от­ши­бет па­мять и он боль­ше не за­даст мне этот во­прос. По­то­му что на­ша ис­то­рия с Па­шей на­ча­лась, соб­ствен­но го­во­ря, во­все не с Па­ши, как мо­жет по­ка­зать­ся неопыт­но­му че­ло­ве­ку, а с Иго­ря, мо­е­го экс-бой­френ­да, и из­люб­лен­но­го дам­ско­го ба­лов­ства — из­вле­че­ния ске­ле­тов из бу­фе­тов. Как из­вест­но, пра­виль­но вы­су­шен­ные тру­пы не пах­нут. Про­шед­шее вре­мя сти­ра­ет разо­ча­ро­ва­ние от скан­да­лов по по­во­ду немы­той по­су­ды, невы­не­сен­ных му­сор­ных ве­дер и дру­гих про­яв­ле­ний былой люб­ви. По­сле опре­де­лен­ной кон­сер­ва­ции да­же самые него­дя­щие быв­шие ста­но­вят­ся пре­крас­ны­ми ры­ца­ря­ми, ко­то­рых не грех иной раз вы­та­щить из шка­пи­ка, по­лю­бо­вать­ся-по­тос­ко­вать, а по­рой и под­ки­нуть в угас­шее пла­мя былой стра­сти па­ру вос­по­ми­на­ний о том, «как же бы­ло хо­ро­шо!». Что лю­бо­пыт­но, про­гресс иг­ра­ет нам на ру­ку. Так, на­при­мер, на­шим ба­буш­кам при­хо­ди­лось до­воль­ство­вать­ся пач­ка­ми пи­сем, крест-на­крест пе­ре­вя­зан­ны­ми алой лен­точ­кой. С од­ной сто­ро­ны — безум­но ро­ман­тич­но, а с дру­гой — аб­со­лют­но бес­по­лез­но: для на­сто­я­ще­го ожив­ле­ния тру­пов тре­бу­ет­ся нечто боль­шее, чем про­стые пи­суль­ки. Непло­хо по­мо­га­ет Ин­тер­нет. За­шла на стра­нич­ку быв­ше­го, уви­де­ла, что у его те­пе­реш­ней пас­сии нос крюч­ком и бо­ка вы­пи­ра­ют, — и спишь спо­кой­но. Но ино­гда мы за­бы­ва­ем о том, что с тру­па­ми луч­ше не шу­тить. — Юль­ка, ты, что ли? — тет­ка в тем­ных оч­ках и с па­ке­та­ми из су­пер­мар­ке­та в обе­их ру­ках оста­но­ви­лась по­сре­ди до­ро­ги. — На­вер­ное, — неуве­рен­но про­бле­я­ла я, не узна­вая в тет­ке ни од­ну из сво­их при­я­тель­ниц. — Не при­зна­ла? — до­га­да­лась она и сня­ла оч­ки. — Это я, Ри­та, мой муж ра­бо­та­ет вме­сте с... кхм, тво­им

Иго­рем. Сто лет те­бя не ви­де­ла! По де­лам здесь или в го­сти? «Здесь» — озна­ча­ло в рай­оне, где мы ко­гда-то жи­ли с Иго­рем вме­сте, а те­перь он оби­тал вме­сте со сво­ей ны­неш­ней. Ри­та, ко­неч­но же, бы­ла пре­крас­но осве­дом­ле­на о том, что мы разъ­е­ха­лись по­чти пол­го­да на­зад, и до­га­ды­ва­лась, что за­не­сти в эту ды­ру не жи­ву­ще­го здесь че­ло­ве­ка мо­жет лишь по несколь­ким при­чи­нам. И од­на из них — шпи­о­наж за быв­шим. — По де­лам, — со­вра­ла я, ста­ра­тель­но от­во­дя взгляд. — У те­бя как де­ла-то? Все в по­ряд­ке? Ну хо­ро­шо, я по­бе­жа­ла, на марш­рут­ку опаз­ды­ваю. И под удив­лен­ным взгля­дом Ри­ты уска­ка­ла вдаль. Стыд­но при­зна­вать­ся, но факт: спу­стя пол­го­да по­сле рас­ста­ва­ния ме­ня за­про­сто мог­ло за­не­сти на окра­и­ну го­ро­да с тем, что­бы по­смот­реть на те самые ко­рич­не­вые што­ры, ко­то­рые я ве­ша­ла со­всем недав­но. И уж та­кая жиз­нен­ная неспра­вед­ли­вость ви­де­лась мне в этих што­рах — сло­ва­ми не пе­ре­дать. Од­на­ж­ды за­хо­те­лось по­смот­реть, что там про­ис­хо­дит, за эти­ми са­мы­ми што­ра­ми, и я по­лез­ла че­рез па­ли­сад­ник к ок­ну — бла­го рас­по­ла­га­лось оно на пер­вом эта­же. И в этот са­мый мо­мент слу­чи­лось страш­ное. — Черт, — про­хри­пе­ла я, схва­тив­шись за ло­дыж­ку, ко­то­рую прон­зи­ла ост­рая боль. За што­ра­ми ше­вель­ну­лась тень: ви­ди­мо, про­хри­пе­ла я до­воль­но гром­ко.

Боль­ше все­го на све­те бо­ясь ббыть быть за­ме­чен­нойй за­ме­чен­ной на ме­сте пре­ступ­ле­ния, я быст­ро по­ко­вы­ля­ла к до­ро­ге, за­быв про боль. Но спу­стя мет­ров де­сять по­ня­ла по­ня­ла, что до оста­нов­ки не дой­ду. — Под­ве­зи­те до цен­тра, — по­про­си­ла во­ди­те­ля, пой­мав ма­ши­ну. — Са­ди­тесь, — кив­нул тот и спро­сил, за­ме­тив, что я ед­ва хо­жу. — Что с но­гой? — Вы­вих­ну­ла, ка­жет­ся... — То­гда вам не в центр на­до, а в боль­ни­цу! Ну или как ми­ни­мум до­мой. —Я и жи­ву в цен­тре, — про­вор­ча­ла. — То­гда да­же бо­юсь спро­сить, что вы де­ла­ли столь позд­ним ве­че­ром в этой глу­ши, — усмех­нул­ся во­ди­тель. Я ис­ко­са взгля­ну­ла на него: па­рень чуть стар­ше ме­ня, при­ят­ный го­лос, мод­ная стриж­ка... — Ожив­ля­ла тру­пы, — при­зна­лась и, ко­гда он рас­хо­хо­тал­ся, объ­яс­ни­ла: — То есть за быв­шим шпи­о­ни­ла... Ес­ли кто ме­ня сей­час спро­сит, я и не ска­жу, зачем то­гда при­зна­лась ма­ло­зна­ко­мо­му пар­ню в том, что до сих пор стра­даю из-за рас­ста­ва­ния с Иго­рем. Ве­ро­ят­нее все­го, мне про­сто необ­хо­дим был мол­ча­ли­вым слу­ша­тель, ко­то­рый не осу­дит и не по­кру­тит паль­цем у вис­ка. — При­е­ха­ли, — со­об­щил во­ди­тель спу­стя ми­нут пят­на­дцать мо­их из­ли­я­ний. — Но это не мой дом, — ото­ро­пе­ла. — Это боль­ни­ца, тут есть травм­пункт. Вам на­до про­ве­рить но­гу. Я быв­ший спортс­мен и знаю, о чем го­во­рю. Он ока­зал­ся прав — де­жур­ный врач в при­ем­ной от­пра­вил ме­ня де­ла де­лать сни­мок и, по­смот­рев его, со­об со­об­щил, что в го­ле­ни име­ет­ся трещ тре­щи­на. Вы­шла я из боль­ни­цы уже по­чти но­чью, на ко­сты­лях иви в гип­се. —В— Вы тут? — опе­ши­ла, уви­дев сид си­дя­ще­го на ска­мей­ке во­ди­те­ля ма ма­ши­ны. — Ну да, — про­сто по­жал пл пле­ча­ми он. — Я же дол­жен бы­был был убе­дить убе­дить­ся, что с ва­ми в по­ря­яд­ке. ряд­ке. Ну чт что, те­перь до­мой? — Вы пря­я­мо пря­мо мой принц­сппа­си­тельь. спа­си­тель. — Мо­жет­те Мо­же­те зв звать ме­ня про­сто Па­ша, — улы улыб­нул­ся па­рень. По­сле по­осещ по­се­ще­ния травм­пунк­та дде­нег де­нег на то, что рас­счи­и­тать­ся рас­счи­тать­ся с Пав Пав­лом, у ме­ня не оста­ло­ось. оста­лось. И хо­оть хоть он вся­че­ски от­не­ки­валл­ся, ки­вал­ся, я на­сто­ял на­сто­я­ла на том, что­бы мы по­од­ня­лись под­ня­лись ко м мне, и я за­пла­ти­ла ему к как ми­ни­мум за бен­зин. — Уго­сти­ла бы вас ча­ем, но чая нет, — со­об­щи­ла, с на­деж­дой за­гля­ды­вая в шкаф­чи­ки. — И ко­фе то­же за­кон­чил­ся... — Ни­че­го, — Па­ша нелов­ко топ­тал­ся в при­хо­жей. — Спо­кой­ной но­чи, Юля. Вы­здо­рав­ли­вай­те! Он ушел, ия с со­жа­ле­ни­ем по­ня­ла, что да­же не спро­сил но­мер мо­е­го те­ле­фо­на. Ну и пра­виль­но, ко­му нуж­ны чок­ну­тые ду­ры, ла­за­ю­щие под ок­на­ми быв­ших... Но на сле­ду­ю­щий день ме­ня раз­бу­дил зво­нок в дверь. На по­ро­ге сто­ял Па­вел с па­ке­та­ми в ру­ках. — Тут чай, ко­фе и еще кое-ка­кие про­дук­ты, — с улыб­кой со­об­щил он. — Я по­ду­мал, что вам ведь те­перь по ма­га­зи­нам не очень удоб­но бу­дет хо­дить. — Ес­ли с вас про­дук­ты, то­гда с ме­ня — зав­трак, — пред­ло­жи­ла я. — И, мо­жет быть, пе­рей­дем уже на «ты»? Так в мо­ей жиз­ни по­явил­ся Паш­ка. И да, вся эта ис­то­рия на­ча­лась во­все не с него, но важ­но дру­гое — имен­но с его по­яв­ле­ни­ем в мо­ей жиз­ни на­ко­нец за­кон­чи­лась ис­то­рия с Иго­рем. От­важ­ный принц из­гнал из мо­ей жиз­ни быв­ше­го. От­сю­да мо­раль, де­воч­ки: ни­ко­гда не из­вле­кай­те из шка­фов ске­ле­ты сво­их ка­ва­ле­ров. А луч­ше во­все не хра­нить их там. Ведь ра­но или позд­но вас по­пу­стит. Прав­да, для это­го при­дет­ся по­нять, что за што­ра­ми ни­че­го не из­ме­ни­лось, и во­об­ще объ­ек­тив­но вспом­нить, как имен­но вам там бы­ло. И не об­ма­ны­вать се­бя.

те­бе за то, Гос­по­ди, спа­си­бо жиз­ни по­явил­ся что в мо­ей ме­ня быст­ро из­ба­вил Паш­ка! Он вос­по­ми­на ний... ненуж­ных от

Newspapers in Russian

Newspapers from Ukraine

© PressReader. All rights reserved.